Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Мобилизация в атомный век

Генерал в резерве М. ВЕРНУ

О СИСТЕМЕ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ МОБИЛИЗАЦИИ

Журнал НАТО «Ревю милитэр женераль» № 9. ноябрь 1958 года

(Général Marcel Vernoux «Pour un systeme de mobilisation horizontale», «Revue Militaire Générale» № 9, novembre 1958, рр. 477—489)

Последнее время иностранная военная пресса уделяет большое внимание вопросам мобилизации. Это объясняется прежде всего наличием ядерного оружия, на использовании которого западные страны, и в первую очередь американо-английские империалисты, строят расчеты по осуществлению своих агрессивных замыслов. По мнению иностранных военных специалистов, в современных условиях мобилизация людских и экономических ресурсов является одной из самых главных и основных проблем, от правильного решения которой зависит успех в будущей войне. При этом они учитывают, что применение ядерного оружия против стран социалистического лагеря вызовет немедленно ответные удары с его стороны, что может привести к срыву мероприятий по мобилизации в западных странах.

Поэтому наряду с содержанием в мирное время многочисленных регулярных вооруженных сил и расчетов на скрытое их развертывание значительное место в американской и западноевропейской печати отводится быстроте мобилизации как одному из условий успешного ее проведения

Автор публикуемого ниже сокращенного перевода статьи, основываясь на опыте французской армии, рассматривает вопрос о том, каким образом можно было бы в короткие сроки осуществить мобилизацию и обеспечить высокую боеспособность частей и соединений, сформированных с началом войны. Для достижения этой цели предлагается ввести во Франции так называемую «горизонтальную» систему мобилизации, которая предусматривает призыв, подготовку и формирование воинских частей по территориальному принципу, т. е. из военнообязанных, проживающих в районе радиусом не более 100 км. Такая система мобилизации, в противоположность экстерриториальной, позволит, по мнению автора, отмобилизовать войска в течение 1—2 суток, поскольку даже нарушение линий коммуникаций, неизбежное в условиях ядерной войны, не может воспрепятствовать быстрому сбору резервистов, проживающих в одном небольшом по размеру районе.

Заслуживает внимания тот факт, что автор, рассматривая проблему мобилизации с позиций реакционных правящих кругов Франции, неоднократно указывает на необходимость учитывать возможность срыва мобилизационных мероприятий вследствие выступлений революционных сил страны, которые он злобно именует подрывными действиями. Этот факт лишний раз говорит о слабости тыла империалистических государств.


* * *

Прогресс в развитии вооружений и изменения в тактике в настоящее время настолько велики, что люди поневоле пренебрегают вопросами личного состава и организации, без которых, однако, нельзя добиться успеха как в военной, так и в экономической областях.

Ни один из вопросов никогда не был настолько важным, как вопрос о мобилизации. Достаточно напомнить, что Франция проиграла войну 1870 года вследствие недостатков и неупорядоченности своей мобилизационной системы; она смогла оказать сопротивление в 1914 году потому, что закон о трехгодичном сроке действительной службы, облегчив мобилизацию, обеспечил своевременное создание необходимых соединений; французская армия в 1936—1939 годах развивалась в трудных условиях, так как ее система мобилизации противоречила здравому смыслу; наконец, в 1956 году понадобилось провести без предварительной подготовки частичную мобилизацию для того, чтобы усилить войска в Алжире.

Победа достигается не только мобилизацией: вооружение и моральный фактор, несомненно, играют в этом свою роль; однако моральный фактор (и это мы сейчас увидим) тесно связан с мобилизацией, а вооружение остается бесполезным, если оно не распределено между теми, кто его должен использовать.

Мы не думаем, что настало такое время, когда будущая война может вестись двумя лицами путем нажатия кнопок, что могло бы ликвидировать всякую необходимость в мобилизации. Достаточно сослаться на тот факт, что люди придают огромное значение потере нескольких литров бензина(1), чтобы понять, что мы еще далеки от тотальной кнопочной войны. Переход от мира к войне называется мобилизацией. Мобилизация будет необходима так же (если не больше) в атомный век, как она была необходимой в эпоху луков и копий.
_______________
1. Имеются в виду национализация Суэцкого канала египетским правительством в 1956 году и последовавшая вслед за нею англо-франко-израильская агрессия против Египта. — Ред.


Некоторые современные теоретики утверждают даже, что наличие мощных огневых средств не только не избавит от необходимости иметь многочисленные армии, а, наоборот, потребует еще большего количества классических соединений. Мы также уверены в этом, хотя и не будем подробно излагать свои взгляды. Достаточно сказать, что было бы бесполезно иметь мощные огневые средства, если бы они в течение нескольких часов попали бы в руки противника.

Необходимо, следовательно, чтобы территория, которой мы владеем и на которой построены наши жилища и заводы, с первого же дня возможного конфликта была защищена на всех ее границах, включая, естественно, и воздушные границы.

Мы не решаем вопрос о количестве вооруженных сил, необходимых для выполнения этой задачи; к тому же оно будет изменяться в зависимости от технических средств вооруженной борьбы и политической обстановки. Мы можем только утверждать, что содержание в постоянной готовности в мирное время многочисленных вооруженных сил хотя и является важным, но вместе с тем весьма обременительным. Необходимо, следовательно, предусматривать их мобилизацию. Она должна быть всеобъемлющей, быстродействующей и обладать большой гибкостью, так как современные средства нападения и возможность подрывных действий могут задержать и спутать ее.

В конечном счете проблема мобилизации в современных условиях, как никогда, является основной.

Но можем ли мы заранее утверждать, каким образом начнется будущая война? Вчера мы отмобилизовывались против Германии; с 1950 года встал вопрос о мобилизации против России; война постепенно принимает формы открытых проявлений, называемых некоторыми революционной войной, и этот новый аспект потребует проведения более или менее значительных частичных мобилизаций. Однако нельзя представить себе какой-то один вид мобилизации, пригодный для каждого возможного конфликта. Необходимо, чтобы мы имели единую, но в то же время гибкую систему мобилизации, т. е. такую систему, которая обеспечила бы нам готовность ко всем вероятным формам войны: к тем, которые можно предвидеть, и даже к тем (мы берем на себя смелость сказать это), которые предвидеть нельзя. Наконец, желательно, чтобы в ходе мобилизации ее можно было при необходимости перестраивать без значительных затруднений в соответствии с возникновением новых условий.

Немного из истории вопроса. Автор статьи начал заниматься вопросами мобилизации с 1930 года. В качестве командира части он участвовал тогда в сборах резервистов, впервые проведенных с 1918 года. Мобилизация преследовала цель — в течение 20 дней сформировать полностью боеспособное соединение из резервистов и кадрового командного состава, не знающих друг друга. Она была осуществлена по тому же способу, по которому проводилась мобилизация во Франции со времени принятия закона об одногодичном сроке действительной службы(2). Несмотря на большие усилия, результат оказался посредственным, а в некоторых случаях даже плохим. Вывод был совершенно ясный: для того чтобы создать боеспособное соединение при существовавшей тогда системе мобилизации требовалось не 20 дней, а по меньшей мере 3 месяца.
_______________
2. В 1914 году при трехгодичном сроке действительной службы мобилизация осуществлялась за счет кадровых частей, которые из 40 проц. пополнялись резервистами. Другие резервные части составляли лишь одну треть обшей численности отмобилизованной армии, причем они были хорошо укомплектованы командным составом В 1930 году в кадровых частях, подлежащих мобилизации, было 25, а зачастую — 10 проц. их общей численности; недостающее количество войск пополнялось за счет резервистов, которые отбирались главным образом на основании общих учетных данных.


Итак, войны ведутся не людьми вообще, а организованными и сколоченными воинскими частями. Поскольку нельзя допустить, чтобы призыв резервистов осуществлялся в течение 3 месяцев, решение состоит в том, чтобы воинские соединения и части, по крайней мере их основной боевой состав, формировались, организовывались и обучались в период действительной службы.

Единственной страной, где мобилизация подчинена этому принципу, является Швейцария. В этой стране части резерва (их называют «милиционными», других войск там нет) формируются из десяти призывных возрастов. Замена лиц старшего предельного возраста молодыми рекрутами, что ежегодно составляет 10 проц. всего личного состава армии, продолжается в течение одного месяца и не сказывается отрицательно на боевой сколоченности войск.

Швейцария, безусловно, является страной, где проблема мобилизации решена наилучшим образом при меньшей затрате средств, поскольку ей достаточно 500 кадровых офицеров для того, чтобы отмобилизовать, организовать управление и даже частично укомплектовать армию в составе 10 дивизий.

Не может быть речи о применении подобной системы во Франции, которая требует от офицеров милиции активной деятельности и самопожертвования, на что наши офицеры резерва не способны. Но мы располагаем кадровыми частями мирного времени (чего не имеет Швейцария) и в 80 раз большим количеством кадрового командного состава, в то время как численность населения нашей страны превосходит численность населения Швейцарии только в 10 раз.

Таким образом, мы имеем в виду такую систему, которая, подготавливая и мобилизуя не людей вообще, а воинские части, не нарушала бы наших традиций; речь идет о том, чтобы в период действительной службы создать на базе имеющихся в настоящее время контингентов определенное количество воинских соединений и частей, боеспособность которых к моменту увольнения рядового состава в резерв была бы отличной; увольнять эти части целиком в резерв; призывать их время от времен» (например, каждые два года) из резерва на краткосрочные сборы (на 8 дней, включая проведение мобилизации и учение), чтобы в случае всеобщей или частичной мобилизации призыв резервистов одного возраста сам по себе обеспечил бы создание известного количества компактных и полноценных, или, как их называют, заблаговременно подготовленных частей.

Для того чтобы можно было провести подобную мобилизацию в течение 24 или 48 часов, необходимо, чтобы наборы были региональными в радиусе не более 100 км, что обеспечивало бы прибытие мобилизованных в часть с помощью собственных средств передвижения даже в случае разрушения коммуникаций.

В 1932 году предложение по этому вопросу было представлено на рассмотрение главного военного совета через генерала Морэн; оно было изучено, но его осуществление отложено.

В 1936 году, когда Германия оккупировала Прирейнскую область, правительство Сарро с самого начала хотело ответить на эту акцию контрнаступлением наших войск, и, как теперь стало известно, немецкие войска в этом случае получили бы приказ отойти за Рейн. Возможно, что тогда гитлеровская экспансия, а следовательно, и война 1939 года, не имели бы места.

Однако Сарро отошел от своего решения, что обусловливалось главным образом невозможностью проведения частичной мобилизации французской армии; для его осуществления нужно было бы объявить всеобщую мобилизацию — эффективный жест, на который правительство не решилось.

Когда в 1932 году мы предлагали ввести систему подготовки и мобилизации через горизонтальные части (сформированный из резервистов одного призывного возраста), мы прежде всего думали о необходимости подготовки сколоченных частей. События 1936 года подтвердили, что такая система представляет существенные преимущества: мобилизуя только один призывной возраст, Франция в течение двух — трех дней могла бы располагать значительным количеством батальонов, и Рейнская операция могла бы быть начата.

Период 1936—1939 годов был использован во Франции для осуществления мероприятий по частичной мобилизации; но эти мероприятия, задуманные вне общего плана, были вызваны исключительно сложившейся обстановкой и соответствовали только предполагаемому немецкому наступлению; результаты их проведения не всегда были благоприятными для всеобщей мобилизации.

В 1939 году случилось то, что можно было предвидеть. Отмобилизованные части в большинстве своем оказались самыми разношерстными по своему составу формированиями, сколачивание частей было делом мучительным и долгим.

Поэтому автор статьи в 1945 году, т. е. в момент, когда все надо было восстанавливать, снова предложил свой план, осуществление которого в то время не потребовало бы особых усилий и расходов. Но тогда не было еще такой заинтересованности в вопросах мобилизации.

Разработка проблем мобилизации требует продолжительного времени; зачастую о ней думают под влиянием событий и допускают ошибки (пример 1936—1939 годов) или посмеиваются над теми, кто в мирное время говорит о необходимости подготовки к мобилизации.

В 1945 году по этому вопросу было опубликовано только несколько статей. В 1951 году вследствие изменения характера войны появились, наконец, более благоприятные условия. На основании большого количества статей и докладов было принято решение провести опытное учение по мобилизации, но спустя шесть месяцев это решение было отменено, возможно, потому, что такое мероприятие затрудняло комплектование командным составом войск в Индокитае.

В 1956 году Франция должна была увеличить свои войска в Алжире примерно до 300 тыс. человек; правительство решило тогда призвать на действительную службу один призывной возраст резервистов(3).
_______________
3. Вновь призванные резервисты составляли часть контингента запаса, состоящего в распоряжении министра национальной обороны.


Но этот призыв не давал укомплектованных частей: резервисты, подлежащие мобилизации, были разбросаны и перемешаны в списках воинских частей с резервистами более старших возрастов, которые не призывались. Из мобилизованных нужно было прежде всего сформировать части. На составление списков этих частей и сбор личного состава генеральному штабу потребовалось почти три месяца; кроме того, понадобилось по меньшей мере еще 2 — 3 месяца для того, чтобы переброшенные в Алжир части освоились с их боевым предназначением и стали боеспособными. Таким образом, если бы в то время была применена горизонтальная система мобилизации, то было бы сэкономлено минимум 5 месяцев.

Отрицательное обстоятельство: мобилизация, которой подверглись таким образом все части, прежде всего полностью нарушила общую мобилизацию, которую необходимо было затем привести в порядок.

В момент, когда ведущаяся полным ходом психологическая война может потребовать незамедлительного проведения частичных мобилизаций в любом районе, и таким образом, чтобы при этом не была нарушена общая мобилизация; когда неизвестны театр военных действий, на котором будет осуществлено вторжение, и особенно способ такого вторжения, весьма важно, чтобы система мобилизации была гибкой и быстродействующей.

К кому будет применяться эта система? Только к боевым (основным) частям, т. е. к тем частям, которые развертываются для ведения боя и требуют необходимого боевого сколачивания.

Мы охотно согласимся с тем, что некоторые тыловые службы (госпитали, транспортные, инженерные части и т. п.) являются просто отмобилизованными гражданскими организациями, а специальные воинские части (например, штабы) по-прежнему подчиняются особым правилам мобилизации.

Части пехоты, бронетанковых войск и артиллерии являются боевыми частями, отвечающими нашему определению. В отношении их возникает только один вопрос: должны ли они в течение срока действительной службы создаваться в полном составе, включая службы снабжения и администрации? По нашему мнению, достаточно, чтобы подготовленная боевая единица состояла из боевых (основных) подразделений и служб, необходимых для снабжения их средствами материально-технического обеспечения в течение двух недель.

В связи с этими различиями общий план мобилизации должен состоять из нескольких частей; в настоящее время так оно и делается, и мы не думаем, что это вызывает большие трудности.

Принцип управления горизонтальными частями. Прежде всего горизонтальные части должны быть региональными (состоящими из резервистов, проживающих на удалении не более 100 км от места дислокации части); но это не значит, что они должны будут использоваться в течение действительной службы в районе их непосредственного мобилизационного развертывания. Обязательным является, однако, то, чтобы была предусмотрена их мобилизация.

Такие части должны быть созданы с самого начала из резервистов, составляющих единое целое. Первые шесть месяцев службы были бы использованы для одиночной подготовки, последующие месяцы — для - сколачивания подразделений (частей), в продолжении которых они могли бы быть уже пригодными к боевому использованию; При увольнении часть, заканчивающая действительную службу в полном боевом составе, сдавала бы боевую технику своему мобилизационному центру, откуда она могла бы получить ее в случае мобилизации.

Каждые два года проводилось бы непродолжительное (в общей сложности 8 дней) мобилизационное учение, завершаемое тактическим учением. Такие учения, несомненно, должны проводиться в продолжение 6—8 лет, в течение которых часть считается подлежащей мобилизации. Очевидно, было бы желательным, чтобы в течение этого времени (т. е. примерно до 28-летнего возраста резервиста) броня на специалистов, освобожденных от мобилизации, была бы сведена до минимума.

Орган подготовки и мобилизации. Необходимо, чтобы это был один и тот же орган, который успешно решил бы эти две задачи. Так как его цель состоит в том, чтобы поставлять при мобилизации полноценные части, ему следует предоставить ответственность за все связанные с этим действия.

Назовем таким органом полк. Мы охотно согласились бы с тем, чтобы он подготавливал один батальон из каждого полуконтингента призывников(4), что позволило бы в течение действительной службы продолжительностью в 18 месяцев создать и подготовить три батальона, из которых два можно было бы использовать далеко за пределами их района дислокации.
_______________
4. Здесь мы предположили зачисление в армию полуконтингента.


Командный состав. Отметим лишь основные положения. К концу 18 месяцев действительной службы военнообязанных унтер-офицерский состав резерва мог бы, несомненно, быть подготовлен в большом количестве за счет призывного контингента. Более сложным является вопрос о подготовке офицерского состава резерва: в каждой роте 2 офицера из 4 могли бы готовиться в течение последних 6 или 3 месяцев из числа младших лейтенантов, занимающих штатные должности в части. Для офицера в звании «капитан» — положение другое. Мы предлагаем, чтобы офицеры резерва этой категории находились в части в течение последних 5—6 недель на должностях командиров подразделений, которыми они должны будут командовать. Это является основой жизнеспособности части.

Укомплектованность кадровым командным составом обеспечивает с самого начала наилучшую боевую подготовку. Это обстоятельство требует, следовательно, максимального обеспечения формируемой части командным составом. В дальнейшем можно было бы сохранять только необходимое количество командного состава для покрытия временного некомплекта офицеров резерва. К концу действительной службы военнообязанных в воинской части имелось бы только ядро кадрового состава, который следил бы за ее мобилизацией (1 офицер и 5—6 унтер-офицеров на пехотную часть).

Трудности и возражения, естественно, существуют. Отметим два из них:

Прежде всего вопрос о перемещениях. Некоторые дошли до того, что пытаются утверждать, будто в год демобилизации 60 проц. контингента, подлежащего увольнению, меняет местожительство. Если бы это было верно, региональная мобилизация была бы практически невозможна. Мы убеждены, что отъезд из района призыва не превышает в целом 10 проц. Такой недостаток в личном составе не создает значительных трудностей; поступившие в часть вместо выбывших резервисты были бы подготовлены в первый период.

Региональная система вызывает другое возражение: не позволит ли она антигосударственным организациям более легко разложить части и парализовать их? Может быть, но 1) в будущем, несомненно, исключается возможность длительного передвижения мобилизованных; мобилизация будет региональной или ее совершенно не будет; вопрос о разложении является только затруднением, против которого должно быть найдено средство, 2) моральное преимущество, о котором мы скажем ниже (моральная сплоченность в сочетании с боевой сколоченностью), является лучшим ответом на это возражение.

Преимущества. Каковы же преимущества предлагаемой системы мобилизации при наличии указанных трудностей? Кратко напомним два основных: возможность получить в течение двух суток с момента мобилизации полноценные и боеспособные части; способность (а при наличии материальной части можно было бы добавить: одновременно или последовательно) выстоять в любых условиях обстановки.

В системе мобилизации, которую мы выдвигаем, численность кадрового командного состава, необходимого для обучения, мобилизации и укомплектования частей (1 офицер и 5 унтер-офицеров на 100 человек), будет сведена до минимума. Общая численность командного состава сухопутных войск французской армии, включая штабы и различные службы, не превышала бы 20 тыс. офицеров и 100 тыс. унтер-офицеров.

Созданная по этой системе армия в мирное время имела бы необходимую численность для обеспечения наших обычных политических целей; для выполнения чрезвычайных задач потребуется мобилизация резервистов, то, что было сделано для Алжира без подготовки в 1956 году. В предлагаемой нами системе все будет предусмотрено заранее, что значительно облегчит проведение мобилизации.

В итоге можно было бы иметь армию с постоянными командным составом и организацией, гибкость которой позволила бы выстоять при любых условиях.

Мы говорили примерно о 20 тыс. кадровых офицеров, или об уменьшении существующей численности командного состава на 30—40 проц. Не будет ошибочным полагать, что такая система мобилизации привела бы к серьезной экономии.

И, наконец, самое существенное преимущество состоит в том, что мы обеспечили бы не только боевую сколоченность, но и моральную сплоченность войск, чего не могли иметь импровизированные части 1939 года.

Следует ли удивляться страху резервиста, который, не зная ничего о своих товарищах, начальниках и подчиненных, прибывает в день мобилизации в формируемую часть? И, наоборот, что можно сказать о состоянии уверенности, с которой тот же резервист прибывает в часть, в которой он прослужил 18 месяцев, командиров и сослуживцев которой он знает, и ему известна его задача?

Разве недостаточно этого сравнения, чтобы судить о предлагаемой системе мобилизации? Многие опрошенные офицеры резерва, разочарованные существующим в настоящее время порядком мобилизации, который не позволяет им вообще знать своих подчиненных и даже их задачи, «утверждают, что они, несомненно, хотели бы управлять частями, которые не являлись бы для них больше мифом.

Надежная, действенная, оперативная, заранее разработанная на основе взаимного понимания мобилизация — таковы, следовательно, характерные черты предлагаемой нами системы.

Между мероприятиями, которые мы изложили, необходимо, однако, различать мероприятия, выражающие сущность этой системы, и мероприятия, по которым можно дискутировать.

Среди последних мы отмечаем вопрос об организации полков, отвечающих одновременно за обучение и мобилизацию. Это, по нашему мнению, наилучшее решение вопроса, не исключающее, однако, поисков других решений. Важно не упустить следующие основные положения:

для того чтобы части были полноценными в кратчайший срок, они должны быть «заранее подготовленными»; для этого следует, и это единственно возможное решение вопроса, чтобы они были сформированы в течение действительной службы, а следовательно, были горизонтальными частями;

для того чтобы мобилизация была гибкой, надо, чтобы призыв одного возраста соответствовал частичной мобилизации, что также приводит к горизонтальной системе мобилизации.

Военный зарубежник. 1959. № 3.
Tags: Военная теория, Военный зарубежник, Современность, журналы
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment