Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Два письма про память об Александре Матросове

Иной раз кажется, что в советское время историческая память о Великой Отечественной войне была монолитной, единообразной (по крайней мере, печатная). Но ниже приведённые два документа эпохи показывают, что действительность была несколько сложнее. И печатались биографии героя с фактами, которые в перестроечное и постперестроечное время стали преподноситься как сенсация и "правда, которую скрывали". И были споры как именно и что именно писать в этих биографиях. А некоторые люди умудрялись даже неплохо заработать на своём знакомстве (мнимом или реальном) с Александром. Читая строки про предприимчивого В. Замахова, перед глазами вставали «дети лейтенанта Шмидта» из известного произведения Ильфа и Петрова. Ну, а число добрых людей, снимавших Сашу с амбразуры, приблизилось к количеству нёсших бревно вместе с вождём мирового пролетариата.


ПРОТИВ ИСКАЖЕНИЯ ОБРАЗА ГЕРОЯ
(Письмо в редакцию)

Советские писатели создали немало значительных произведений о революционных, боевых и трудовых подвигах сынов и дочерей нашей Родины. Эти книги играют огромную роль в коммунистическом воспитании советских людей.

Борьба за высокий идейно-художественный уровень нашей литературы особенно важна для воспитания молодежи, которая должна сердцем и разумом воспринять и осознать величие всемирно-исторических побед советского народа, одержанных под руководством Коммунистической партии.

Наша страна богата героями. В их созвездии сверкает и имя Александра Матросова, подвиг которого стал легендарным. Саша Матросов не родился героем. Но к своему подвигу он был подготовлен всей своей жизнью, которая сложилась в условиях нашего советского строя. Живы многие сверстники, учителя, воспитатели и друзья Матросова. Их воспоминания дают полное представление о его юношеских годах и формировании в нем высоких моральных качеств гражданина и бойца. О Матросове рассказывают как о человеке, который отличался настойчивостью в любом деле, требовательностью к себе и товарищам. Он хорошо учился. Его прилежание, дисциплина и упорство в учебе ставились в пример другим. Рано лишившись родителей, Матросов воспитывался в детских домах. Четыре года он жил и учился в Ивановском детском доме Ульяновской области. В 1937 году Саша Матросов был принят в пионеры, а в ноябре 1942 года в комсомол. Все, кто знал Матросова по совместной учебе в Краснохолмском пехотном училище и по боям в составе 91-й стрелковой бригады сибиряков-добровольцев, прежде всего выделяют в нем такие качества, как мужество, честность, верность воинскому долгу и храбрость в бою.

Из всего обилия материалов, характеризующих Александра Матросова в различные периоды его короткой, по яркой жизни, он предстает перед нами пламенным советским патриотом, идейно убежденным человеком. Раскрыть высокие нравственные качества героя, его пламенный советский патриотизм, идейную убежденность и гуманизм — какая это почетная и благородная задача для писателя для журналиста! О жизни и бессмертном подвиге Матросова написаны документальные книги, брошюры, статьи и очерки. Но, к сожалению, среди литературных произведений о герое есть произведения, которые, на наш взгляд, не отвечают задачам патриотического воспитания молодежи. Вот перед нами книги об Александре Матросове, написанные Павлом Журбой: «Александр Матросов», «Внуки бандуриста» (Лениздат, 1965 г.) и Анвером Бикчентаевым: «Орел умирает на лету» (Башкирское книжное издательство, 1966 г.).

В свое время М. Горький критиковал одно из произведений Павла Журбы — «Черный пар» за недостатки, которые касались главным образом языка произведения, точности изложения материала, и напутствовал молодого писателя: быть всегда требовательным к каждому слову, к каждой фразе. К сожалению, П. Журба не всегда следует горьковским советам. В этом не трудно убедиться, прочитав повесть «Александр Матросов». Пренебрегая точностью изложения материала. П. Журба превратил подростка Сашу Матросова сначала в беспризорника, в «бродягу», потом в «уркагана» (т. е. вора). И это, естественно, вызывает недоумение среди юных читателей книги. Вот что, например, пишут пионеры — ученики 4-го класса школы-интерната с Южного Сахалина, Холмского района:

«В прошлом учебном году нас приняли в пионеры. Тогда-то мы и решили бороться за присвоение отряду имени Александра Матросова и создать у себя небольшой музей. Материала об Александре Матросоае у нас не было никакого, кроме книги П. Журбы. Но в ней Саша описывается как бродяга и вор. Воспитательница и учительница объяснили, что это художественное произведение. Мы захотели узнать, каким же Саша был в действительности, и решили собирать материалы в газетах, журналах. Сейчас мы имеем несколько вырезок из газет».

Многие учителя, комсомольские работники, школьники, воины подвергают критике книгу П. Журбы. Не подвергнув глубокому изучению и отбору достоверные документы, помогающие проследить, как рос и воспитывался Саша в коллективе, как формировались в нем те высокие моральные качества, которые со всей полнотой проявились в период тяжелых испытаний военного времени. Журба характеризует Александра Матросова как «последнего и никчемного забулдыгу», «лодыря и грубияна», «дармоеда», «бывшего уркагана».

И невольно в повести «Александр Матросов» возникает ложная концепция, якобы из «бродяги», «забулдыги», «уркагана» вырос герой. «Ты загадай: Саша Матросов из бродяги стал героем», — пишет П. Журба. По сути дела книга подводит к мысли о том, что и без высоких моральных качеств можно совершить подвиг.

По этому же пути пошел и писатель А. Бикчентаев в повести «Орел умирает на лету», изданной в 1966 году.

Еще 9 января 1952 года в статье В. Озерова и Н. Чуканова «Творчески работать над созданием новой книги» газета «Правда» подвергла критике серьезные недостатки в повести А. Бикчентаева «Право на бессмертие». В статье говорилось, что автор не показал становления характера своего героя, его формирования в советском коллективе, бледно и невыразительно изобразил бессмертный подвиг Матросова. Однако А. Бикчентаев не только не устранил допущенные им ошибки, но в «переработанной» повести «Орел умирает на лету» усугубил их. Искажая биографию героя, писатель характеризует Матросова как «гастролера», «отменного бродягу» и пишет о нем: «Не было таких базаров и вокзалов, не говоря уже о пристанях, где бы он не промышлял. С гордостью подумал: ничего не скажешь, слыл отменным бродягой. Там, где суета, столпотворение, толкучка, — это мир Саши Матросова».

Повесть А. Бикчентаева «Орел умирает на лету» издана для детей среднего и старшего возраста тиражом 100 тысяч экземпляров(!)

«Учительская газета» 11 апреля 1967, года справедливо подвергла критике ошибки, допущенные в книгах П. Журбы и А. Бикчентаева. Статья кандидата исторических наук, доцента Т. Михайловой «Доброе имя героя» вызвала горячее одобрение советской общественности.

Прокуратура РСФСР провела расследование всех обстоятельств так называемых «дел» Матросова и установила, что в 1940 году подросток А. Матросов совершенно необоснованно привлекался к ответственности, никаких преступлений он не совершал. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР полностью реабилитировала Матросова от необоснованных обвинений, возведенных на него в прошлом.

Но с этим не согласен А. Бикчентаев. Защищая «честь своего мундира», он обрушился на автора статьи Т. Михайлову в журнале «Вопросы литературы» (№ 11, 1967 год) и пытался доказать. что якобы начиная с 1943 года о Матросове писали правильно, но сейчас «Учительская газета» ратует за «очистительную работу» и будто бы «подчищает» жизнь А. Матросова.

А. Бикчентаеву словно невдомек, что речь идет не о «подчистке» жизни героя и не о превращении его... в «полусвятого», а о том, что в повестях «Александр Матросов» и «Орел умирает на лету» искажается действительный образ юного Матросова. Авторы этих книг в погоне за сенсацией, видимо, в свое время не разобрались, как же на самом деле складывалась жизнь, формировался облик Матросова, и на основе ложных данных опорочили доброе имя героя.

Установлено, что Матросов никогда не был ни «уркаганом», ни «бродягой». «Дело» по обвинению Матросова было состряпано в 1940 году некоторыми безответственными работниками первого отделения милиции Фрунзенского района Саратова, где Матросов оказался, пытаясь разыскать родителей. Из материалов видно, что милиционер Насыров, не имея никаких доказательств и оснований, обвинил подростка «в нарушении паспортного режима» и приклеил ему позорный ярлык «гастролера-карманника». Прокурор Фрунзенского района Саратова Буров допустил грубую ошибку, санкционировав арест подростка.

Прошло свыше 8 месяцев после опубликования статьи Т. Михайловой, и вот 24 января 1968 года в «Литературной газете» Д. Гранин, И. Ходза, М. Слонимский, Л. Рахманов, В. Кукушкин напечатали письмо в редакцию под названием «Необоснованные обвинения», в котором ставят под сомнение критику повести П. Журбы. Они утверждают, что писатель создавал ее на основании «авторитетных документов».

С попыткой оградить повесть П. Журбы от справедливой критики выступила в журнале «Юность» (№ 1, 1968 год) и писательница Мария Прилежаева. Стремясь оправдать его неверную концепцию, Прилежаева занялась этакими философскими рассуждениями: «Не всегда отличные школьные отметки гарантируют высокое поведение в дальнейшей, взрослой жизни. И, наоборот, — пишет далее М. Прилежаева, — озорство и бунтарство отрочества часто выливаются впоследствии в ясность духа, смелость характера». Этот аргумент, сомнительный сам по себе, не имеет никакого отношения к Матросову, поскольку он в юные годы отличался именно прилежанием и дисциплинированностью.

Советская молодежь любит своих героев и воспитывается на славных революционных, боевых и трудовых , традициях старших поколений. Хочет ли того или нет М. Прилежаева, но ее слова, что «озорство и бунтарство отрочества часто выливаются впоследствии в ясность духа, смелость характера», расходятся с пониманием природы массового героизма советской молодежи.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIII съезду партии сказано: «В творческих организациях и учреждениях, в издательствах, театрах на киностудиях должна быть создана атмосфера высокой взыскательности, принципиальности и гражданской ответственности художника перед народом. Важно значение в развитии литературы и искусства имеет марксистско-ленинская критика».

Наш народ возлагает на писателей большую ответственность за содержание и направленность их произведений, требует объективного освещения советской действительности с позиций социалистического реализма. Нет нужды еще раз подчеркивать, что не только литература, но и литературная критика должна следовать принципам ленинской партийности, утверждать ваши идеалы, а не искажать их в угоду сомнительным концепциям.

Гвардии полковник запаса Н. ОВЧИННИКОВ.

Гвардия полковник запаса В. ЦЫГАНКОВ, кандидат исторических наук, доцент.

Красная звезда. 1968. 27 апреля (№ 99).


В ЛУЧАХ ЧУЖОЙ СЛАВЫ
(Письмо в редакцию)

О бессмертном подвиге комсомольца гвардии рядового Александра Матросова созданы содержательные документальные книги, о нем написано немало интересных статей, очерков, опубликованных в разное время во многих центральных и местных газетах, в журналах. Образ героя запечатлен в бронзе, мраморе, на полотнах художников, в кино. Композиторы написали о народном герое замечательные песни, их поют в школах, в воинских частях. В стране имеется свыше 10 тысяч школьных музеев или комнат имени Матросова.

Идя в бой с фашистами и отдавая жизнь за Родину, Александр Матросов не думал о своей посмертной славе. Она пришла к нему как благодарная память советского народа, всего прогрессивного человечества.

Трудящиеся нашей страны, советские воины свято хранят светлую память об Александре Матросове. Тем обиднее становится, когда сталкиваешься с фактами искаженного освещения образа героя в отдельных публикациях, когда слышишь, как к дорогому всем имени примазываются любители чужой славы, саморекламщики.

Мы, военные историки, внимательно следим за выступлениями нашей печати, рассказывающей о подвигах советских воинов на полях сражений Великой Отечественной войны, читаем газеты, в том числе и местные, помещающие такие материалы. И мы не можем не выразить горячей похвалы в адрес органов печати, постоянно обращающихся к военно-патриотической теме, стремящихся донести до читателей правдивые свидетельства ратных дел того или иного героя. Но нас беспокоят, хотя и редкие, случаи появления в некоторых газетах, особенно в местных, материалов, извращающих историческую правду о событиях войны, о подвигах героев, в частности о подвиге Александра Матросова.

Конечно, мы понимаем, что редакции газет исходят из добрых побуждений, стараясь поведать о каких-то новых сторонах биографии героя. Однако подчас они вводятся в заблуждение отдельными недобросовестными авторами и публикуют материалы без должной проверки, чем дезориентируют читателей и наносят вред военно-патриотическому воспитанию молодежи. Вот несколько примеров.

Мало кто знал о жителе г. Барнаула Алтайского края Т. А. Татарникове. Но после того как уфимская молодежная газета «Ленинец», еще 29 декабря 1964 года опубликовала его фотографию и поведала читателям о том, что этот человек служил вместе с Александром Матросовым более трех месяцев, Татарников возомнил себя «матросовцем». Изготовив несколько сот своих фотографий, он разослал их в школы, пионерские отряды, популяризируя себя как «друга и воспитателя А. Матросова». Нашлись люди, которые поверили саморекламщику, а некоторые газеты стали публиковать его поверхностные воспоминания. Так поступила, например, 23 мая 1965 года «Алтайская правда». Она напечатала фотографию Татарникова и с его слов сообщила, что он служил «вместе с Матросовым в 1942—1943 годах». Поддержали подобную версию газеты «Комсомолец» (г. Челябинск, 23 февраля 1968 года) и «Молодежь Алтая» (г. Барнаул, 5 марта 1968 года).

Как известно, старший лейтенант Татарников, будучи комсоргом второго батальона 91-й стрелковой бригады, активно участвовал в боях, имеет правительственные награды. Но известно также и то, что Александр Матросов прибыл в эту бригаду из Краснохолмского пехотного училища 12 февраля 1943 года и был зачислен в роту автоматчиков. 23 февраля того же года он совершил свой бессмертный подвиг. И если говорить о воспитании Матросова, то его воспитали наша партия, Ленинский комсомол, вся советская действительность. Он прибыл в часть дисциплинированным, мужественным, стойким воином.

Больше того, Татарников стал голословно доказывать, будто он вынул из кармана погибшего героя комсомольский билет и сделал на нем надпись.

Газета «Молодежь Алтая» так и сообщила об этом читателям. Она писала: «Это рукой Тимофея Андреевича Татарникова вписаны в комсомольский билет Матросова слова: «Лег на огневую точку противника, заглушив ее, проявил геройство».

Но это также не соответствует действительности.

В Центральном музее Вооруженных Сил СССР хранится подлинный комсомольский билет № 17251590 Героя Советского Союза Александра Матвеевича Матросова. На одной из его страниц написаны слова: «Лег на боевую точку противника и заглушил ее, проявил геройство». Известно, что надписи на партийных и комсомольских билетах у погибших воинов имели право делать только начальник политического отдела и его помощник по работе среди комсомольцев. И хорошо известно, что надпись на комсомольском билете А. М. Матросова сделал не Татарников, а капитан Иван Григорьевич Ноздрачев, помощник начальника политотдела 91-й стрелковой бригады по работе среди комсомольцев.

Недостаточную взыскательность проявили работники редакции вечерней газеты «Ригас Валсс» («Голос Риги»). Без проверки фактов они опубликовали очерк под названием «Бессмертие».

«...На днях в воинскую часть, — рассказывается в очерке, — где служил Александр Матросов, пришло письмо из Чимкента. Написала его бывший санинструктор Клавдия Ивановна Борисова. Клавдия Ивановна была свидетельницей подвига Александра Матросова и сама во время боя сняла его тело с амбразуры дзота.

«Когда Саша накрыл амбразуру своим телом, — пишет К. И. Борисова, — он махнул нам рукой — чтобы рота шла в наступление. Когда мы подобрали его, он был уже мертв, 75 пуль захлебнулись в его теле».

Впоследствии проверкой было установлено, что Борисова никакого отношения к подвигу Матросова не имела.

Много небылиц о Матросове рассказывает и бывший начальник клуба 91-й стрелковой бригады В. В. Замахов. Прибыв из г. Челябинска в Уфу, он отрекомендовался там «другом Матросова» в начал читать «лекции», часто по 4—5 в день, на тему «Навечно в строю». За короткий срок он умудрился прочитать 96 платных лекций, за которые бухгалтерия правления общества «Знание» Башкирской АССР выплатила Замахову наличными 768 рублей, а газета «Ленинец» (г. Уфа) опубликовала хвастливую статью Замахова «Солдат с гитарой», извращающую исторические факты. Затем В. Замахов побывал в Свердловске, где за свои «лекции» также получил несколько сот рублей.

Большую путаницу в умы красных следопытов внесла корреспонденция В. Кирьязова «Саша Матросов, каким он был», опубликованная в шестом номере журнала «Пионер» за 1966 год. Следопыты, прислушавшись к советам Кирьязова, безрезультатно потеряли много времени на поиски отца Саши Матросова и родной сестры его матери.

«В Уфе я нашел тетю Таню — сестру матери Александра Матросова», — писал Кирьязов, но предусмотрительно не сообщил ни ее подлинной фамилии, ни точного адреса, где она живет. И не удивительно, ибо никакой родной сестры матери героя — «тети Тани» никогда в Уфе не существовало.

Обращаясь к пионерам г. Днепропетровска, Кирьязов заявлял: «В вашем, ребята, городе живут ветераны сахарного завода. Есть сведения, что отец героя был директором этого завода».

При проверке оказалось, что сахарного завода в г. Днепропетровске нет и никогда не было.

Вопреки историческим фактам прозвучало, к сожалению, и выступление корреспондента ТАСС В. Арсюхина, опубликовавшего по своей инициативе в декабре 1968 года одновременно в ряде газет «воспоминание» бывшего санинструктора Валентины Шипицы. Шипица заявляет, «я вместе с бойцами подбежала к Саше, сняла его с амбразуры».

Допустила досадную ошибку и газета «Красноярский комсомолец», опубликовав 24 апреля 1968 года корреспонденцию В. Макешина под названием «Рядом с Матросовым». В ней тоже речь идет о Шипице.

Мы внимательно изучили и эту корреспонденцию. Рассказ Шипицы дезориентирует читателей. Путая факты и события, она превратила Матросова в «сильно хромавшего молодого солдата». В духе самовосхваления Шипица написала: «Я одной из первых оказалась у дзота, где лежал Саша. Я сняла его с амбразуры, но он уже мертв...» Таким образом, на свет появился еще один претендент на роль лично снимавшего тело героя с амбразуры вражеского дзота.

Заслуживает внимания и такой факт. 18 апреля 1969 года газета «Черноморская здравница» опубликовала корреспонденцию о встрече находившегося на отдыхе в Сочи Татарникова с В. Е. Шиняевым — бывшим ординарцем командира роты автоматчиков, ныне шофером санатория «Прогресс». Их пригласила в сочинскую школу № 4 пионерская дружина, которая носит имя Александра Матросова. В корреспонденции говорится: «Два боевых друга пришли в школу и рассказали ребятам много интересного о детстве Саши и его героическом подвиге, подарили фотографии...»

Мы не знаем, о чем рассказывали Татарников и Шиняев сочинским школьникам на этой встрече. Но достоверно известно, что Шиняев преднамеренно искажал правду о А. Матросове. За недостойное поведение этот человек давно исключен из рядов КПСС. И диву даешься, на каком основании руководители некоторых школ дают ему возможность выступать перед юными пионерами.

Нет необходимости доказывать, что любая публикация о жизни и подвиге Александра Матросова, как и о других советских героях, должна быть достоверной, правдивой. Но, к сожалению, факты свидетельствуют, что некоторые работники печати относятся к опубликованию материалов без должной ответственности и взыскательности. В результате этого появляются досадные ошибки и извращения исторических фактов, которые вносят путаницу в умы читателей.

Имя героя должно быть свято!

Генерал-лейтенант в отставке А. СУХОМЛИН, бывший командующий 10-й гвардейской армией, доцент, кандидат военных наук.

Полковник в отставке М. ИЛЬЯШЕНКО, бывший начальник политотдела 91-й стрелковой бригады добровольцев-сибиряков.

Полковник в отставке Е. СОЛДАТЕНКО, кандидат исторических наук.

Подполковник в отставке Г. ПУХОВ, член Союза журналистов СССР.

Красная звезда. 1969. 26 июля (№ 172).
Tags: ВОВ, Красная звезда, Современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments