Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Обсуждая конницу, осудим Триандафиллова

СОВРЕМЕННАЯ КОННИЦА

БАТОРСКИЙ

Редакция «Кавалерийского Сборника» не может согласиться с некоторыми положениями статьи т. Баторского, особенно с методом его критического подхода к труду т. Триандофилова. Нельзя научно-исследовательский труд критиковать лишь с точки зрения соответствия или несоответствия его уставным положениям. Это слишком упрощенный подход, облегчающий, конечно, работу критика, но не отвечающий серьезности вопроса.

Соглашаясь с т. Баторским о неправильности установки т. Триандофилова в отношении конницы (красной, конечно), редакция должна отметить и перегиб т. Баторского в другую сторону, именно его нечеткое выражение мысли о необходимости подготовки конных атак и уменья конницы драться в спешенных строях.

Вместе с тем на страницах «Кавалерийского Сборника», как органа, предназначенного содействовать преимущественно учебной работе кавчастей, продолжать дискуссию на общую тему о роли конницы, считаем излишним. Тем паче, что неправильность установки т. Триандофилова в отношении конницы достаточно освещена и вскрыта на страницах нашей военной печати. — Ред.


За последние годы среди многих общевойсковых начальников складывалась теория ликвидации конницы как самостоятельного рода войск.

Наиболее законченную концепцию этих взглядов мы имеем в вышедшей в прошлом году книге т. Триандофилова «Характер операций современной армии».

Этот труд в области освещения вопросов использования конницы дает такую оценку ее боевой деятельности, которая может только внести сумбур в умы молодых конников, вселить неверие в ценность того рода войск, в котором они служат, а среди общевойсковых начальников — убеждение в необходимость численного сокращения нашей красной конницы, превращением ее в войска вспомогательного назначения.

Насколько нам известно, труд т. Триандофилова и отдельные его выступления вызвали среди многих наших старший и высших кавначальников большое возмущение, чтобы не сказать большего, так как автор этого труда на стр. 64 прямо говорит:
«сильное развитие автоматического оружия сделало невозможным ведение боя кавалерийскими соединениями в конном строю. Прошли времена, когда конная атака решала участь боя» (курсив наш — Б.).
На стр. 65 говорится:
«Конь ей (коннице) дан только для того, чтобы быстрее достигнуть тех пунктов, откуда введение в дело большого огневого резерва обещает наилучшие результаты. Характерными особенностями боя конницы является быстрое достижение благоприятных пунктов для наступления, внезапное введение в действие огневых средств, быстрое исчезновение после достигнутого успеха и, наконец, появление вновь для нового участия в бою».
На стр. 109 и 110 автор уделяет немного внимания вопросам организации разведки конницы. В этом вопросе характерным является заявление т. Триандофилова:
«Конница должна вести разведку полками, поддержанными сильной артиллерией (в том числе и тяжелой) и броневыми частями. Сильно помогут коннице скороходные танки, при помощи которых она сможет преодолеть сопротивление прикрывающих пехотных частей противника. При отсутствии танков конница обязательно должна быть усилена тяжелой артиллерией и пехотой на автомобилях».
Наконец, на стр. 166 автор уделяет полстраницы коннице, указывая, что
«конница в настоящее время должна считаться с возросшей устойчивостью обороны, она должна считаться с более высокой плотностью огня. Но это не значит, что она вытеснена с полей операции, это не означает, что она должна прижиматься к пехоте или прикрываться ею. Наоборот, эти условия требуют, чтобы конница появилась на поле современной операции с новыми средствами и новыми методами боевой работы. Она должна располагать достаточными средствами для подавления огня перешедшей наспех к обороне пехоты, она должна уметь работать в пешем строю не хуже последней. Конница, усиленная достаточной артиллерией (в том числе и гаубичной) и легкими скороходными танками, пулеметными частями, посаженными на автомобили (лучше всего вездеходные), должна работать на открытых заходящих флангах ударных групп, выдвинувшись далеко вперед (до 75—100 км), последовательно отрезая путь отхода противника и осуществляя тактическое окружение его главных сил, оперирующих на данном фронте. Эта активная, далеко выдвинутая вперед работа стратегической конницы должна обеспечивать одновременно и ведение наземной разведки для фронтового и армейского командования».
И это все в области оперативной деятельности конницы и участия конницы в армейской операции.

В книге, охватывающей 184 стр., автор уделяет коннице 82 строчки, или, в среднем, 2 страницы.

Весьма вероятно, что автор не имел в виду детально освещать вопросов конницы, но все же, нам кажется, 2 страниц несколько маловато.

К тому же автор дает ряд неверных установок, которые не только сводят на-нет работу конницы, но могут у многих вызвать ложное представление о будущем использовании конницы в армейском или фронтовом масштабе, не говоря уже о том, что эти установки не согласованы с официальными и обязательными для всех уставами РККА, в частности, не отвечают ст. 9 ПУ 29, в которой говорится, что:
«стратегическая конница, и силу своей подвижности, наиболее приспособлена к сочетанию огня с внезапным ударом массами в конном строю во фланг и тыл противника. Современное вооружение конницы позволяет ей самостоятельно подготовлять удар и выполнять боевые задачи. Атака и преследование конницей расстроенной пехоты противника приводит к полному уничтожению последней».
В равной мере мы считаем установки т. Триандофилова противоречащими приказу РВС СССР № 436 от 13/VIII 1927 г., который начинается со слов:
«опыт гражданской войны и войны с белополяками установил решающее значение действий конных масс, способных к самостоятельному выполнению различных оперативных боевых задач» (курсив наш. — Б.)
и закрепил за конницей значение одного из важнейших элементов вооруженных сил СССР, а также ст. 5 БУК, ч. II, раздел 1.

В чем же кроются основные ошибки автора в оценке оперативной деятельности конницы и работы конницы вообще? Если прочитать то небольшое количество строк, которое автор уделяет коннице, то увидим, что он всецело стоит на точке зрения «ездящей пехоты», «прошли времена, когда конная атаки решала участь боя», — вот подлинные слова автора, и далее:
«конь ей дан только для того, чтобы быстрее достигнуть тех пунктов, откуда введение в дело большого огневого резерва обещает наибольшие результаты».
Если эту мысль довести логически до конца, можно договориться до упразднения лошади и реорганизации кавалерии в моторизованные полупехотные соединения. По-видимому, автор опасался прямо высказаться, но сквозь строки стр. 109 и 110 эти намеки можно усмотреть.

В какой мере эта точка зрения автора согласована с нашим БУК, ч. II, в котором прямо говорится, что:
«атака в конном строю является решающим средством поражения противника. Поэтому конница должна воспитываться в духе стремления к конному удару».
Далее совершенно правильно указывается, что
«вместе с тем каждый кавалерист должен знать, что успех конного удара возможен только при благоприятных к тому условиях — при внезапном появлении перед противником или при подавлении и расстройстве системы его огня» (курсив наш. — Б.).
Статья заканчивается словами:
«Поэтому конная атака должна производиться с таких расстояний, которые обеспечивают сохранение сил конского состава к моменту первого удара и по следующих ударов, а также и преследование противника» (курсив наш. — Б.).
Как увязать статьи устава, выпущенного в 1929 г., с трактовкой т. Триандофилова и как разобраться в этом еще не искушенному в боях молодому командиру-кавалеристу (старые бойцы, ветераны гражданской воины на Триандофиловскую удочку не пойдут)?

Ведь имя и положение автора в армии дают основание считать, что к его голосу не только могут, но многие и будут прислушиваться. Итак, мы считаем необходимым поставить вопрос прямо, — указания нашего устава БУК, ч. II и ПУ 29 являются нашей настольной книжкой, все остальное, противоречащее им, — ересь, которой не должно быть места в наших установках. В этом отношении мы никак не можем согласиться с т. Микулиным, который считает, что указания п. 9 ПУ 29 возвращают нас в теории к лучшим временам Зейдлица и Наполеона («Война и Революция», стр. 32, № 12 за 1929 г.).

А отсюда первый вывод: 1) в условиях Красной армии никакой речи о ездящей пехоте быть не может; 2) атака в конном строю является решающим средством поражения противника; 3) конница в условиях будущих классовых войн ни в коем случае своей самостоятельности не утратила.

Теперь перейдем к следующему вопросу — оперативной деятельности конницы.

Автор, по нашему мнению, как-будто себе противоречит; в одном месте он характеризует работу конницы, как внезапное введение в действие огневых средств и быстрое исчезновение после достигнутого успеха и, наконец, появление вновь для нового участия в бою, а в другом месте он указывает (стр. 166), что конница должна уметь, выдвинувшись далеко вперед (до 75—100 км), способствовать тактическому окружению противника. Как-то не вяжутся эти два понятия быстрого исчезновения с повторным появлением и действия в глубоком тылу противника. Первое отрицает самостоятельность конницы, второе подтверждает таковую; разобраться в этом не так легко. Видимо, автор не закончил своей мысли, а по смыслу ясно, что в первом случае бралась ставка на «подвижной резерв» по методу французского командования. Почему в таком случае всплыли на стр. 166 действия на фланге и в тылу у противника, не ясно. Наконец, первая мысль ввода конницы с последующим исчезновением непонятна и по соображениям самого воспитания конницы и не только конницы, но и любого рода войск.

Объясните бойцу, почему он дрался день-два, одерживал успех, но не имел
бы права развивать его и добивать своего классового врага, а должен будет оставить его и предлагать свои услуги в другом месте. Такой метод немного напоминает рыжих в цирке, но мы полагаем, что конница — носительница традиций Конной армии, червонного казачества и других славных боевых дивизий, заслуживает несколько иную оценку, и эти методы борьбы не только будут отвергнуты, но их наши конники оставят просто без внимания.

Отсюда второй вывод — конница всегда и везде будет самостоятельно своими средствами завершать достигнутые успехи над противником, добиваясь окончательного его разгрома, применяя способы борьбы, хорошо известные бойцам Первой Конной армии и др. кавалерийским соединениям, приводивших к выходу на Новороссийск, Крым и т. п.

Исчерпывается ли оперативная деятельность конницы теми положениями, которые перечислены в труде Триандофилова? Быть может, он не хотел или не предполагал затрагивать другие возможности?

Мы полагаем, что скорее всего, автор считал эти вопросы, не входящими в сумму, затрагиваемых его книгой. Тем не менее, мы полагаем, что где-то следовало бы все же упомянуть о формах оперативной деятельности конницы; а то у читателя может сложиться впечатление, что этим, во-первых, исчерпывается оперативная работа конницы и, во-вторых, не будет ясного представления о том, что же, в конце концов, может дать конница, кроме действий на фланге и затыкания дыр или пробивания таковых.

В своей статье «В чем нуждается наша конница» («Война и Революция», стр. 45, № 12 1929 г.) тов. Терещенко приводит следующие виды оперативных задач конницы: 1) разведка; 2) рейд; 3) завеса; 4) преследование; 5) прикрытие отхода своих войск; 6) работа на флангах своих войск; 7) действия на флангах войск противника; 8) ликвидация прорывов нашего расположения.

Отсюда третий вывод, — касаясь отдельного вида оперативной деятельности конницы, следовало хотя бы вскользь упомянуть об остальных видах оперативной деятельности конницы.

Как общий вывод, который мы можем сделать по книге т. Триандофилова, в вопросах, касающихся конницы, автор проявил изрядную кавалерийскую неграмотность и незнакомство с существующими уставами красной конницы.

Единственно, в чем автор прав, — это в вопросе необходимости усилить конницу современной техникой; под этим лозунгом подпишется каждый, и этого вопроса мы считаем необходимым коснуться более подробно, затронув косвенно последнюю статью т. Микулина, о которой упоминалось выше.

Мы считаем, что вопрос некоторого пересмотра организационной структуры красной конницы назрел. Автор статьи совершенно прав, считая, что у нас имеется своего рода разрыв между требованиями (идеологического порядка), предъявляемыми тактикой конницы и ее организацией. Мы не вполне солидарны с выводами, делаемыми т. Микулиным, но нам кажется, что ряд нападок, имевших место по адресу конницы за последний год, нападок, поддерживающих своего рода консерватизм в способах действий, обгоняется именно тем, что организация не отвечает спросу конницы, призванной решать самостоятельные задачи.

Ведь для того, чтобы быть в состоянии решать самостоятельные задачи в условиях современной операции и боя, покоящихся на вводе невиданного до сего времени количества технических средств, конница должна сама обладать этими средствами и к тому же такими, которые, обеспечивая его огневую мощь, не лишали бы ее основного свойства — подвижности. Располагаем ли мы этими средствами? В данное время определенно нет.

Но это еще не значит, что мы этим не будем располагать в ближайшие 2—3 года; нам кажется, что время реальной бронированной конницы, о которой еще 3—4 года тому назад поговаривали, не за горами. Оно скоро придет, и наши кавуставы, которые написаны не для сегодняшнего только дня, это предусмотрели.

По нашему мнению, т. Триандофилов и его сторонники проглядели этот вопрос, и, забыв о нем, у них и сложилась своего рода теория неверия в роль конницы в будущей войне.

Для нас остается несомненным, что какие бы формы конница не приобрела, но конные массы, как и прежде, сыграют свою решающую роль в начале войны, во время войны и к концу ее.

В условиях будущей классовой войны коннице на нашем западном, да и на восточном театрах военных действий обеспечено не менее славное будущее, чем в гражданскую войну и войну с белополяками.

Мы не предрешаем вопрос, нужны ли нам оперативные группы или конные корпуса (лично мы являемся сторонниками второго порядка), следует ли упразднять бригады или нет, усиливать кавполки до 6 эскадронов или оставлять их 5-эскадронными, ибо это вопросы дискуссионного порядка, которые находятся всецело в зависимости от наших экономических и коневых ресурсов, но мы определенно стоим за необходимость пересмотра организационной структуры наших высших кавсоединений.

Нам надо вопросы организации подчинить современным тактическим нормам, исходя из тех задач, которые могут выпасть на долю конницы, решающей самостоятельные проблемы на театре военных действий и на поле сражения.

При разрешении этого вопроса нам кажется необходимым обратить внимание на следующее.

Однотипность организации конницы, т.-е. однотипность структуры кавполка и высших соединений. При этом необходимо решить вопрос, что нам во всех отношениях (ресурсы экономические, коневые, система управления и т. д.) выгоднее — отдельная кавбригада 3-полкового состава, с необходимой техникой, или 3-бригадная дивизия; надо ли конницу в мирное время объединять в конные корпуса и каков должен быть состав этих корпусов.

Необходимость сохранения принципа троек как вполне себя оправдавшего в отношении деления конных соединений (для кавбригады — 3 полка, для кавдивизии — 3 бригады и т. д.).

Соответствующего оснащения конницы техникой в условиях целесообразного распределения ее по подразделениям, понимая под этим вопрос усиления техникой кавполка, отд. бригады или дивизии и корпуса.

Коренного пересмотра организации средств управления крупных соединений конницы (в частности, эскадрона связи).

Перевода всего тыла конницы, кроме полковых обозов, на автотранспорт. Таковы наши пожелания. Мы уверены в том, что реконструкция конницы сразу подымет качество ее и что в ближайшие годы нашим кавалерийским начальникам удастся доказать в условиях мирной учебы, а в дальнейшем и на полях последних решающих сражений труда с капиталом, что, как и раньше, в умелых руках и при правильном руководстве решающее слово останется за конницей. Будем надеяться, что нам еще удастся быть свидетелями повторения славной истории Первой Конной армии.

Кавалерийский сборник. 1930. № 3.
Tags: 1918-1941, Кавалерия, Кавсборник, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments