Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Взгляд на конницу со стороны

СОВРЕМЕННАЯ КОННИЦА

П. И.

В настоящее время в нашей литературе вновь поднимается вопрос о коннице и поднимается кавалеристами (тт. Гай и Терещенко), устанавливающими, что конница в современном ее состоянии не в силах будет выполнять возлагаемые на нее задачи. Отсюда вывод — надо пересмотреть ее организацию. Оба автора и пытаются это сделать, но, нам кажется, не достаточно решительно и глубоко. Внимание их прежде всего сосредоточивается на тылах, штабах и средствах связи конницы, и только т. Терещенко в конце статьи («ВиР, кн. 12, п. г.), как будто мимоходом, говорит о необходимости усиления конницы средствами подавления. Тыл конницы, по их мнению, немощен и мало подвижен: он не может своевременно подать коннице средства, необходимые для боя, и, обладая скоростью движения не более 4 км в час, отстает от конницы на первом же переходе. Эти обстоятельства приводят к тому, что конница в современных условиях начинает терять свои свойства — самостоятельность и подвижность. Чтобы восстановить эти свойства (в современном их понимании), предлагается моторизовать тыл конницы. Возросшая в силу этого подвижность потребует иных средств управления, т. е. моторизации штабов и средств связи. Спорить с предложениями авторов не приходится, — они совершенно правильны, но все же вопроса не разрешают, если даже принять в расчет указания т. Терещенко на необходимость усиления конницы средствами подавления (пулеметами).

Не принадлежа к кавалеристам, мы не претендуем на безошибочность наших выводов и предложений относительно конницы. Конницу мы попытаемся рассмотреть с точки зрения применения ее 1) в тесном взаимодействии с войсковыми соединениями и 2) в плане операции. Нам кажется, такое рассмотрение поможет дальнейшему обсуждению вопроса о коннице, — именно, широкому обсуждению, так как в вопросе о коннице консерватизм играет не последнюю роль, и его надо разбить.

Возвращаясь к теме, мы утверждаем, что мероприятий, предлагаемых тт. Гай (статьи в «Красной звезде») и Терещенко, недостаточно, и не с этого надо начинать обсуждение вопроса. Надо посмотреть, удовлетворяют ли требованиям, предъявляемым к коннице современными условиями, ее организационные формы: не требуется ли здесь пересмотра.

ПУ 29 устанавливает, что «Стратегическая конница, в силу своей подвижности, наиболее приспособлена к сочетанию огня с внезапным ударом массами в конном строю во фланг и тыл противника. Современное вооружение конницы позволяет ей самостоятельно подготовлять удар и выполнять боевые задачи. Атака и преследование конницей расстроенной пехоты противника приводят к полному уничтожению последней» (ст. 9).

БУК 29 указывает, что «конница может действовать как самостоятельно, так и во взаимодействии с пехотой и другими родами войск» (ст. 1).

Изучая ПУ 29 дальше, мы в отношении конницы находим следующие положения:

1) Во встречном бою «части стратегической конницы (если приданы корпусу) используются для обхода колонн противника и удара с фланга и с тыла» (ст. 164).

2) В наступлении на обороняющегося противника в период подхода к противнику — «стрелковый корпус производит разведку войсковой авиацией и частями стратегической конницы (если приданы)» (ст. 173); и в этом случае «решительный бой (разведывательного отряда стратегической конницы — П. И.) сосредоточенными силами — основной способ разведки» (ст. 175).

3) В самом наступлении — «В случае подчинения войсковому соединению частей стратегической конницы, их надлежит использовать в ударной группе, обходящей фланг противника... При прорыве фронта конницу следует использовать в последних эшелонах, пуская ее в дело после полного прорыва оборонительной полосы противника... Коннице полезно придавать моторизованные части и, если есть, танки...» (ст. 192).

4) Для преследования «стратегическая конница (если придана) с танками, батареями и даже одиночными орудиями дальнобойной артиллерии, направляется в прорыв для удара по образовавшимся флангам, или для удара по противнику, свертывающемуся в колонны, или для параллельного преследования, если противник успел оторваться» (ст. 245).

Написано не много, но роль стратегической конницы в общевойсковом бою выявлена ясно и четко. Общая установка такова, что основное назначение конницы при действиях в составе войсковых соединений — не разведка (речь все время будет итти о стратегической коннице, поэтому прибавлять наименование «стратегическая» в дальнейшем мы не будем), а бой. Только в одном случае — при подходе к противнику для наступления — указано, что части конницы могут быть использованы стрелковым корпусом для разведки противника. Почему только в указанном случае? А потому, что только в этом случае части конницы могут быть снова собраны к началу наступления на оборонительную полосу (подготовка которого займет значительное время), т. е. могут быть использованы в бою, на флангах или в прорыве. Во встречном же бою, быстро развивающемся, устав от использования конницы на разведку воздерживается, так как при быстром развитии действий не всегда можно успеть собрать конницу, выброшенную в разведку, и использовать ее для боя.

Второе положение, вытекающее из изложенного в ПУ 29, то, что конница используется для ударов по флангам и тылу противника (при прорыве, например, только тогда, когда в расположении противника образуются в силу произведенного прорыва фланги) и для преследования его.

Третье положение — что конница наиболее способна (в силу подвижности) сочетать огонь и внезапные удары массами в конном строю, что она может самостоятельно подготовить удар и выполнять боевые задачи, и это ей позволяет ее вооружение.

Но последнее положение сам ПУ в дальнейшем подправляет. Мы видим, что устав во всех случаях рекомендует придавать коннице средства усиления и подавления (моторизованные части, танки и дальнобойную артиллерию), а это значит, что у самой конницы в настоящий момент этих средств недостаточно. Устав, таким образом, в своей установке опередил развитие вооружения конницы. Отсюда вывод: чтобы осуществить положение устава, надо довооружить конницу, но как и в какой степени — это первый вопрос, на который мы попытаемся ответить.

Второй вопрос — в каком конном соединении достигается наилучшее сочетание огня с внезапным ударом массами в конном строю и как определить величину массы, наиболее выгодную для внезапной атаки в конном строю?

Ответы на эти вопросы предопределят новые организационные формы конницы.

Еще одно замечание в отношении использования конницы в составе войсковых соединений: по ПУ 29 конница в целях тактических обычно используется в составе стрелкового корпуса, а это значит — соединениями не выше конной бригады или дивизии.

Об использовании конницы в плане операции ПУ 29, естественно, не говорит, так как ПУ охватывает только область тактики, но все же, основываясь на свойствах конницы и опытах прошлых войн, не трудно определить роль конницы и в операции.

В мировой и гражданской войнах мы встречаем такие крупные соединения, как конные корпуса, а в гражданскую войну и еще большие — уже чисто оперативного порядка — конные армии, самостоятельно выполняющие крупные оперативные задачи. Не вдаваясь в доказательства, осмелимся утверждать, что в будущей войне обстановка позволит применять и потребует применения таких же крупных соединений, т. е. в составе стратегической конницы мы будем иметь наряду с отдельными дивизиями, конные корпуса и более крупные оперативные соединения (армии). Дивизии и корпуса составят армейскую конницу, а оперативные соединения, по нашему мнению, будут создаваться (из дивизий и корпусов) для выполнения особых оперативных задач в составе фронта (как например Конная армия Буденного в гражданскую войну).

Действия этих последних, будучи совершенно самостоятельны, в современных условиях должны будут протекать в согласовании с другими армейскими соединениями; думать сейчас о рейдах типа американской войны не приходится. Это будут действия, похожие на действия армии Буденного в русско-польскую войну.

Необходимо оговориться, что мы берем первый период войны буржуазных государств с нами; при перерастании войны буржуазных государств с нами в войну гражданскую внутри этих государств способы действия изменятся, их мы рассматривать здесь не будем. В основном действия таких крупных масс сведутся либо к обходу фронта противника, либо к развитию оперативного прорыва. В обоих этих случаях конные оперативные соединения должны быть способными преодолеть всякое сопротивление, которое они могут встретить, а для этого они должны быть соответствующего состава, включать в себя, помимо конницы, и другие роды войск, а сама конница в них, для ведения боя, должна быть усилена средствами подавления (как об этом говорит ПУ 29).

Армейская конница будет использована для оперативной разведки, для прикрытия развертывания, для действий на флангах и в тылу противника в согласовании с действиями войсковых соединений и, наконец, в составе войсковых соединений (о чем говорит ПУ 29). Во всех этих случаях задачи свои конница может выполнить только боем, а для боя, как говорит ПУ 29, конница всегда должна усиливаться средствами подавления и огневыми.

Таким образом вытекает с полной очевидностью, что сейчас конница не обладает достаточными средствами подавления и огневыми, — ее надо усиливать во всех случаях. Если же требуется усиление средствами во всех случаях боевой деятельности, то целесообразнее эти средства включить в состав конницы организационно; это приведет и к лучшему использованию этих средств, так как конница будет иметь возможность тренироваться во взаимодействии с ними.

С первого взгляда вопрос об организационном включении добавочных средств кажется простым: придать все эти средства коннице теперь, прослоить ими ту организацию, которая существует, и все будет ладно. Мы осмеливаемся усомниться в этом: нам кажется, от этого дело не улучшится, а ухудшится, — конница станет еще менее подвижной и совсем не гибкой.

Чтобы наметить организационные формы конницы в отношении огневых средств, необходимо предварительно расшифровать положение ПУ 29 о сочетании огня с внезапным ударом массами в конном строю, т. е. ответить на второй вопрос, который мы поставили выше.

Тактическая гибкость — это способность быстро развертываться в боевой порядок (развертывать живые и огневые силы), быстро менять формы и направление боевого порядка, быстро наносить внезапные удары противнику (огневые и удары живой силой), быстро менять направления этих ударов и быстро переходить из боевого порядка в другие порядки.

Внезапность, которая требуется для успеха конной атаки, может быть достигнута быстротою развертывания и скрытностью.

Возьмем такую массу, как дивизия. Доказывать, что развертывание конной дивизии является очень медленным актом, нет необходимости, — это очевидно; сомневающимся в этом предлагается самим подсчитать. Во всяком случае это настолько медленный акт, что пехота успеет за это время направить в определенную сторону свои огневые средства, и внезапности атаки не будет; конная масса здесь не поможет. Правда, массою пехоту можно задавить, но это будет так дорого стоить коннице, что ни один здравомыслящий человек на это дело не пойдет. Всем известно, как трудно восстанавливать потери в коннице, поэтому ломить, так сказать, в открытую, чтобы, понеся огромные потери, разбить 1—2 батальона пехоты, будет просто преступно.

Мы предвидим возражения исторического порядка: позвольте, — нам ответят, — разве не было случаев, когда пехота уничтожалась конницей — конными атаками массой? Были и на наших глазах, но это не была пехота. Это была толпа людей, хотя в некоторых случаях эта толпа внешне походила на воинскую часть, — была, например, вытянута в походную колонну, но никакого охранения и разведки эта колонна не имела, т. е. это была колонна людей, идущих по дороге и подверженных панике от каждого шороха. Мы видели и другие случаи — попытки конницы атаковать в конном строю пехотные части меньшего состава, чем предыдущая колонна, причем со значительно меньшими огневыми средствами, чем теперешняя пехота. Той коннице, которая делала эти попытки, завидовать не приходится. В последних случаях пехоте хватало времени, чтобы направить огонь куда надо и засыпать пулями скачущую конницу; ну а для того, чтобы нанести большие потери коннице, долго стрелять не надо, хватит 1—2 минут хорошего пулеметного огня на дистанциях 500—1 000 м.

Внезапность, следовательно, быстротой движения конницы достигнута быть не может, — пехота (а не толпа людей) всегда успеет приготовить свои огневые средства.

Возможно ли достигнуть внезапности путем скрытности движения? Для атаки конной массой — нельзя. Ведь для внезапности атаки надо конную массу в боевом порядке подвести скрыто на такую дистанцию к пехоте, чтобы последняя не успела повернуть свои огонь; это дистанция меньше 1 км. На такую дистанцию коннице подобраться к пехоте (к пехоте, а не к толпе людей) скрытно невозможно. Следовательно, внезапности надо добиваться другими способами, а именно искусственным ослеплением противника и движением меньшими массами. Искусственное ослепление противника поднятием дымовой завесы перед конницей, при быстром движении ее, осуществить трудно и, кроме того, такая завеса привлечет огонь на себя; задымить пространство, занимаемое противником, дымовыми снарядами или посредством авиации в условиях боя конницы также не удастся. Есть другой способ: подавить огневые средства пехоты противника огнем или другими средствами (артиллерия и танки), прижать пехоту к земле и одновременно подводить конницу по скрытым подступам небольшими частями (эскадронами), т. е. для того, чтобы конной атакой достигнуть результатов, необходимо предварительно подавить пехоту противника, расстроить ее. Против же подавленной и расстроенной пехоты нет надобности направлять крупные конные массы, они просто излишни — это во-первых, а во-вторых, и подвести их скрыто и быстро невозможно. Следовательно: 1) результатами своего огня с наибольшим успехом могут воспользоваться небольшие конные массы; 2) наиболее успешно сочетать огонь с внезапными ударами в конном строю можно в низших подразделениях конницы (не в дивизиях); 3) для атаки расстроенной пехоты не надо крупных конных масс (масштаба дивизии и бригады и даже полка), эту же задачу с большим успехом выполнят меньшие массы и 4) наконец гибкость боевого порядка (переход от действий в конном строю к пешему и наоборот, перемена фронта атаки и т. д.) легче достигается в меньших соединениях. Бой конницы в большей степени, чем бой пехоты, должен быть основан на самостоятельности подразделений ее.

Этим условиям теперешняя конница не удовлетворяет; она имеет массу коней и сабель и мало средств подавления, поэтому задач, возлагаемых, в силу ее оперативной подвижности, на нее, она не выполнит, так как масса коней и недостаток средств подавления не позволяют ей вести бой способами, отвечающими современным условиям. Причем как раз те единицы конницы, которые в бою могли бы проявить наибольшую гибкость, организованы так, что они эту гибкость проявить не могут: сабельный эскадрон состоит из массы коней и сабель с ничтожными огневыми средствами; полк состоит из сабельных эскадронов в ничтожном числе и отдельного пулеметного эскадрона, т. е. является организацией, совершенно не способной вести самостоятельный бой; бригада — чисто механическое соединение одних и тех же единиц, и нового организма высшей формации в сравнении с полком не представляет; дивизия, состоя из механических соединений (бригад), получает уже и средства подавления, но в виде недостаточного числа орудий. В общем дивизия состоит из единиц, не способных вести бой самостоятельно. Поэтому-то, видимо, комдивы и стремятся не управлять боем, а командовать в бою, ну а это всегда приводит к плохим результатам; командовать такой махиной в бою нельзя.

По нашему мнению, организацию конницы надо построить по иным принципам: первое — конница должна состоять из единиц, способных вести самостоятельный бой, начиная с самых маленьких; эти единицы должны сводиться в такие соединения, которые способны были бы вести общевойсковой бой, — подчеркиваем общевойсковой бой, так как конница должна уметь сломить сопротивление и войсковых (стрелковых) соединений; для общевойскового боя конницы (более сложного, чем общевойсковой бой стрелковых соединений) такой массы коней и сабель, как в конной дивизии, не нужно (особенно трехбригадной); бригада, как чисто механическое соединение, нисколько не облегчающее управление, не нужна.

Исходя из изложенного выше, мы предлагаем на обсуждение такую организацию конницы. Начнем с первичных единиц конницы.

Отделение должно быть способным: а) в разведке не только обнаружить охраняющие части противника, но и боем заставить их обнаружить свои намерения; б) при обороне — образовать огневую точку; в) при наступлении в пешем порядке — ударную группу, поддерживаемую своим огнем. При конной атаке отделение, как ударная сабельная сила, входит в общий боевой порядок. Легкие пулеметы, в зависимости от того, по чьему распоряжению конная атака производится (комвзвода или комэска) и в каком составе (взвода или эскадрона), остаются в распоряжении помкомвзвода или старшины эскадрона, которые ведут их с таким расчетом, чтобы пулеметы могли быть поданы к своим частям немедленно, как только потребует обстановка. Исходя из вышеизложенного, отделение должно иметь один легкий пулемет и 12 сабель (6 рядов) или 15 человек и 16 коней (один под патроны для легкого пулемета). В спешенном бою такое отделение даст 1 легкий пулемет и 8 стрелков.

Взвод в разведке составит один разъезд и может войти в состав общевойскового разведывательного отряда. При обороне взвод должен образовать не менее трех огневых точек для того, чтобы при уничтожении одной огнем противника (30% потерь) все же иметь перекрестный огонь (из двух). При наступлении взвод должен быть способа км в спешенном порядке сочетать огонь с движением внутри самого взвода (прикрывая движение своим огнем); быстро переходить от боя в спешенном порядке к конной атаке и наоборот (в этом и заключается гибкость взвода). Последнее обстоятельство ограничивает число составных единиц взвода, — чем их меньше, тем легче переход от одного порядка к другому. Места легких пулеметов в конной атаке мы указали выше. При переходе к конной атаке из спешенного боевого порядка, легкие пулеметы при вызове сабельных коноводов остаются на местах готовыми к борьбе с огнем противника, который может быть вновь возобновлен по коноводам. В дальнейшем пулеметы ведутся помощником командира взвода соответственно указаниям комвзвода. Необходимость иметь при обороне три огневых точки и, с другой стороны, ограничение в количестве единиц во взводе, вызываемое требованиями гибкости боевого порядка, заставляют нас остановиться на трех отделениях во взводе.

Эскадрон должен быть уже совершенно самостоятельным при борьбе с небольшими пехотными частями, поэтому должен иметь в своем составе и станковые пулеметы (которые ему нужны и тогда, когда он идет в разведывательном отряде). Наиболее целесообразный состав его по нашему мнению: три сабельных взвода и 1 пулеметный (2 станковых пулемета).

Следующей конной единицей, мы полагаем, должен быть не полк, а дивизион. Полк же в современных условиях будет являться общевойсковым конным соединением.

Дивизион может получать самостоятельные задачи (в охранении, в разведке и в бою) в отделе от полка; в этом случае ему будет придаваться и артиллерия. Дивизион в своих действиях должен быть способен не только к чередованию пешего боя с конным, но и к одновременной комбинации пешего боя с конным и, кроме того, должен быть способным отбивать атаки механизированных частей. Мы считаем необходимым составить дивизион из двух сабельных эскадронов, одного пулеметного эскадрона (в котором один взвод должен быть зенитным) и взвода мелкокалиберных мушек для борьбы с бронечастями.

Полк, являясь войсковым соединением, способным вести бой самостоятельно, должен иметь состав: три конных дивизиона, один артдивизион из двух батарей 76-мм пушек и одной батареи крупнокалиберных зенитных и противотанковых пулеметов (6 пулеметов). Кроме того полку надлежит придать и некоторые средства, необходимые для включения в разведывательные отряды (легкие бронированные), так как только конные части в данное время задач по разведке полностью решить не могут (как по недостаточной скорости движения, так и по силе огня). При такой организации полк явится мощным соединением, обладающим достаточной и огневой и ударной силой, способной бороться со всякими отрядами, даже моторизованными.

Объединять такие полки в бригады нет никакого смысла, ибо таких полков в дивизии не может быть много; по нашему мнению их должно быть три. Если, кроме этого, в конную дивизию включить артполк с пушками, гаубицами и мелкокалиберной зенитной артиллерией и некоторым количеством крупнокалиберных зенитных и противотанковых пулеметов и броневые средства (броневики и танки), то мы получим войсковое соединение, обладающее могуществом огня, полностью сохраняющее подвижность и тактическую гибкость я совершенно самостоятельное, способное вести бой в пешем и конном строю и комбинированный.

Но такая организация требует совершенно иных средств связи, разведки и саперных средств. Связь должна быть моторизована (как в дивизии, так и в полку) и радиофицирована. Разведке в интересах самой конницы быстро может быть выполнена только быстроходными броневыми средствами в сочетании с пулеметными частями на автомобилях с повышенною проходимостью. Саперные средства, необходимые для повышения подвижности конницы (устранением препятствий), должны быть увеличены и включать в себя переправочное имущество (и в полку, и в дивизии), подрывное имущество и инструмент для дорожно-мостовых работ, и все это, конечно, должно быть на автомобилях (с повышенною проходимостью).

Химические средства (дегазационные) и средства ПВО (крупнокалиберные пулеметы в полку и дивизии и мелкокалиберные зенитные пушки) также должны быть моторизованы.

И последнее, о чем пишут тт. Гай и Терещенко, — это штабы и тыл полка дивизии и корпуса на автомашинах.

И только такую конницу можно будет назвать в полной мере современной, и только такая конница будет отвечать свойствам, определяемым ст. 9 ПУ 29 г.

В отношении более крупных соединений мы скажем только два слова. Эти соединения по существу будут являться оперативными соединениями и, нам думается, должны состоять в большинстве своем из конных дивизий, но с придачей бронечастей и моторизованных стрелковых частей и иметь соответствующий моторизованный тыл.

Не плохо, если авиацию получит и конная дивизия. Вероятно, при напряжении конструкторской мысли можно добиться снабжения дивизии какими-либо легкими самолетами, постоянно перевозимыми с дивизией. В «Красной звезде» промелькнуло известие, что во Франции производились опыты с перевозкой самолета на особом автомобиле и что этот самолет взлетал с автомобиля, когда последний развивал скорость в 85 км. Значит, это возможно, надо только поставить себе такую задачу и постараться ее разрешить.

Мы не стремились дать здесь исчерпывающие соображения об организации конницы, для этого такой небольшой статья не достаточно; и если мы побудим конников этой статьей к тщательному обследованию вопроса о коннице, то мы будем считать свою задачу выполненной.

Война и революция. 1930. № 2.
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Кавалерия, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments