Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

На пути к огневому полку (II)

ОГНЕВЫЕ ПОЛКИ В КОННИЦЕ

А. Певнев

Высокие достижения техники заставили все роды оружия считаться с этим могущественным фактором современной борьбы. Естественно, что и конница должна была также укрепить свою самостоятельность за счет огнесилы. В основу организации современной конницы уже положена не только подвижность, обеспечивающая маневренную ее способность, но и огневая мощь, достаточная для самостоятельного решения выпадающих на конницу задач.

Вся сложная и многочисленная огневая техника — артиллерия, пулеметы, бронемашины, танки и авиация, после тщательного изучения их свойства и роли в совместной боевой работе с конницей, получила ныне организационное оформление в структуре современной конницы. Приняв к себе на службу обширный арсенал огнемашин — современная конница машинизировалась. Большинство сложных вопросов, связанных с внедрением огневой техники в организацию конницы и у нас в красной коннице получили свое практическое разрешение.

В связи с машинизацией современной конницы стоит и весьма важный вопрос — придача, как постоянное организационное соединение, крупным кавалерийским частям армейской конницы своей пехоты. Вопрос этот, хотя и не получил еще своего практического разрешения у нас в красной коннице, все же привлек большое внимание съезда кавалерийских начальников весною 1925 г. и вызвал широкую дискуссию.

Вопрос о придаче крупным кавалерийским соединениям армейской конницы пехотных частей, как постоянное организационное соединение, широко освещался в печати еще до мировой войны; однако и тогда не получил определенного разрешения. В то время, как Германия с начала войны ввела в состав своих кавалерийских дивизий егерские батальоны и роты самокатчиков, как части постоянно ей приданные, у французов в начале мировой войны пехота придавалась коннице спорадически, не было тесно связана с ней, и кавалерийские начальники зачастую оказывались неподготовленными к умелому использованию своей пехоты. Однако, уже в октябре 1914 г. кавкорпуса французской кавалерии сформировали на каждую кавалерийскую дивизию по легкому пешему отряду в составе 6 спешенных эскадронов и пулеметной роты. В 1916 г. кавалерийские дивизии получила по одному пешему полку из числа спешенных кавалеристов, вполне соответствующему штату пехотного полка. Наконец, в 1918 г. пешие полки кавдивизий, входящих в состав кавкорпусов, объединяются в пешие кавалерийские дивизии, вполне соответствующие штатам пехотной дивизии.

У нас в русской коннице в конце мировой войны было приступлено к формированию на каждую кавдивизию по стрелковому полку, а приданные ранее этим дивизиям самокатные роты были изъяты. Боевого применения в работе армейской конницы указанные части не имели, так как, приданные кавалерии уже в период позиционной войны, они несли службу в окопах наравне со спешенными частями кавалерии.

В минувшую гражданскую войну конные корпуса с обеих сторон имели в своем составе пехотные части. Начиная с октября 1919 г., тов. Буденный, хотя и носил звание командующего конной армией, но всегда имел в своем подчинении 2—3 пехотные дивизии. Во всех своих крупных операциях конная армия всегда использовывала свою пехоту для усиления своего огневого могущества. Возлагая на пехоту с ее огневыми средствами ведение медленного тягучего боя, конница гражданской войны, маневрируя на фланге ввязавшегося в бой противника, наносила ему решительный удар в конном строю.

То же подтверждает и опыт русско-польской войны: более крупные кавалерийские соединения постоянно нуждались в придаче им пехоты.

Чем же вызывается необходимость этой придачи коннице своей пехоты?

В современных условиях войны армейская конница в процессе своей боевой работы по существу своего назначения всегда будет действовать вдали от своих пехотных частей, а потому не сможет рассчитывать на ее помощь. В процессе выполнения своих оперативных задач (действие на фланги и тыл противника) армейская конница должна будет самостоятельно уничтожить те преграды, которые энергичный противник сумеет ей противопоставить. На путях своего движения ей придется бороться с неприятельской пехотой, да к тому же весьма часто занимающей укрепленные населенные пункты. Такая задача не может быть разрешена только конным боем, она потребует могучего содействия техники и упорного пешего боя.

Если раньше конница могла атаковать пехоту и, хотя бы ценой больших потерь, прорвать узкую полосу цепи, то сейчас коннице необходимо пройти глубокие боевые порядки пехоты, поражаемые продольным и перекрестным огнем десятков и сотен пулеметов, которые своим огнем сметут все живое, осмелившееся проникнуть в их расположение. Эти объективные данные современной обстановки ясно указывают, что при встрече с пехотой противника потребуется могучее участие техники и связанных с ней действий в пешем строю.

Могучий, искусно управляемый огонь артиллерии, пулеметов, гибкая групповая тактика спешеных частей конницы должны расстроить, деморализовать противника и, прижав его к земле, создать необходимую обстановку для удара холодным оружием в конном строю. Обычно, в то время, когда части спешенной конницы, поддержанные огнем пулеметов и артиллерии, будут выполнять задачу сковывания противника на фронте, части в конном строю, используя наиболее чувствительное место расположения противника — его фланги, будут брошены для нанесения решающего удара. Этот вид боя конницы, состоящий в тесном взаимодействии максимального использования имеющегося в коннице средств поражения в пешем строю и завершении его ударом холодного оружия в конном строю, т.-е. комбинированный бой конницы, является в современных боевых условиях нормальным видом боя конницы.

В соответствии с изложенным о современной боевой обстановке армейская конница весьма часто вынуждена будет применять пеший боевой порядок. А между тем хорошо известна та особенность, что спешенная конница дает единицу весьма малой огневой силы; организация ее спешенных частей носит временный характер, объединение спешенных частей в целые тактические единицы затруднительно. К тому же спешенная кавалерия всегда связана в своих действиях лошадьми, которые она оставляет в тылу.

При таких условиях естественно, что спешенные части кавалерии, не давая той стойкости, которой обладает пехота, все же потребуют выделения большого числа эскадронов для спешивания, что значительно затруднит конницу использовать свое основное свойство-подвижность и силу удара холодным оружием.

Не имея у себя пехоты, как постоянной своей помощницы, конница в условиях современной войны должна будет весьма часто сама спешиваться. Только наличие своей пехоты и участие ее в пешем бою даст возможность сохранить максимальное количество конницы для конного удара.

При таких условиях придача пехоты коннице должна быть постоянной, организационно включенной в мирное время. Армейская (самостоятельная) конница, действуя вдали от пехотных частей, должна будет своими огневыми средствами подготовить возможность своего дальнейшего продвижения вперед. Рассчитывать на своевременную помощь случайно приданной ей пехоты — крайне трудно.

В минувшие мировую и гражданскую войны были нередки случаи временного прикомандирования коннице пехотных частей. В таких случаях кавалерийские части совершенно не были знакомы с пехотными частями, ей приданными, начальники не питали друг к другу доверия, столь необходимого для успешного ведения боя. В лучшем случае, боевая работа конницы с приданными ей пехотными частями не была на должной высоте.

Наконец, здесь надо учесть и психологический момент: кавалерийские начальники, получившие временно пехоту, иногда смогут слишком злоупотребить ее помощью.

Изложенное указывает на необходимость постоянной придачи пехоты крупным кавалерийским соединениям уже в мирное время.

Только такое решение вопроса поможет установлению правильных взглядов на приемы использования приданной коннице пехоты и даст необходимую согласованность в их действиях, как важнейшую данную для успеха комбинированного боя конницы.

Практическое разрешение этого мероприятия потребует прежде всего разрешения вопросов — каким кавалерийским частям должна быть придана пехота и в каком размере?

Здесь необходимо соблюсти известную соразмерность, чтобы, с одной стороны, конница не потеряла своей подвижности, а с другой стороны необходимо, чтобы придаваемая ей единица пехоты была бы достаточно мощной огневой силой.

Конечно, только крупные кавалерийские части армейской конницы — корпуса и дивизии, нуждаются в придаче пехоты. Распыление ее по более мелким частям ничего, кроме вреда, принести не сможет.

Учитывая оперативную самостоятельность нашей кавдивизии и особенности нашего театра военных действий, можно думать, что наилучшим решением у нас в красной коннице было бы придача нашим кавдивизиям постоянной пехоты в составе одного огневого полка 4-хэскадронного состава (из них один — пулеметный).

С придачей огневого полка кавалерийская дивизия получила бы, с одной стороны, устойчивость и силу огня, с другой, — большую маневренную способность, так как, вынужденная вести пеший бой своими средствами, конница не сможет выделить достаточно сильные массы для конного удара и фактически обратится в плохую пехоту.

Обращаясь к возможной организации огневого полка, необходимо учесть, что на долю его выпадут исключительно задачи пешего боя; поэтому в его организации огневая мощь в смысле снабжения его легкими и станковыми пулеметами должна быть выявлена в полной мере.

Помимо трех пеших эскадронов, необходим пулеметный эскадрон станковых пулеметов и хотя бы одна батарея (4 ор.) полковой артиллерии.

Пеший эскадрон 4-хвзводный по 4 отделения в каждом, имея в каждом отделении по одному легкому пулемету.

В пулеметном эскадроне станковых пулеметов желательно иметь примерно по расчету — два на каждый взвод пеших эскадронов, т.-е. 24 станковых пулемета.

Такое усиление огневого полка техникой вполне оправдывается теми задачами, которые тактика ему предъявляет, тем более, что пулемет является одним на подвижных средств огневой техники.

Само собой разумеется, что строевой расчет построения и передвижения огневого полка должен производиться применительно к кавалерийскому уставу; что же касается техники пешего боя, то здесь от пехоты должны быть взяты как общее принципы и приемы подготовки, так и нынешнее формы ведения пешего боя.

Польза от придачи пехоты кавалерии не ограничивается только увеличением огневой мощи конницы в бою: и в мирное время огневой полк будет иметь выдающуюся роль при кавалерия. Хорошо известно, насколько неудовлетворительно стоит в кавалерии обучение стрельбе и боевым действиям в пешем строю. Огневые полки должны стать образцом пехотной службы среди кавалерийских частей, они должны сделаться центром обучения кавалерийских полков стрелковому делу и пешему бою. Это несомненно даст положительные результаты повысит боевую подготовку кавалерии.

Какие же задачи должен будет выполнять огневой полк в кавалерии? В современных условиях войны уже в процессе развертывания крупных кавалерийских частей всегда потребуется, как предварительное условие обеспечивающее успешность этого мероприятия, прочное занятие опорных пункт сохраняющими частями конницы. Даже в период самого столкновения часто может представиться полезный случай занять или удержать тот или иной важный пункт на флангах и в тылу, как мера, обеспечивающая успех конного столкновения.

Эта трудная задача, всегда связанная с неизбежной разброской и дроблением конницы, в полной мере может быть выполнена огневым полком конницы.

Но и в самом бою крупных кавалерийских масс использование огневого полка будет иметь свое полезное применение. Учитывая, что комбинированный бой в современных условиях войны является нормальным видом боевого столкновения для армейской конницы, мы должны признать, что в этой форме боя всегда потребуется выделение известной части конницы для создания того «огневого щита», опираясь на который, конница, маневрируя, сможет использовать свое ключевое свойство — подвижность для нанесения конною удара. В этих условиях огневой полк освободит конницу от необходимости спешиваться и сохранит ей максимум сил для конного удара. Таким образом, основной задачей в бою приданной коннице пехоты будет — вернуть коннице утраченную ею при спешивании подвижность.

Конница в силу своих основных свойств — подвижности, весьма часто легко сможет захватить тот или другой важный пункт или рубеж, но удержать его она не сможет. Только пехота, спешно подвезенная, сможет закрепить этот участок и тем самым освободить к моту для дальнейшей работы

И в разведывательной работе армейской конницы участие огневого полка весьма часто будет полезно.

Развитие современных средств поражения, усовершенствование средств связи и наблюдения исключают возможность вести разведку путем скрытого проникновения и углубления небольших разведывательных органов в расположение противника. Этот способ действий в современных боевых условиях является вспомогательным. Обычно же разведывательные органы армейской конницы смогут решить свои разведывательные задаче только боем. Поддержка огневым кулаком в наиболее важных направлениях с целью пробить те пробки, опираясь на которые противник будет пытаться мешать проникновению нашей разведки — явится совершенно необходимым. Усиление разведывательных органов кавалерии пехотой будет весьма частой задачей в условиях современной боевой действительности.

Наконец, огневой полк, двигаясь на подводах в составе главных сил, всегда будет менее утомлен, чем конные части, на долю которых падает не только вся тяжесть самого перехода, но и трудная служба по разведке и обеспечению.

В этих случаях конница сможет передать службу обеспечения огневому полку, дабы после утомительного перехода дать необходимый покой и отдых своему конскому составу.

Успешное выполнение всех упомянутых задач, кои тактика предъявляет огневому полку кавалерии, конечно, будет во многом зависеть от способа передвижения пехоты, приданной коннице. Только тогда, когда приданная кавалерии пехота не будет отставать, полезность этого мероприятия будет обеспечена.

В Германии, Франции, в государствах с развитой техникой, вопрос этот разрешается в полной мере придачей для перевозки пехоты приданным кавалерии автотранспортом. У нас разрешение этого вопроса будет труднее. Даже в том случае, если бы наша техника смогла предоставить нашей коннице необходимое количество автомашин для перевозки пехоты, то и тогда трудно было бы рассчитывать на безотказность этого средства при недостаточном количестве дорог, удобных для движения автотранспорта, особенно в районах наиболее вероятных действий наших кавалерийских масс. Но если мы не сможем рассчитывать на широкую помощь автотранспорта, то снабдить приданную кавалерии пехоту штатными повозками для ее перевозок мы всегда сможем. Такая пехота не отстанет от кавалерии. Во время зимнего 400-верстного похода на Ростов в конной армии тов. Буденного не было ни разу случая, чтобы приданная конной армии пехота отстала. Способ передвижения пехоты был частью на подводах, частью пешком — налегке.

Если предположительно допустить среднюю численность огневого полка — 450 человек, то, рассчитывая по шести человек на повозку, потребуется примерно 80 троечных повозок на один огневой полк. Число это достаточно велико, но оно не представляется нам чрезмерным. Если колеса обозного транспорта часто являются тяжелыми гирями, связывающими подвижность конницы, то колеса, везущие огневой полк, должны расцениваться так же, как и те колеса, которые везут орудия, пулеметы и всю сложную огневую технику, поступившую ныне на службу в конницу.

Только при разрешении вопроса о способе перевозки пехоты, приданной коннице, и снабжении ее надлежащим транспортом скажется полезность этого мероприятия. Трудности в снабжении колесным транспортом, конечно, будут, но они не таковы, чтобы их можно было считать неразрешимыми.

В западно-европейских армиях при переброске пехоты на повозках, в видах сокращения числа подвод, во время мировой войны практиковался прием, при котором подводы давались лишь на половину состава перевозимой пехоты. В то время, когда половина людей ехала на повозках, другая шла пешком. Через каждые полчаса по свистку люди меняли места. Этот прием значительно облегчал движение пехоты, с другой стороны сокращал число подвод на половину.

При надлежащем отборе людей для службы в пехотных частях, приданных коннице, при упомянутом способе использования подвод быть может можно бы па первых порах ограничиться, как временной мерой, половинным составом подвод.

В общем, учитывая опыт мировой и гражданской войн, а также вероятный характер будущих действий современной конницы, нам думается, что организационная придача огневого полка нашей красной коннице была бы своевременным и полезным мероприятием. Включение огневого полка, снабженного огневой техникой и средствами передвижения, не уменьшая подвижности кавалерии, придаст ей невиданную устойчивость и самостоятельность, а при умелом использовании огневого полка в бою, этот последний явится не «тяжелой гирей на ногах нашей конницы», а тем «огневым щитом», опираясь на который, Красная конница будет наносить свои могучие и грозные удары в конном строю.

Война и революция. 1925. Кн. 8-9 (ноябрь-декабрь).


Во многом эта статья повторяет доводы предыдущего выступления, но интересна она тем, что в тот момент (осень 1925 года) эксперимент с огневым полком как раз начался: 7-ю Самарскую кавалерийскую дивизию перевели на новый штат. Шесть её обычных кавалерийских полков сдвоили — сделали три полка по 6 сабельных эскадронов. И добавили огневой полк в составе:

— три стрелковых эскадрона (по четыре стрелковых и одному пулемётному взводу);
— пулемётный эскадрон;
— полковая батарея;
— взвод конных разведчиков;
— химический взвод;
— подразделения обеспечения.

Передвигаться личный состав полка должен был на повозках, на что отрядили сотню обозных лошадей. К сожалению, в книге Е. Дрига не указана численность этой части, но, видимо, она составляла как раз те 400-500 человек, как в статье А. Певнева.
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Кавалерия, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment