Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Реакция на критику

В 3-м номере «Военно-исторического журнала» за 1966 год опубликовали отзыв на книгу В.И. Дмитриева «Атакуют подводники». В частности, там было написано:

«Отмечая достоинства книги, мы не можем пройти мимо ошибок, которые допустил автор при освещении отдельных событий. Чрезмерно увлекаясь образностью описания отдельных боевых эпизодов, он иногда забывает об их достоверности. Примером может служить рассказ о потоплении в Балтийском море немецкого лайнера "Вильгельм Густлоф" (стр. 250-252). Сопоставление записей вахтенного журнала и журнала боевых действий подводной лодки "С-13" с текстом рецензируемой книги показывает, что утверждения автора об обнаружении формирования конвоя и судов, "выползавших" из Данцигской бухты (стр. 250), не соответствуют действительности. Документы свидетельствуют, что никакого конвоя не было и лайнер шел один. Отсюда следует, что и все дальнейшие рассуждения автора о тяжелой обстановке, сложившейся для лодки "С-13" после потопления лайнера, ошибочны, так как район, где был атакован "Вильгельм Густлоф", никто не бомбил и лодка не преследовалась. Подошедшие несколько позже вражеские корабли занимались спасением людей и лодки не обнаружили.

...

Автор неоднократно подчеркивает угрозу непременной детонации зарядов наших торпед при близких разрывах глубинных бомб или мин (стр. 115, 251 и др.), утверждая, что в каждом случае лодке угрожала неминуемая гибель. Опыт минувшей войны показал, что такое заключение не имеет оснований. К тому же нетрудно видеть, что оно находится в явном противоречии с приведенным в книге примером подрыва подводной лодки «М-113» на плавающей мине противника, когда были «деформированы носовые торпеды» (стр. 303)».


Данное выступление не прошло даром (пусть и не во всём), что доказывается двумя отрывками ниже.


Дмитриев В.И. Атакуют подводники. М.: Воениздат, 1964. С. 249—252.
11 января 1945 года «С-13» вышла в очередной боевой поход для действий в южной части Балтийского моря. 30 января лодка крейсировала в районе маяка Хела (Хель). Наступали ранние январские сумерки, и вскоре на море спустилась мгла. Однако в 21 час 10 минут командир отделения рулевых комсомолец старшина 2-й статьи А. Я. Виноградов, стоявший сигнальную вахту, обнаружил вражеские суда, медленно выползавшие из Данцигской бухты. Это формировался конвой, который должен был следовать в Киль и Фленсбург.

Маринеско решил, воспользовавшись темнотой и сильным волнением моря, подобраться к конвою поближе и выбрать наиболее ценный объект для атаки. Был принят главный балласт, рули положены на 1—3° на всплытие, и подводная лодка в позиционном положении, постепенно увеличивая скорость хода, легла на курс, параллельный курсу конвоя.

«С-13» шла лишь в 2—2,5 кабельтовах от вражеских кораблей. Идти, несмотря на сильное волнение моря, большой скоростью в позиционном положении, когда на поверхности фактически оставалась одна только рубка, было чрезвычайно рискованно. Не исключалась возможность неожиданного ухода подводной лодки на глубину. История подводного плавания хранит немало подобных примеров. При этом палуба лодки, почти полностью находившаяся под водой, сыграла бы роль огромного горизонтального руля, способствующего быстрейшему погружению ее. Это грозило гибелью не только тем, кто находился на мостике, но и всему экипажу, так как рубочный люк оставался открытым.

И тем не менее подводная лодка настойчиво продолжала двигаться вдоль кораблей конвоя. Видимо, в темноте фашисты принимали рубку подводной лодки, рассекавшей встречную волну, за корпус катера. К тому же боцман коммунист старшина 1-й статьи А. Н. Волков и старшина 2-й статьи А. Я. Виноградов сумели перехватить опознавательные, которыми обменивались корабли противника, и советские подводники чувствовали себя теперь совсем уверенно.

Торпедный удар было решено нанести по самому крупному транспорту.

— Тысяч двадцать будет, не меньше, — прикидывал командир.

Давно объявлена торпедная атака. Напряженно ждут подводники команды «Пли!». Вот наконец пройден траверз цели. «С-13» развернулась на боевой курс, и в 23 часа 08 минут командир дал четырехторпедный залп.

Через пятнадцать секунд воздух задрожал от мощного тройного взрыва. Одна из торпед угодила в район фок-мачты фашистского транспорта, другая — в его середину, третья — под грот-мачту. Четвертая торпеда почему-то полностью из аппарата не вышла и теперь представляла для подводной лодки смертельную опасность. Достаточно было близкого разрыва глубинной бомбы, чтобы сотни килограммов тротила сдетонировали.

Темноту ночи прорезали десятки прожекторов, лихорадочно метавшихся по поверхности моря. Но «С-13» уже уходила на глубину. Едва командир отделения торпедистов комсомолец старшина 1-й статьи В. А. Курочкин, соединив систему торпедного аппарата с центробежной помпой, сумел с большим трудом засосать четвертую торпеду обратно в аппарат, как начали рваться глубинные бомбы.

Атакованный транспорт, опрокинувшись на правый борт, быстро погружался в воду. Маринеско несколько ошибся, определяя его водоизмещение. Это был теплоход «Вильгельм Густлоф» тоннажем 25 484 брутто-регистровые тонны, имевший на борту 6100 гитлеровцев, в том числе 3700 унтер-офицеров и матросов-специалистов, эвакуировавшихся из учебного центра подводного плавания гитлеровского флота в Готенхафене (Гдыня)(1). Гитлеровцы использовали теплоход в качестве плавучей базы подводных лодок(2).

К тонущему теплоходу устремились, тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», миноносцы «Т-36» и «Лэве», тральщик «М-341», торпедолов «ТФ-19», пароход «Геттинген». Однако, как только шумопеленгаторы фашистских кораблей обнаружили присутствие советской подводной лодки, «Адмирал Хиппер» поспешил оставить опасный для него район.

Гитлеровцам теперь повсюду мерещились советские подводные лодки, и миноносец «Т-36» даже дважды уклонялся от мифических советских торпед. Из числа находившихся на «Вильгельме Густлофе» спасти удалось лишь 904 человека(3).

В течение двух суток ожесточенно бомбили корабли противника район, где был атакован «Вильгельм Густлоф». Они сбросили до 240 глубинных бомб, но «С-13» сумела оторваться от противника без повреждений, если не считать нескольких лопнувших от близких разрывов бомб электрических лампочек.
____________
1. ЦВММ, рукописный фонд, д. 262, л. 9.
2. См. Л. М. Еремеев, А. П. Шергин. Подводные лодки иностранных флотов во второй мировой войне, стр. 209.
3. См. J. Меistег. Der Seekrieg in den osteuropaischen Gewässern 1941—1945, S. 124.


Дмитриев В. И. Атакуют подводники. М.: Воениздат, 1973.
В январе 1945 года «С-13» действовала в южной части Балтийского моря. 30 января она крейсировала в Данцигской бухте в районе маяка Хель. Около 20 часов гидроакустик старшина 2-й статьи И. М. Шнапцев уловил далекие звуки винтов. «С-13» пошла на сближение с противником. В 21 час 10 минут командир отделения рулевых комсомолец старшина 2-й статьи А. Я. Виноградов, несший сигнальную вахту, в темноте заметил вражеские суда, медленно выползавшие из бухты.

В этот день вышли из Готенхафена два океанских лайнера — огромный, девятипалубный «Вильгельм Густлоф», лишь в 1938 году сошедший со стапелей, и крупный теплоход «Ганза». Когда-то оба судна плавали на трансатлантических линиях, а теперь служили плавучими казармами для немецких подводников в Готенхафене и Пиллау. Один из западноевропейских исследователей — К. Беккер — утверждает, что на борту «Вильгельма Густлофа» при отходе его от стенки было 4658 человек, а Ровер считает, что в списке пассажиров числилось 6100 человек{340}. По другим источникам, в частности по сообщению шведского радио, на борту лайнера находилось около 9 тысяч немецких солдат, матросов и офицеров{341}. Когда лайнер выходил с помощью буксиров из порта, к нему подошли паром и шлюпки. Были приняты на борт новые сотни людей.

«Ганза» вышел раньше, но на переходе к маяку Хель был вынужден стать на якорь из-за серьезной неисправности машин. «Вильгельм Густлоф» продолжал следовать в сопровождении миноносца «Лёве» и катера-торпедолова «TF-19». Руководили переходом высокопоставленные офицеры из отдела боевой подготовки подводных сил. Они получили приказ оставить базы в Мемеле, Пиллау и Готенхафене и готовить новые экипажи для подводных лодок в западных портах Германии, находившихся пока в относительной безопасности.

Из-за сильного ветра и большой волны торпедолов «TF-19» не смог выдержать заданной скорости хода. Поэтому он был отправлен от маяка Хель обратно. В это время в Южной Балтике находился тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», направлявшийся в сопровождении эскадренного миноносца «Т-36» в Киль. Около полуночи крейсер должен был присоединиться к «Вильгельму Густлофу» и в течение нескольких часов сопровождать его{342}.

Маринеско решил всплыть и, воспользовавшись темнотой и волнением моря, сблизиться с обнаруженными вражескими судами. Подводная лодка в позиционном положении, постепенно увеличивая скорость хода, легла на курс, параллельный курсу противника. На мостике кроме командира находились его помощник Л. П. Ефременков и политработник Б. П. Крылов.
«С-13» шла между берегом и вражескими судами в 2—2,5 кабельтовых от них. Идти при сильном волнении моря большой скоростью в позиционном положении, когда на поверхности фактически оставалась лишь одна рубка, было чрезвычайно рискованно. Подводная лодка могла неожиданно уйти на глубину — палуба лодки, почти полностью находившаяся под водой, сыграла бы в этом случае роль огромного горизонтального руля, способствующего быстрейшему погружению. Это представляло опасность не только для тех, кто был на мостике, но и для всего экипажа, так как рубочный люк оставался открытым. Поэтому находившийся в центральном посту командир электромеханической боевой части инженер-лейтенант Я. С. Коваленко был особенно собранным и внимательным, готовым к любой неожиданности.

Торпедный удар по лайнеру было решено нанести со стороны берега.

— Тысяч двадцать будет, не меньше, — прикидывал тоннаж лайнера командир{343}.

Напряженно ждут торпедисты команды «Пли!». Но вот уже пройден траверз цели. «С-13» развернулась на боевой курс и в 23 часа 8 минут произвела четырехторпедный залп «веером»{344}. Через пятнадцать секунд над морем разнесся грохот мощного тройного взрыва. Одна из торпед угодила в район фок-мачты фашистского транспорта, другая — в его середину, третья — под грот-мачту (четвертая торпеда полностью из аппарата не вышла).
Ночную мглу прорезали лучи прожекторов, лихорадочно заметавшиеся по поверхности моря. А «С-13» уже уходила на глубину. Едва командир отделения торпедистов комсомолец старшина 2-й статьи В. А. Курочкин с помощью центробежной помпы втянул застрявшую торпеду обратно в аппарат, как начали рваться глубинные бомбы.

«Вильгельм Густлоф» с большим креном на левый борт медленно погружался в воду. На лайнере началась паника. К тонущему теплоходу поспешили тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», миноносец «Т-36», тральщик «М-341», учебное судно «Т-2», сторожевой корабль «V-1703», пароход «Гёттинген», дозорные корабли. Но как только фашистские гидроакустики обнаружили присутствие советской подводной лодки, «Адмирал Хиппер» покинул этот район. Гитлеровцам уже стали мерещиться ее новые атаки — миноносец «Т-36» дважды уклонялся от мифических торпед. На «Вильгельме Густлофе» одна из переборок, не выдержав давления хлынувшей через пробоины воды, лопнула. Огромный лайнер содрогнулся и через минуту скрылся под водой. Из числа находившихся на теплоходе гитлеровцев были спасены всего лишь 904 человека{345}.

Вражеские корабли в течение двух суток ожесточенно бомбили район, где был атакован «Вильгельм Густлоф». Они сбросили до 240 глубинных бомб, но «С-13» оторвалась от преследователей.
_______________
340. См. С. Bekker. La guerre dans la Baltique 1944—1945. Presse de la Cite, Paris, 1960, p. 189; J. Rohwer. Anmerkungen des deutschen Herausgebers des Buches N. A. Piterskij "Die Sowjet-Flotte im Zweiten Weltkrieg", Kapitel 4, Anmerkung 129.
341. См. В. Ф. Трибуц. Балтийцы наступают. Калининградское книжное изд-во, 1968, стр. 334.
342. См. С. Bekker. La guerre dans la Baltique 1944—1945, p. 187, 189, 192, 193.
343. А. И. Маринеско тогда несколько ошибся — тоннаж «Вильгельма Густлофа» составлял 25 484 брт.
344. Стрельба «веером» (сектором) — торпедная стрельба по площади, при которой средние траектории торпед на прямых участках пути имеют расходящиеся направления.
345. См. J. Meister. Der Seekrieg in den osteuropäischen Gewässern 1941—45, S. 124; J. Rohwer. Anmerkungen des deutschen Herausgebers des Buches N. A. Piterskij "Die Sowjet-Flotte im Zweiten Weltkrieg", Kapitel 4, Anmerkung 129.
Tags: ВМФ, ВОВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments