Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Обсуждение «Тактики танковых войск» на страницах «Красной звезды» (II)

Еще о некоторых ошибках

Все интересующиеся тактикой танковых войск знают, насколько бедна наша литература в этой области военных знаний. И вот недавно впервые за последнее десятилетие появился об’емистый труд с многообещающим названием — «Тактика танковых войск». Понятно, с каким интересом отнеслись танкисты к появлению этой книги. Однако оказалось, что ценность книги резко снижается содержащимися я ней ошибками и неточностями.

Обратимся хотя бы к вопросу о «выборе местности, благоприятной для действий танков». Автор утверждает, что при всякой обстановке нужно ориентироваться на местность, удобную для действий танков. Достаточно ознакомиться с боевой практикой советских танкистов во время боев с финской белогвардейщиной, чтобы понять, что иногда именно в неблагоприятных условиях местности танки могут дать особенно большой эффект. Дело в том, что сила противотанковой обороны противника на «трудных участках» обычно слаба, а это содействует внезапности танковой атаки.

Нельзя, как это делает капитан Кузнецов, считать одновременную атаку объекта на широком фронте безоговорочным правилом. В действительности одновременная атака об’екта на широком фронте совсем не обязательна. Известны многочисленные исторические примеры, когда удар наносился не одновременно, а сначала на каком-либо второстепенном направлении и лишь после того, как силы обороняющегося притягивались на это второстепенное направление, следовал удар на другом участке. Именно такой тактический прием помог, например, 123-й ордена Ленина стрелковой дивизии успешно прорвать зимой 1940 года линию маннергеймовских укреплений.

Еще ошибочнее трактовать взаимодействие танков с другими родами войск, как абсолютный закон. Если, скажем, в обстановке встречного боя, когда противник еще полностью не развернулся в боевой порядок, танковый батальон будет организовывать взаимодействие с артиллерией, авиацией, пехотой, вместо того, чтобы немедленно атаковать неразвернувшегося противника, будет допущена явная ошибка.

Характерно, что все свои доводы и положения автор строит чисто умозрительно. В книге не найти ни ссылок на источники, ни исторических примеров, ни опыта современных войн. Капитан Кузнецов не считает нужным аргументировать свои утверждения и расчеты фактами и примерами.

Ложный метод исследования, естественно, породил и ошибки. На странице 6, например, сказано: «Таких образом, опыт мировой войны показал, что танки можно применять в составе боевых порядков общевойсковых соединений и для самостоятельных действий». Каждому человеку, знакомому с событиями первой мировой империалистической войны, известно, что танки применялись тогда только совместно с пехотой и конницей. Что же касается самостоятельных действий, то танки во время первой мировой империалистической войны так не применялись, да и в силу своего технического уровня применяться не могли.

Вопрос о боевых порядках сравнительно простой в ряду других тактических вопросов. Но и он основательно запутан автором.

«Батальон, — пишет капитан Кузнецов, — обычно не имеет сковывающей, ударной групп и резерва и составляет целиком ударную группу. При атаке танков или артиллерии может допускаться прием сковывания противника огнем с места одним из подразделений боевого порядка» (стр. 30).

Не странно ли: батальон обычно не имеет сковывающей группы, а прием сковывания противника огнем допускается.

Развитой боевой порядок, по мнению автора, бывает только в танковой бригаде и выше. Если имеется необходимость разделить функции при атаке (сковывание и удар), а такое разделение имеется не только в батальоне, но и в роте, то необходимо и правильное построение боевого порядка. Во всякой части, ведущей бой, необходим правильно построенный боевой порядок.

Касаясь предбоевых порядков, автор пищит: «Основной целью перехода в предбоевой порядок является уменьшение потерь от огня противника» (стр. 28) (подчеркнуто нами. — А. В.). Это верно только отчасти. Основная цель перехода — ускорить развертывание в боевой порядок. Если бригада идет в походном порядке одной колонной, то для развертывания в боевой порядок ей необходимо в 2—3 раза больше времени, чем при развертывании из предбоевого порядка. В этом суть.

В книге сказано: «Переход в боевой порядок может быть совершен непосредственно из походных колонн, и ему не обязательно должен предшествовать предбоевой» (стр. 29). Выходит, что развертываться в боевой порядок все равно из походного ли или из предбоевого порядка.

Расчета времени в оценке обстановки (когда противник подойдет, сколько времени ему потребуется на развертывание в боевой порядок, когда смогут подойти резервы и пр.) в книге нет совершенно. Нет такого расчета и для своих частей, и в отношении местности.

Всем известно, насколько важна разведка, особенно для танковых войск. Автор почему-то не уделил этому вопросу должного внимания. Даже в главе о наступательном бое ни слова не сказано о том, как надо вести разведку.

В разделе «Принятие решения и приказ» само решение оказывается автором забытым, а вместо него внезапно появляется «план боя». Читатель, следовательно, вправе полагать, что автор ставит знак равенства между этими понятиями, что конечно, неправильно.

Нельзя пройти и мимо путаницы в определениях, которой немало в книге. Автор говорит, например, «о районе сосредоточения». Чем такой район отличается от обычного расположения в районе боевых действий? Ничем. В книге далее названо — «Исходные позиции (рубежи)». Указывая, что на исходных позициях танки занимают не район, а рубеж, т. е. располагаются в линию, не имея второго эшелона, автор допускает явную ошибку, так как расположение на исходных позициях всегда имеет глубину.

Более чем странным является утверждение автора, будто «на рубеже развертывания танковые части и соединения, как правило, не останавливаются» (стр. 33).

Столь категорическое заявление мы считаем необоснованным. На развертывание танкового батальона пли бригады без остановки потребуется времени в 2—3 раза больше, чем с остановкой, возможность перепутывания частой усиливается, и выгод это не дает никаких.

Автор утверждает: если пехота усиливается легкими танками, то это усиление количественное, если же средними или тяжелыми, — это усиление качественное. Здесь путаница очевидна. Усиление всеми видами танков следует рассматривать, как усиление одновременно и количественное и качественное.

И уже совсем смехотворным звучит расчет автора, что «для уничтожения одного пулемета потребуется один танк, а одной противотанковой пушки — пять танков» (стр. 80).

Такие необоснованные, взятие с потолка расчеты способны только привить командирам ложное понимание вопросов танковой атаки, и плохо, если читатели примут эту цифру всерьез.

Перечень ошибок, которыми пестрят книга, можно было бы значительно продолжить.

Полковник А. ВЕЛИКОЛУЦКИЙ.

Красная звезда. 1941. 10 января (№ 8).


«Тактика танковых войск»
(Обзор писем в редакцию)

Дискуссия о книге капитана Кузнецова вызвала многочисленные отклики командиров. «Мы остро нуждаемся в хорошей книге по тактике танковых войск»,— единодушно указывают авторы писем. Они отмечают некоторые достоинства книги капитана Кузнецова, подвергают критике ее недостатки.

Майор Н. Петров упрекает автора в том, что он не дал «полной картины применения танков и организации взаимодействия в стрелковой роте, батальоне, полку. Преподнесенный в книге материал об этом важнейшем звене явно недостаточен как по об’ему, так и по содержанию. Говоря, например, о применении танков в стрелковом батальоне и роте, автор книги не привел ни одной иллюстративной схемы, а касаясь полка, ограничился лишь одной схемой наступления стрелкового полка, усиленного танками».

К недостаткам книги майор Н. Петров относит также отсутствие достаточных данных о боевом использовании танков при преодолении полосы инженерно-химических заграждений и в общевойсковой разведке. Существенным пробелом книги тов. Петров считает, что в ней не дана характеристика тактики танков в иностранных армиях. В общем же тов. Петров считает, что «Тактика танковых войск» — полезная книга.

Общую положительную оценку книге дает также капитан Г. Лапин. По его мнению, «ценность труда заключается в том, что он систематизирует ряд положений по боевому применению танков». Книга, пишет тов. Лапин, представляет интерес не только для танкистов, но и для общевойсковых командиров.

Одновременно тов. Лапин указывает и на недочеты книги. Недостаточно конкретно разработаны в ней вопросы взаимодействия танков с другими родами войск. Тов. Лапин соглашается с мнением полковника Андреева о том, что капитан Кузнецов ограничивается в своей книге перечислением, что нужно делать командиру, но не отвечает на вопрос, как делать. А ведь это для командира самое важное.

Останавливаясь на главе «Танковые штабы», тов. Лапин указывает, что «о самом основном — о согласованных действиях штаба танковой части с общевойсковым штабом не сказало ни слова». Капитон Кузнецов пишет, что взаимодействие родов войск организует танковый штаб. Тов. Лапин справедливо спрашивает: с какого это времени танковый начальник организует взаимодействие различных родов войск? Ведущая роль в организации взаимодействия принадлежит, как известно, общевойсковому штабу, а танковый начальник действует в полном соответствии с решением общевойскового командира. Разумеется, это не исключает работы танкового штаба по организации взаимодействия родов войск внутри танкового соединения. Капиталу Кузнецову следовало сказать об этом более четко (стр. 275).

Ряд вопросов, затронутых в книге, по мнению тов. Лапина, следует разработать более подробно и глубже. Достаточно сказать, что такому интересному вопросу, как внезапность, например, отведено ровно... 19 строчек (стр. 84).

На недостатки «Тактики танковых войск» указывает и майор Н. Алифанов. Он считает, что вопрос о действиях танков в предполье освещен в книге недостаточно. Действия танков в степях и пустынях описаны поверхностно.

Капитан Е. Коршунов считает «Тактику танковых войск» неплохой книгой, «ознакамливающей командиров Красной армии с тактикой танковых войск в основных видах боя». Не соглашаясь с утверждениями генерал-майора танковых войск Штромберга о том, что содержание труда не отвечает его названию, капитан Коршунов пишет, что «Книга соответствует своему назначению и названию». Однако, по мнению тов. Коршунова, «Тактика танковых войск» значительно выиграла бы, если бы положения, приводимые в ней, подтверждались историческими и практическими примерами. Без таких примеров книга в некоторых местах напоминает методическую разработку к тактической задаче.

Так же, как и тов. Лапин, капитан Коршунов считает неправильным, что автор относит организацию и обеспечение взаимодействия всех родов войск к функциям танкового начальника (стр. 275). «Взаимодействие — пишет тов. Коршунов, — организуется в основных видах боя не танковым начальником, а командиром общевойскового соединения, задача же танкового штаба только обеспечить взаимодействие. Собственно говоря, этого как будто капитан Кузнецов тоже не отрицает». В доказательство тов. Коршунов ссылается на стр. 280, где автор правильно излагает вопрос об увязке работы танкового и общевойскового штаба в наступательном бою.

Основная претензия майора Рууса к «Тактике танковых войск» — отрывочное и поверхностное освещение вопросов взаимодействия танковых войск с авиацией, особенно при борьбе в глубине. «Автор книги, — пишет тов. Руус, — только несколькими строками в разных местах упоминает о совместных действиях танков и авиации. В книге ничего не говорится о тактическом взаимодействии танков с авиадесантами в глубине расположения противника. Между тем, когда танки, прорвав тактическую глубину обороны, выходят на оперативный простор, взаимодействие их с авиацией приобретает исключительное значение. Артиллерия и пехота остаются позади. Единственно, кто может оказать существенную помощь танкам, это — авиация».

Опыт современной маневренной войны показывает, насколько важно взаимодействие танков с авиацией. Возьмем хотя бы такой пример. 8 сентября 1939 года танковая группа немцев, выйдя к Варшаве, попала в тяжелое положение. Горючее и боеприпасы были на исходе, польские части со всех сторон окружали немецкие танки. Положение спасла авиация, срочно прибывшая по вызову танкистов. Бомбардировщики разогнали польские части, сбросили боеприпасы и горючее. Это дало возможность танкам нанести поражение противнику и перехватить горловину «привислинского мешка» у Варшавы.

Тов. Руус считает, что в «Тактике танковых войск» должна быть специальная глава о совместных действиях танков и авиации.

В большинстве писем, поступивших в редакцию в связи с дискуссией о «Тактике танковых войск», выражается пожелание, чтобы капитан Кузнецов, учтя критические замечания читателей, внес необходимые исправления во второе издание своей книги.

Красная звезда. 1941. 15 января (№ 12).


О «Тактике танковых войск»

Обсуждение книги капитана Кузнецова «Тактика танковых войск» на страницах газеты «Красная звезда» с достаточной убедительностью показало интерес, который проявляется к работам подобного рода. Нам хочется остановиться на некоторых замечаниях ряда авторов, высказавших свое мнение о книге.

Правы ли генерал-майор танковых войск Штромберг и соглашающийся с ним полковник Андреев, что в книге капитана Кузнецова следует видеть лишь труд, излагающий основные проблемы использования танков в общевойсковом бою? Мы думаем, что в такой категорической форме это утверждение неверно. И вот почему.

Автор книги во всех ее главах, рассматривающих действия танковых войск, касается и самостоятельных действий танковых соединений. Так, в главе «Наступательный бой» имеются разделы: наступательный бой танковых соединений и ввод танковых соединений в прорыв; в главе «Оборона» — оборонительные действия танкового соединения и т п.

Но дело не только в этом. Надо сказать и другое: тт. Штромберг и Андреев упускают то обстоятельство, что такие главы, как «Управление танковыми войсками», «Боевое обеспечение действий танковых частей и соединений», «Материально-техническое обеспечение» и «Танковые штабы», являются общими и анализируют вопросы не только с точки зрения боевой практики танковых войск в общевойсковом бою, но в значительной своей части относятся и к танковым соединениям, действующим самостоятельно.

Однако с тов. Штромбергом приходится согласиться в том, что вопросы самостоятельного применения танковых соединений, особенно в основных видах боя, разработаны автором поверхностно и далеко не с такой глубиной, как это сделано в области действий танков в общевойсковом бою. «Общевойсковая» сторона книги настолько превалирует, что и сам автор, говоря о назначении танковых войск (стр. 14), в конечном итоге сводит их роль только к содействию пехоте и коннице.

Именно это следует отнести к числу основных недостатков книги.

Не совсем ясен упрек полковника Андреева автору «Тактики танковых войск» по поводу того, что в книге «много общих рассуждений, но вот главного — нет анализа работы командира и штаба». Полковник Андреев, по-видимому, хочет детального разбора работы командора и штаба, а следовательно, его отделов и служб. Согласившись с подобной необходимостью, автор должен был разделить каждый вид боя на его отдельные, особо характерные этапы (например, для наступления: подход, организация атаки, атака, работа в районе сбора и т. п.). Идя по такому пути, автор превратил бы свою книгу в своего рода «инструкцию». Вряд ли это следовало делать. Принцип освещения работы командира и штаба, на наш взгляд, правилен, и автор заслуживает упрека только в том, что не во всех разделах эта работа показана.

Рассматривая самостоятельные действия танковых соединений, полковник Ротмистров пишет: «Будут, конечно, случаи, когда для танковых соединений проход в обороне противника сделает пехота...» Следует считать, что прорыв обороны противника, как правило, будет совершаться именно пехотой совместно с другими родами войск. Самостоятельные наступательные действия танковых войск будут иметь место главным образом при обороне противника на широком фронте, подвижной обороне или обороне, к которой противник переходит поспешно. Самостоятельный прорыв танковыми массами сильной и хорошо организованной полевой обороны — случай возможный, но редкий. Такого рода действия, если они будут допущены, потребуют особого усиления танковых соединений. Следует иметь в виду, что при самостоятельном танковом прорыве мощной оборонительной полосы танковые соединения могут быть настолько истощены, что окажутся неспособными для дальнейших действий в оперативной глубине, к чему собственно они призваны в первую очередь.

Напрасно также полковник Ротмистров считает неверным назначение района сбора танкового соединения в расположении своих войск. Предположим, что танковому соединению при вводе его в прорыв будет поставлена задача «ударами с тыла во взаимодействии с войсками, атакующими с фронта, окончательно уничтожить обороняющегося противника». Такой пример фигурирует и в книге (стр. 125). Подобные задачи возможны. И это значит, что при действиях с тыла противника навстречу своим войскам район сбора будет находиться или в тылу у противника или в расположении своих войск.

Таким образом в некоторых отмеченных нами случаях критику книги капитана Кузнецова нельзя считать обоснованной. Что же касается остальных замечаний, то их следует признать вполне справедливыми.

Книга, несомненно, должна быть приведена в соответствие с тем опытом применения танковых войск, какой существует в наши дни. Пособие, не отражающее этого опыта, не может, разумеется, претендовать на полноценность. В книге должны быть освещены такие вопросы, как преодоление полосы инженерно-химических заграждений (об этом писали участники обсуждения — майор Петров и капитан Лапин), взаимодействие танковых соединений с авиадесантами (майор Руус).

Нам хочется особо подчеркнуть, что автор книги предал забвению организацию взаимодействия танковых войск с авиацией. Нет необходимости доказывать, какие широкие возможности для успеха в бою дает умелое согласование действий воздушных сил и наземных войск. С достаточной убедительностью об этом свидетельствуют операции на Западе в боевой опыт Красной армии.

Книга безусловно значительно выиграет, если, как писал капитан Коршунов, в ней найдут место исторические и практические примеры. Это отнюдь не является непреодолимой трудностью для автора.

Не без основания товарищи Штромберг, Андреев, Ротмистров оспаривают ряд цифровых данных, приведенных капитаном Кузнецовым. Речь идет о плотности насыщения танками пехоты при наступлении, о ширине полосы для танкового соединения при вводе в прорыв, о расчете потерь танков от противотанкового огня и т. и. Не говоря уже о том, что данные эти или устарели или неверны, они зачастую вовсе ничем не обоснованы. Например, откуда капитан Кузнецов взял, что противотанковое орудие выводит из строя пять танков? Или, почему для танковой группы (три соединения) при вводе в прорыв необходимая ширина полосы движения исчислена в 6—8 км? Из чего исходит капитан Кузнецов, считая, что при атаке укрепленной полосы надо 6—10 тяжелых или средних танков на 1 км фронта? Так же, как и ряд других, эти вопросы остаются без ответа. Полковник Андреев прав, выступая против «ордерной», как он ее назвал, системы развертывания во встречном бою. При первом же практическом применении такой системы от нее — и это можно сказать с уверенностью — отказался бы сам автор книги.

В нескольких словах можно подвести итоги. Книга капитана Кузнецова заслуживает всяческого внимания. Но ее можно рассматривать лишь как начало работы автора над избранной им темой. Нельзя сомневаться в том, что материалы обсуждения «Тактики танковых войск» помогут автору при переработке его труда.

Генерал-майор танковых войск И. СУХОВ.

ОТ РЕДАКЦИИ: Опубликованием данной статьи редакции заканчивает обсуждение книги «Тактика танковых войск».

Красная звезда. 1941. 11 февраля (№ 34).
Tags: 1918-1941, Военная теория, Красная звезда, Танки
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…