Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Обсуждение «Тактики танковых войск» на страницах «Красной звезды» (I)

26 марта 1940 года в «Красной звезде» опубликовали небольшую заметку о грядущем выпуске ряда учебников, подготовленных коллективом профессоров и преподавателей Военной академии им. Фрунзе. Среди перечислений тем и авторов есть и такие строки:

«Группа преподавателей во главе с комбригом Тамручи — авторы учебника по тактике авто-бронетанковых войск».

Книгу выпустили летом (подписана в печать 26.5.40) под псевдонимом «капитан Кузнецов Т. П.». Неизвестно, зачем понадобился псевдоним, но никакой ошибки в определении текста нет. В сборнике «Вопросы тактики в советских военных трудах (1917—1940 гг.)» (М., 1970) перед выдержками из книги есть примечание:

«По имеющимся сведениям, этот труд был написан коллективом преподавателей Военной академии им. М. В. Фрунзе под руководством генерал-майором В. С. Тамручи и при участии генерал-майора танковых войск Л. И. Котельникова, полковников Н. А. Эрнеста и Д. И. Побле».

По косвенным данным книгу хотели выдвинуть на сталинскую премию, но:

«По разделу военно-теоретических трудов — оперативно-стратегическому искусству, вопросам тактики и военной истории — в этом году ряд работ был отклонен. Так произошло потому, что военно-теоретический уровень представленных работ еще не поднялся до степени выдающихся научных исследований».

Впрочем, без наград работники пера не остались. 12 марта 1941 года вышел приказ НКО № 122 о награждении золотыми часами и ценными подарками ряда авторов военной книги и начальствующего состава Воениздата. Среди награждённых ценными подарками присутствует и генерал-майор танковых войск В.С. Тамручи. Золотые часы, к слову, среди авторов были вручены только одному человеку — генерал-лейтенанту Н.Г. Корсуну.

В том же 1941 году «Тактику...» включили в план новой (5-й по счёту) "Библиотеки командира" и, возможно, мы могли бы увидеть переработанный вариант, если бы не началась война.

Ниже приведены все статьи и обзоры отзывов на книгу «капитана Кузнецова». К сожалению, обзора диспута в ЦДКА в газете не было.


Сегодня в Центральном Доме Красной армии имени Фрунзе состоится диспут по поводу книги напитана Кузнецова «Тактика танковых войск».

Рецензией полковника П. Ротмистрова редакция открывает обсуждение этой книги на страницах «Красной звезды».


Несколько замечаний

Книга капитана Т. П. Кузнецова «Тактика танковых войск»* излагает весьма подробно вопросы боевого использования танковых войск во всех видах современного боя. В книге исследованы все вопросы, связанные с боевым использованием танков. Материал расположен логично, последовательно. Особенно хорошо изложены главы «Оборона» и «Встречный бой».

В главе «Оборона» автор рассказывает о применении танков в составе стрелкового корпуса и стрелковой дивизии в обороне на нормальном фронте, при выходе, из боя, в подвижной обороне и в обороне на широком фронте. В этой же главе он показывает роль танков в оборонительном бою стрелкового полка. Автор хорошо изложил организацию взаимодействия танков с другими родами войск в оборонительном бою. В частности в книге уделено большое внимание вопросу взаимодействия танков с артиллерией противотанковой обороны при контратаках танков противника, а также взаимодействию танков с пехотой. Автор вполне правильно освещает применение танкового соединения в оборонительных действиях.

Глава «Встречный бой» охватывает вопросы использования танкового соединения во встречном бою стрелкового корпуса и стрелковой дивизии. Здесь автор справедливо подчеркивает всю важность массированного и одновременного применения танков при встрече с противником.

Книга привлечет внимание военных читателей, так как интерес к танковым войскам сейчас велик, а новой литературы о танках почти нет. Однако в работе напитана Кузнецова содержится немало устарелых положений. Трудно обвинять в этом автора, ибо книга писалась в то время, когда опыт военных событий текущего года еще не существовал. Тем более важно ориентировать сейчас армейского читателя в том, что уже является отжившим в рецензируемой книге.
___________
* Капитан Кузнецов Т. П. — «Тактика танковых войск», Госвоениздат, Москва — 1940 г. Стр. 288, цена 4 р. 50 к.


«Основное назначение танковых войск, — говорит автор, — сводится к непрерывному и всемерному содействию пехоте (коннице) в быстрейшем выполнении ею боевых задач с наименьшими потерями» (стр. 14).

Такое утверждение не оправдывается опытом современной войны. И действительно, существование разных типов танков, с разными скоростями и боевыми свойствами, а также различие в скорости передвижения пехоты и танков не позволяют сводить роль танковых войск только к задаче непосредственной поддержки пехоты.

Конечно, во взаимодействии с пехотой танки применялись и будут применяться впредь. Однако опыт второй империалистической войны с достаточной очевидностью показал, что танки могут эффективно действовать не только в тесном взаимодействии с пехотой, но и в отрыве от нее. Об этом, к сожалению, автор не упоминает.

С точки зрения опыта современных войн книга содержит еще одну ошибку — шаблонное толкование понятия массированной танковой атаки. Говоря о массированной атаке, автор считает достаточным усиление стрелкового полка одним танковым батальоном, с выводом одной танковой роты во второй эшелон. Эта рота вступает затем в бой для усиления танков первого эшелона или для совместных действий со вторым эшелоном стрелкового полка. Если исходить из такого расчета насыщения танками пехоты, — средняя танковая плотность составит 30—50 танков на 1 км. фронта, причем эти танки вводятся в бой по частям.

Чтобы стало ясным, насколько далеки от современности расчеты, приведенные в книге, достаточно сказать, что Фуллер еще в 1918 г. имел при танковой атаке во время Амьенской операции не меньшую плотность. Что же касается немцев, то они в боях с англо-французскими войсками весной 1940 г. неоднократно создавали при наступлении танковую плотность в 100—120 танков на километр фронта. Но и это, конечно, нельзя рассматривать, как предел.

Если крупные танковые части противника перейдут в контратаку, следует, по мнению автора, в ходе боя ранее распределенные между пехотными частями танковые подразделения об’единить в танковую часть для отражения контратаки (стр. 87, 99, 100). После отражения вражеских сил танки должны быть вновь возвращены пехоте. На наш взгляд, этот совет неудачен. Вряд ли можно в ходе боя собрать танки, подчас разбросанные на пересеченной местности на фронте в 1—2 км и более.

Для борьбы с контратакующими танками противника командиру дивизии необходимо иметь танковый резерв силою до батальона танков (при условии, конечно, если дивизия имеет для своего усиления не менее 5—6 танковых батальонов). До вступления в бой танков резерва, удар контратакующих танков противника должны принять на себя танки, поддерживающие наступление пехоты.

Говоря о необходимости прорвать оборону противника для прохода танковой группы, состоящей из трех соединений, автор не указывает, кто производит этот прорыв. Надо полагать, что речь может итти о пехоте, усиленной небольшим числом танков и артиллерией.

Из книги явствует, что возможность участия эшелона развития прорыва даже в атаке тыловой оборонительной полосы исключается. После того, когда танковый эшелон развития прорыва войдет в прорыв, автор назначает ему район сбора опять-таки где-то в расположении своих войск, (стр. 131).

Нам кажется, что вся эта схема неверна. Будут, конечно, случаи, когда для танковых соединений проход в обороне противника сделает пехота, но не исключен и такой вариант, когда танковые соединения при мощной поддержке артиллерии и авиации сами будут пробивать себе брешь в оборонительной полосе противника. Что касается тыловой оборонительной полосы, то участие танковых соединений в ее прорыве, по всей вероятности, будет правилом.

Прорыв неприятельского фронта обороны должен совершаться без всяких пауз, непрерывно, с постепенным наращиванием сил. Нам представляется, что производство прорыва и ввод в него эшелона развития прорыва являются единой непрерывной операцией. При поддержке мощной артиллерии и авиации оборону противника могут прорывать танковые соединения, если, конечно, местность этому благоприятствует. Вслед за ними наступают мототанковые соединения, мотопехота или конница. Вся эта ударная группа, не задерживаясь на полосе обороны, уходит в тыл противника и там совместно с авиацией и парашютными десантами уничтожает подходящие оперативные резервы противника, громит штабы, захватывает железнодорожные узлы и т. д. Стрелковые дивизии в это время при поддержке тяжелой артиллерии и танков непосредственной поддержки будут разрушать потрясенную оборону противника.

Таковы основные принципиальные замечания по поводу выдвинутых в рецензируемой книге положений. Есть в книге и другие недостатки. Слишком поверхностно остановился автор на действиях танков в горных условиях. Вызывают сомнения утверждения автора о возможности использования голубей и собак как средства управления, о применении дымовых завес на марше с целью маскировки и т. д.

Тем не менее все эти существенные недочеты не умаляют серьезности проделанной автором работы.

Если внести в книгу исправления, диктуемые новейшим военным опытом, она станет действительно полезным пособием для командиров Красной армии.

Доцент полковник П. РОТМИСТРОВ.

Красная звезда. 1940. 18 декабря (№ 294).


Книга, требующая серьезных поправок

Говоря о книге капитана Кузнецова нужно прежде всего иметь в виду, что ее заглавие значительно шире содержания. Правильно было бы рассматривать обсуждаемую книгу как труд, излагающий основные проблемы использования танков в общевойсковом бою, ибо нельзя теперь говорить о тактике танковых войск, не разрабатывая подробно вопроса о их самостоятельных действиях. Но именно последнее затронуто в книге весьма поверхностно.

Следовательно, перед нами работа о применении танков в общевойсковом бою. С этой точки зрения мы и будем о ней говорить.

Книга вызывает немало серьезных критических замечаний. Обосновывая в первой главе причины появления танка, как нового средства, активно содействующего пехоте в ее борьбе с автоматическим оружием, автор забыл об элементе времени. Между тем появление танков, в частности, диктовалось необходимостью обеспечить быстрый темп наступления, предупредить подход резервов противника из глубины.

При изложении причин успеха танков под Камбре автор упустил одно из основных условий, обеспечивших этот успех, а именно — взаимодействие с пехотой и артиллерией.

Нельзя согласиться с чрезмерно оптимистическими взглядами автора на преодоление противотанковых препятствий. Он утверждает: если разведка установила местонахождение, характер и размеры препятствий, их преодоление «всегда возможно» (стр. 9). Опыт показывает, что это далеко не всегда так.

Неверным является утверждение автора, будто средние танки имеют на вооружении кроме пулеметов и «пушку крупного калибра». Общеизвестно, что ни на одном среднем танке в мире пока нет орудий крупного калибра. Речь может итти лишь о средних калибрах, чаще всего 75 мм.

Напрасно столь категорически подчеркивается в книге обязательность поддержки действий танков авиацией, если исходить из этого, то в нелетную погоду должны прекращаться и наземные действия. Это, конечно, неправильно.

Рассматривая методы управления, автор и словом не обмолвился об использовании графических боевых документов. Расчет танкового усиления при прорыве сильно укрепленной полосы автором явно занижен (приведенных 5—10 тяжелых танков на километр фронта хватит лишь в том случае, если не образовывать блокировочных групп).

Вызывает сомнение также целесообразность предлагаемого автором нового деления разведки на дальнюю, ближнюю и боевую. Существующее деление разведки на тактическую и боевую — вполне достаточно.

Эшелонирование тыла дано в книге слишком громоздким. Автор допускает неверную оценку ремонтных средств. Нельзя, например, согласиться с указанием автора, что ремонтная часть танкового соединения должна быть удалена только на 6—10 км от места боя. Путанно изложен порядок использования и подчинения танкового резерва.

Особо следует остановиться на пятой главе. Здесь неточностей и спорных моментов особенно много. Нельзя согласиться с утверждением, будто наиболее верным средством подавления противотанковых орудий являются орудия танковой поддержки. В действительности лучшим таким средством являются танки, особенно средние или тяжелые. Надо лишь, чтобы они вовремя обнаруживали противотанковые орудия.

Весьма спорным кажется ограничение плотности танкового насыщения на все случаи жизни 60—70 танками на 1 км. Очень часто на решающих направлениях, особенно при вводе танковых соединена для развития прорыва, общая плотность будет гораздо выше.

Трудно согласиться с целесообразностью сбора танков в ходе боя для организации преследования. Подобную импровизацию проповедовали, а затем пытались провести на полях сражения французы (с целью, разумеется, не преследования, а отпора германским танкам, что существа дела не меняет). Каков результат такой «импровизации», общеизвестно.

Неудачно изложены некоторые вопросы боевого использования танковых соединений. Наступательный их бой, например, скопирован с общевойскового наступательного боя, танковая специфика не показана.

Очень странной выглядит рекомендуемая автором последовательность задач танкового соединения при развитии успеха. Первой задачей автор считает: уничтожить противника, второй — не допустить его отхода (раз противник уничтожен, как он может отходить?), третьей — захватить вторую оборонительную полосу (это слишком мелко, надо выводить танковое соединение в оперативную глубину), четвертой — уничтожить резервы. Отсутствие логической последовательности в постановке задач совершенно очевидно.

Автор занизил ширину полосы ввода танкового соединения в прорыв, сведя ее до 6—8 км. Опыт показывает, что эта полоса должна быть шириной в 10——12 и даже в 12—15 км.

В следующей, шестой, главе тоже немало ошибочных положений. Начнем хотя бы с указания автора об использовании для прорыва не только танков, но и бронемашин. Неужели автору неизвестно, что бронемашины могут быть использованы для прорыва лишь в виде редкого исключения, да и то лишь в особо благоприятных условиях.

Автор книги заслуживает упрека и в том, что он не учел трудности контрударов перед передним краем силами танковых соединений. На указываемой глубине — 3 км от переднего края — танковое соединение вообще не может развернуться, не говоря уже о той помехе, которую его действия создадут для огня обороны.

Для встречного боя автор предусматривает слишком малую глубину авиаразведка (см. главу седьмую). В отличие от остального хорошо исполненного графического материала некоторые схемы этой главы (19, 21), — неудачны. Нельзя, например, сначала безнаказанно продефилировать мимо противника на встречных курсах, а затем развернуться на 180 градусов и ударить ему в тыл. Так же нецелесообразна атака танков противника, двигающихся в колонне во фланг. Простым поворотом башен противник при такой атаке может использовать для отпоре все танки, в то время как атака в лоб и хвост допускает участие в отпоре лишь незначительного количества танков противника.

Несколько слов об одиннадцатой главе, посвященной действиям танков в так называемых «особых условиях». На наш взгляд, с такой категорией «условий» надо покончить. Если бои зимой, в лесах, в болотах являются действиями в «особых условиях», то что считать нормальными условиями — лето и идеальную местность, что ли? Все эти «из ряда вон выходящие» условия в действительности должны являться обычными для танков.

Необходимо отметить отсутствие последовательности в изложении материала рецензируемой книги. Так, главы о походном движении и расположении на месте искусственно раз’единяют разделы книги, посвященные различным видам боя. Следовало изложить вопросы походного движения расположения на месте либо перед «боевыми главами», либо после них.

Таковы основные недостатки обсуждаемого труда. Мы умалчиваем о достоинствах этой работы не потому, что их нет. Дело в том, что, несмотря на повышенный интерес читателя к вопросам боевой работы танков, они не находили серьезного и широкого освещения в литературе. Выпуск книги «Тактика танковых войск» частично заполняет этот пробел. Книга, написанная капитаном Кузнецовым, заслуживает внимания, и устранение недостатков, а также новое название, которое будет правильно ориентировать читателя, скажем, — «Танки в общевойсковом бою», сделают ее нужным пособием для командиров Красной армии.

Генерал-майор танковых войск А. ШТРОМБЕРГ.

Красная звезда. 1940. 22 декабря (№ 298).


Серьезные из’яны

Некоторые участники дискуссии о книге «Тактика танковых войск», состоявшейся в Центральном Доме Красной армии, пытались доказать, что все-де в книге изложено верно, но за время от ее написания до выхода в свет отдельные положения успели устареть.

На наш взгляд, основной недостаток книги капитана Кузнецова заключается в том, что даже тот опыт тактики, который был накоплен танковыми войсками в мирной и боевой обстановке ко времени создания книги, автор не сумел освоить.

В книге имеется много неверных положений.

Говоря об организации разведки в танковых войсках (кстати, этому важнейшему разделу боевого обеспечения отведено буквально две страницы), автор определяет силу и состав разведорганов только в зависимости от удаления главных сил. На самом деле, сила и состав разведоргана зависит в первую очередь от задачи, которая будет возложена на него. Какую роль в организации разведки играет командир, начальник штаба, как разведорганы организуют движение к об’ектам разведки, каковы способы и средства добывания сведений о противнике разведчиками, — обо всем этом ничего в книге не сказано.

Особо следует остановиться на главе «Наступательный бой». Здесь (впрочем, это относится и к другим главам) много общих рассуждений, но нет главного — подробного анализа работы командира и штаба в наступательном бою. Речь идет, конечно, не о заранее уготованных рецептах, а о связном, понятном, последовательном и конкретном изложении работы командира в определенном виде боя. Этого, к сожалению, в «Тактике танковых войск» нет.

Нельзя согласиться с доводами автора, будто средние и тяжелые танки в наступательном бою остаются в руках командира стрелкового полка лишь только потому, что к началу боя не удастся выявить все противотанковые орудия противника (стр. 99). Если нет об’ектов атаки, то как же командир полка сможет поставить задачу средним или тяжелым танкам? Очевидно, что надо мотивировать централизацию управления этими танками иными соображениями.

Автор прошел мимо такого важного вопроса, как организация взаимодействия между средними (тяжелыми) и легкими танками в наступательном бою.

Никоим образом нельзя согласиться с предлагаемыми в книге нормами насыщения пехоты танками. Так, автор считает, что для уничтожения одного пулемета противника нужен один танк, одного противотанкового орудия — пять танков (стр. 80) и, исходя из этого, предлагает стрелковому батальону, наступающему на фронте 400—600 метров, придать 15 танков. Потребность в танках для стрелковых рот батальона, наступающего в сковывающей группе, автор исчисляет по числу проходов в проволоке для каждой стрелковой роты, т. е. 2—4 танка на стрелковую роту. На чем основаны такие нормы? Как можно исчислять жизнь одного танка одним пулеметом и жизнь пяти танков одной противотанковой пушкой противника? Ясно, что подобная арифметика способна только путать и дезориентировать читателя.

Иногда капитан Кузнецов входит в явное противоречие со своими собственными положениями. На стр. 80 он утверждает, что командир стрелкового корпуса при наступлении с подхода к оборонительной полосе противника распределяет танки еще до выхода авангардов к переднему краю полосы инженерно-химических заграждений, или, если такой нет — к рубежу боевого охранения. Семью страницами ниже автор рекомендует: при наличии открытого фланга у противника не распределять танки по дивизиям, а использовать их распоряжением командира корпуса для удара во фланг и тыл с целью уничтожения резервов, артиллерии и штабов противника. Последнее решение верное, и оно целиком опровергает первое предложение автора. Нельзя командиру стрелкового корпуса, независимо от формы боя, распределять танки еще до выхода авангардов к рубежу охранения или, что еще хуже, к полосе инженерно-химических заграждений. Правда, в Полевом уставе 1936 г. (ст. 180) говорится, что командир стрелкового корпуса принимает решение на наступление и отдает приказ для наступления еще до выхода авангардов дивизий к полосе охранения, указывая, на участке каких дивизий будут использованы корпусные средства. Но в той же статье далее подчеркивается, что «по установлении соприкосновения с передним краем оборонительной полосы, командир корпуса уточняет свое решение, принимает окончательный план наступления и отдает приказ для боя». Возможно, что автор имел в виду придачу некоторой части танков стрелковым дивизиям для усиления их при преодолении полосы инженерно-химических заграждений и при разведке переднего края обороны, — тогда об этом надо было сказать ясно и четко.

В главе «Походное движение» запутан вопрос об охранении танкового соединения на марше. На схеме № 6 (стр. 46) головная походная застава следует на расстоянии 3—5 км от колонны главных сил, на схеме № 24 (стр. 206) на расстоянии до 5 км, а на стр. 48 доказывается необходимость удаления головной походной заставы от колонны главных сил на 5—8 км. Чему же верить?

На схеме № 24 тыльная застава показана впереди головного эшелона парка. Это неверно: головной эшелон парка является составной частью колонны, следовательно, тыльное охранение должно следовать за ним.

Для достижения быстроты в развертывании на марше в предвидении встречного боя автор предлагает ввести «ордерную» систему. Сущность этой системы автор на стр. 211 излагает так: «Еще при организации марша, в процессе оценки обстановки, устанавливается наиболее выгодный по условиям местности боевой порядок соединения на том или ином рубеже. Устанавливаемые порядки сообщаются командирам частей под каким-либо номером или буквой и для выполнения обозначаются простейшим сигналом (обычно по радио)». Итак, все ясно, при встрече противнике достаточно подать по радио сигнал, скажем, 100 или букву «К», и соединение без лишних разговоров принимает нужный боевой порядок.

Этот, на первый взгляд, заманчивый способ отнюдь не может быть таким универсальным, каким его делает тов. Кузнецов. Представим себе, что ни на одном из намеченных рубежей противник не встретился, но в промежутке между двумя намеченными заранее рубежами атаковал соединение на марше; ясно, что ни один из уготовленных «ордеров» полезным не окажется, придется принимать решение и отдавать приказ на развертывание обычными методами и способами, применяемыми в действительной боевой обстановке.

Такая же картина может произойти и в том случае, когда противник будет встречен даже на рубеже, на который заранее командирам частей был выдан «ордер». Предположим, «ордером» предусматривалось развертывание соединения на рубеже «А» при встрече с противником, идущим с запада, а противник на том же рубеже «А» начал развертывание и атаку с северо-запада и совершенно в иной группировке и иными силами, нежели это предполагалось при составлении «ордера». Сила «ордера», следовательно, и в этом случае сведется к нулю. Нужна ли вся эта «система», сковывающая инициативу свою и подчиненных, когда в большинство случаев во встречном бою придется принимать решение немедленно, исходя из конкретной обстановки, сложившейся к началу встречи с противником.

Из нашей критики «ордерной» системы, предложенной капитаном Кузнецовым, нельзя, однако, делать вывод, что командир, организуя марш в предвидении встречного боя, не должен изучить рубежи, на которых возможна встреча с противником, и продумать варианты возможного развертывания. Все это, конечно, необходимо.

Еще одно замечание. Боевое обеспечение танкового батальона, следующего на марше в составе походного порядка стрелковой дивизии, автор целиком возлагает на пехоту. Согласиться с этим нельзя: в большинстве случаев танковый батальон, следуя в составе походного порядка стрелковой дивизии, будет двигаться или отдельной дорогой или колонным путем на фланге походного порядка дивизии скачками от рубежа к рубежу возможной встречи с противником. В этом случае танковый батальон должен организовать своими средствами разведку (независимо от разведки дивизии) и охранение, принять меры противовоздушной, противохимической и противотанковой обороны.

Мы остановились далеко не на всех недочетах «Тактики танковых войск». Но и сказанного достаточно, чтобы сделать вывод о необходимости коренной переработки книги. И это нужно сделать как можно скорее, так как в хорошей книге по тактике танковых войск нужда очень велика.

Целиком присоединяюсь к пожеланию, высказанному в «Красной звезде» генерал-майором танковых войск А. И. Штромбергом, о необходимости привести название книги в соответствие с ее содержанием. Книгу капитана Кузнецова лучше назвать «Применение танков в общевойсковом бою», а не так, как она названа автором.

Полковник Ф. АНДРЕЕВ.

Красная звезда. 1940. 31 декабря (№ 306).
Tags: 1918-1941, Военная теория, Красная звезда, Танки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments