Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Ещё про немецкую оборону из "Красной звезды"

Предыдущие статьи.

Немецкая противотанковая оборона

Под ударами наступающих войск Красной Армии немцы вынуждены менять систему и тактику своей противотанковой обороны. Как показали последние бои, основные ее средства — малокалиберная противотанковая артиллерия и противотанковые ружья — оказались мало эффективными в борьбе с нашими тяжелыми и средними танкам. Поэтому немецкое командование проводит новые мероприятия по усилению мощи своей противотанковой артиллерии.

Кроме того, на вооружение германской армии поступают новые образцы противотанковых пушек с коническим каналом ствола (75/55, 42/28 и 28/22 мм). В сочетании с новыми подкалиберными снарядами это значительно повышает начальную скорость, а следовательно, и бронебойную силу снаряда. Немцы перевооружают также и танки, заменяя орудия малого калибра средними и тяжелыми пушками.

Однако, несмотря на все усилия германской промышленности, неприятелю не удалось полностью перевооружить свои противотанковые части и подразделения. Наряду с современными пушками на их вооружении имеется сейчас немало устаревших систем, которые если и могут вести борьбу, то лишь с легкими танками и при сосредоточении огня.

Проводя перевооружение, немецкое командование вносит также ряд изменений в тактику противотанковой обороны. Основа этой новой тактики — создание противотанковых опорных пунктов в глубине основного поля боя. Опорные пункты создаются на удобной местности, которая по своему характеру способствует противотанковой обороне. Они включают в себя противотанковые и зенитные пушки, подразделения истребителей танков и пехоту в качестве прикрытия. Местность в районе опорного пункта усиливается различными препятствиями (земляные рвы, эскарпы, ловушки для танков, минные поля, надолбы и т. д.). Назначение опорных пунктов двоякое. Они должны задержать атакующие танки и в то же время навести их на мощный противотанковый огневой барьер, состоящий из большого количества пушек.

Немцы об'единяют в группы противотанковые орудия различного калибра. Это об'ясняется стремлением рационально использовать орудия соответственно их боевым свойствам и в итоге одновременно вести борьбу с различными танками на разных дистанциях. В своих инструкциях и директивах немцы подчеркивают, что противотанковая оборона должна быть особенно активна, и в ее систему нужно включать всё пехотное и зенитное оружие. Каждое орудие должно иметь свободное поле обстрела не менее 500—600 метров. Средние и тяжелые орудия, во избежание преждевременного выхода из боя, немцы ставят не на переднем крае, а в глубине.

Внося изменения в противотанковую оборону, неприятель учитывает возросшую маневренность подвижных частей Красной Армии. Очень часто наши танкисты, неотступно преследующие немцев, не позволяют им оторваться и заблаговременно закрепиться на новых оборонительных рубежах. Поэтому в своих директивах немецкое командование дает такую установку: при выборе и занятии огневых позиций надо в первую очередь обеспечивать боевой эффект, пренебрегая даже, условиями маскировки и укрытия. Выбор позиции во всех случаях должен гарантировать быстрое открытие огня. Отыскивание наилучших условий маскировки и обороны приведет к потере времени и может отрицательно сказаться на успехе боевых действий.

Характерно, что немцы, модернизируя систему своей противотанковой обороны, вынуждены считаться с возможностью ее внезапного прорыва и быстрого появления наших войск на флангах и в тылу. Не случайно они придают особое значение подготовке артиллерии к ближнему оборонительному бою, различая два его вида: против танков и против пехоты и танков, действующих одновременно.

В новых указаниях, касающихся ближнего боя против танков, немцы особо подчеркивают неправильность существовавшего ранее мнения, что в случае танковых атак отдельные противотанковые орудия и даже батареи могут менять позиции, перекочевывать на места, более пригодные для обороны. «Этого делать не следует, — говорят они теперь, — потому что во время боя пехоту поддерживают все орудия. Перемена позиций зачастую невозможна также из-за огня противника, да и вообще трудно во-время сменить позицию при той быстроте, с какой предпринимаются теперь танковые атаки».

В системе активной противотанковой обороны немцы создают подвижные резервы из тяжелых противотанковых и штурмовых орудий, действующих на основном паправлении танкового удара. За последнее время неприятель стал значительно больше уделять внимания пехотным противотанковым средствам. Проводится специальное обучение личного состава не только боевых, но и тыловых немецких частей. Солдат учат пользоваться средствами ближнего боя против танков. Особая роль отводится группам истребителей танков, которые должны тесно взаимодействовать между собой. Обычный состав группы — два-три человека, но в случае необходимости она увеличивается до пяти человек. Несколько групп об'единяется иногда в отделение и даже во взвод. Истребители сводятся во взводы в тех случаях, если ощущается недостаток огнестрельного оружия, или же на такой местности, когда борьбу с танками выгоднее вести средствами ближнего боя. Установлено, что в немецких пехотных батальонах сформировано по три отделения истребителей, в саперных ротах — по два, в батареях — по одному.

Немецкие подразделения истребителей танков имеют на вооружении разрушающие, ослепляющие, дымовые и зажигательные средства ближнего боя. К первым относятся магнитные мины, противотанковые мины (Т35, Т42 и Т43) со взрывателями различного действия, подрывные заряды, ручные гранаты (одиночные и в связках), ружейные и бронебойные гранаты. Дымовые средства — это дымовые шашки и гранаты, а также костры. Зажигательные средства — огнеметы, зажигательные бутылки и сосуды, наполненные бензином.

В декабре 1943 года на вооружение немецких пехотных и саперных подразделений поступили новое противотанковое ружье «Офенрор» реактивного действия, 88мм. калибра и реактивная противотанковая граната «Фаустграната». Как ружье, так и граната настолько примитивны и несовершенны, что в первых же боях не оправдали возлагавшихся на них надежд. Кстати сказать, это противотанковое ружье является образцом нового секретного оружия, о котором так много трубила гитлеровская пропаганда. Пленные немецкие солдаты иронически заявляют: «Такое новое оружие действительно нужно держать в секрете, чтобы не показать нашу немощь».

Немецкое командование, напуганное стремительным наступлением войск Красной Армии, проводит целую серию мероприятий по усилению своей противотанковой обороны. Но это пока что не дает гитлеровцам достаточного эффекта. Модернизированная противотанковая оборона врага рушится под ударами советских войск. Однако нашим офицерам, особенно танкистам, необходимо внимательно присматриваться к тактике немцев, противопоставляя ей свою более совершенную тактику.

Подполковник Н. КУПЕНКО.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

Красная звезда. 1944. 16 марта (№ 64).


Оборона немцев на обратных скатах высот

Нередко противник строит свою оборону на обратных скатах высот, что создает для наступающих частей дополнительные трудности в ведении разведки и подавлении неприятельской огневой системы. Оборона немцев на обратных скатах организуется следующим образом. Избирается местность, располагающая двумя или тремя грядами высот, которые тянутся параллельно линии фронта. На обратных скатах первой гряды оборудуется первая позиция в две-три линии траншей. Первая траншея обычно находится в 100—200 метрах от гребня высоты. На самом гребне или на скате, обращенном к наступающему, выставляется боевое охранение, позиции которого соединены с траншеями переднего края. Хода сообщения в большинстве случаев перекрыты и хорошо замаскированы.

На участке боевого охранения немцы создают сеть ложных и так называемых «слепых» траншей. Расчет тут таков: наступающий, перевалив главными силами через гребень первой высоты, попадет под внезапный огонь всех огневых средств. В седловине между первой и второй высотами противник располагает батальонные резервы и минометы средних калибров.

Вторая позиция оборудуется на второй гряде высот, но уже на скате, обращенном к наступающему. Первая гряда высот скрывает от нашего наблюдения эту позицию. Система огня на второй гряде высот строится так, чтобы простреливались подступы не только к ней, но и к первой позиции. Наступающему, следовательно, приходится преодолевать зону многослойного огня на непосредственных подступах к переднему краю обороны. Командные и основные наблюдательные пункты немцы располагают на самых высоких участках второй гряды, откуда можно просматривать подступы к боевому охранению и к переднему краю обороны, а также всю глубину боевых порядков наступающего. Огневые позиции артиллерии, полковые и дивизионные резервы размещаются за второй грядой высот.

Инженерные заграждения устанавливаются как перед позициями боевого охранения, так и перед передним краем основной оборонительной полосы. На скатах первой гряды высот, обращенных к наступающим, противник устанавливает минные поля, заборы колючей проволоки или рогатки. На обратных скатах перед истинным передним краем также устанавливаются минные поля и малозаметные препятствия.

Опыт показывает, что немецкая оборона, построенная на обратных скатах высот, может быть успешно преодолена нашими войсками. Наступательным действиям должна предшествовать тщательная разведка системы обороны. Для этой цели организуются все виды разведки. Особенно эффективными будут аэрофотос'емка (с последующим дешифрированием) и артиллерийская инструментальная разведка.

Когда система обороны в основном уточнена, необходимо частью сил сбить боевое охранение противника, и овладеть гребнем первой гряды высот. В ходе этой частной атаки и по ее окончании ведется доразведка огневой системы переднего края обороны и глубины ее. Заняв гребень высот, наступающий получает возможность хорошего наблюдения, от которого во многом зависит успех дальнейших боевых действий.

В подавлении системы огня на обратных скатах высот важнейшую роль играют минометы и гаубичная артиллерия, обладающие крутой траекторией. На период прорыва обороны две трети артиллерийской группировки должны состоять из гаубиц и минометов. В момент артиллерийской обработки укреплений противника все минометы и 122-мм гаубицы ведут огонь по переднему краю и всей первой позиции обороны, а гаубицы более крупных калибров и пушки-гаубицы — по второй позиции.

Контрбатарейную борьбу и обстрел командных и наблюдательных пунктов целесообразно вести орудиями крупных калибров. Особенно большое значение приобретают орудия прямой наводки и самоходная артиллерия, следующие в боевых порядках пехоты. Их задача — уничтожать оживающие и новые огневые точки противника.

В целом наступление должно строиться с расчетом на подавление всей глубины обороны, как глубоко ни эшелонировал бы ее противник. Нужно избирать такие боевые порядки и так организовать взаимодействие, чтобы сила удара наращивалась непрерывно и наступающие овладевали одной грядой высот за другой.

Из этого не следует делать вывода, что каждую последующую позицию противника надо брать только фронтальными атаками. Возможно, обстановка позволит овладеть второй или третьей грядой высот путем обхода их или вследствие развития прорыва в стороны флангов. Если же необходим фронтальный удар на всю глубину, — он должен осуществляться с максимальной стремительностью и в таких темпах, которые бы не давали возможности противнику при прорыве, скажем, первой позиции отразить наши атаки со второй.

Майор X. ЛЕЙБОВИЧ.

Красная звезда. 1944. 19 июля (№ 170).


Эволюция немецкой обороны

Нападая на Советский Союз, германское верховное командование рассчитывало добиться победы путем непрерывного наступления методами молниеносной войны. Вот почему немецкая армия мало готовилась к обороне. Этому виду боя немцы не уделяли сколько-нибудь значительного внимания.

Первые мощные удары по фашистским войскам, нанесенные Красной Армией в декабре 1941 года под Москвой, Ростовом н/Д., Тихвином, застали гитлеровское командование врасплох. В результате этих тяжелых поражений немцы были вынуждены на многих участках фронта перейти к обороне. Переход к обороне зимой 1941—42 гг. немцы расценивали, как временное явление. Они надеялись с первыми весенними днями начать наступление по всему фронту. Эти надежды окончательно рухнули под Сталинградом. После сокрушительного разгрома под Сталинградом фашистские генералы стали изыскивать наиболее приемлемые формы организации обороны и методы ведения оборонительных боев.

Первоначально немцы создавали оборону в виде взводных и ротных опорных пунктов. Группы таких опорных пунктов, являясь костяком всей обороны, об'единялись в батальонные узлы сопротивления. Последние входили в полковые боевые группы или участки. Опорные пункты и узлы сопротивления создавались главным образом в населенных пунктах, перехватывающих основные направления и узлы шоссейных и железных дорог, а также и в районах тактически важных высот. Эти очаги сопротивления оборудовались немцами для круговой обороны. Промежутки между опорными пунктами не занимались живой силой, а обеспечивались пулеметным, артиллерийским и минометным огнем.

Переход к обороне системой узлов сопротивления зимой 1941—42 года был вызван кроме того тем, что у немецких солдат и офицеров не было зимнего обмундирования. Это обстоятельство вынуждало врага держаться поближе к населенным пунктам. Однако опыт боев 1941—42 гг., по признанию самих немцев, показал, что оборона, построенная на системе опорных пунктов и узлов сопротивления, себя не оправдала.

Наличие промежутков сильно повышало уязвимость опорных пунктов и узлов сопротивления для атак с фланга и тыла. Опорные пункты оказывались связанными между собой огневой зависимостью. Они являлись местами скопления живой силы и техники, что влекло излишние потери. Отдельные гарнизоны опорных пунктов вынуждались вести бой в окружении. Это требовало высокого морального качества немецких солдат, которое в результате больших потерь и пополнения армии новыми контингентами с недостаточной боевой выучкой систематически снижалось.

Части Красной Армии умело использовали недостатки немецкой обороны. При наступлении наши войска всей мощью артиллерийского огня обрушивались на опорные пункты противника, подавляли их гарнизоны. Наши подразделения проникали в незанятые промежутки, выходили глубоко в тыл немецким узлам сопротивления, окружали и уничтожали вражеские гарнизоны. В результате в обороне немцев возникали бреши, куда вводились подвижные соединения, развивающие прорыв.

С весны 1942 года немецкая армия начала совершенствовать свою оборону. Постепенно все свободные участки между опорными пунктами заполнялись окопами. Таким образом, осуществлялся переход от системы отдельных опорных пунктов к сплошной обороне. Но всё же опорные пункты были насыщены инженерными сооружениями и огневыми средствами больше, нежели промежутки между ними. Это сохранилось и в дальнейшем и оставалось в обороне немцев значительное время.

Наиболее интенсивно немцы совершенствовали свою оборону на тех участках, где положение обеих сторон принимало стабильный характер. Это коснулось в первую очередь Карельского и Ленинградского фронтов. Примерно к концу 1942 года сплошная оборона с развитой сетью траншей создается противником и на других участках, в частности против Волховского и Западного фронтов. Весной 1943 года сплошные траншеи применялись немцами в боях в районе Кубани.

Летом 1943 года генеральный штаб немецких сухопутных сил издал директиву, касающуюся оборудования позиций на Восточном фронте. В этом документе немецким войскам была преподнесена единая система построения оборонительных позиций, предусматривающая построение сплошной траншейной обороны в главной оборонительной полосе с частичным сохранением опорных пунктов и узлов сопротивления в тактической и особенно оперативной глубине.

Применяемая немецкой армией в первый период войны оборона, основанная на опорных пунктах и узлах сопротивления, строилась немцами на основе устава «Вождение войск». Этот устав излагал основные положения о бое в маневренной войне, но не предусматривал принципов ведения длительной обороны. В процессе оборонительных боев с конца 1941 года до середины 1943 г. немецкое верховное командование было вынуждено многочисленными инструкциями дополнять уставные положения. Таким образом, современная оборона немцев, построенная по системе непрерывных траншей, возникла в результате ударов Красной Армии.

Гитлеровское командование было вынуждено пересмотреть многие положения из других уставов, поспешно согласовывая их со сложившейся обстановкой. Например, в указаниях по оборудованию позиций на Восточном фронте принципы и технические понятия обороны составлены немцами на основе своего устава «Стабильный фронт». Этот устав содержал указания об организации и ведении оборонительного боя, главным образом, в таких укрепленных полосах и районах, которые строились полностью или частично еще в мирное время. Сделано это для того, чтобы подчеркнуть необходимость создания сильнейшей формы современной обороны, способной противостоять любому наступлению. Узаконенная немецким генеральным штабом система сплошной траншейной обороны не являлась новой, она выражала стремление немецкого верховного командования вернуться к старой траншейной обороне 1914—1918 гг.

Система сплошной траншейной обороны имеет ряд положительных сторон, но в ней заключен и чрезвычайно существенный недостаток. Располагая войска сплошным фронтом, немцы вынуждены вводить в первую линию даже те резервы, которые им крайне необходимы для ликвидации вклинений и прорывов. Отсутствие резервов немецкое командование пытается возместить жесткостью и живучестью обороны, создавая ряд промежуточных рубежей, растянутых на большую глубину (см. схему).



Характерной особенностью в 1942—44 гг. явилось стремление немцев добиться исключительной жесткости обороны. Гитлеровским войскам было приказано драться за каждый метр территории, не допуская отхода даже при явно невыгодно сложившейся конфигурации фронта. Так было с обороной Демянского и Ржевского плацдармов, в Корсунь-Шевченковской операции, в Крыму и др.

Этим стремлением немцев вести жесткую оборону, даже при явно невыгодных условиях, с непревзойденным искусством воспользовались войска Красной Армий, сумевшие в короткий срок окружить и уничтожить значительные группировки немцев (30 дивизий в районе Минск—Бобруйск, 22 дивизии на юге и до 30 дивизий, отрезанных и «доколачиваемых» в Прибалтике).

Пытаясь всемерно укрепить оборону на Восточном фронте, Гитлер в марте 1944 года издал приказ о создании городов-крепостей на востоке. Военнопленные немецкие коменданты укрепленных районов на допросе показали, что в этом приказе говорилось следующее: «Ряд городов на Восточном фронте предназначен для создания укрепленных районов и превращен всеми имеющимися силами и средствами в крепости. Укрепленными районами командуют генералы. Укрепленные районы подчиняются только армиям. Группам армий определить количество постоянного гарнизона и количество полевых войск, необходимых при наступлении противника. Комендант укрепленного района, в случае окружения, получает права командира корпуса». Один лишь Гитлер, по ходатайству командования группы армий, мог дать приказ об оставлении укрепленного района. В апреле 1944 года к командующему Центральной группой армий генерал-фельдмаршалу Буш были вызваны командиры укрепленных районов Витебска, Минска, Орши, Могилева и Борисова, которые дали следующую подписку: «С приказом фюрера я ознакомлен, обязуюсь удерживать укрепленный район до последнего солдата, даже при условии окружения».

Создание городов-крепостей также не оправдало себя. Советские войска продвигались невиданными темпами. Они блокировали окруженные гарнизоны противника, принуждая их к капитуляции. Остатки вражеских войск, располагавшихся на соседних участках, спешили отойти на подготовленные промежуточные рубежи. При этом немецкие войска не успевали организовывать стойкое сопротивление, так как подвижные части Красной Армии, осуществляя параллельное преследование, очень часто выходили на промежуточный рубеж вместе с войсками противника, а иногда и раньше их.

Крупнейшие поражения немецких войск в 1944 году, поставившие Германию на грань катастрофы, и приближение театра военных действий к жизненным центрам Германии заставили немецкое верховное командование перейти на некоторых участках советско-германского фронта к системе обороны укрепленных районов с большим насыщением долговременными огневыми точками. Следует подчеркнуть, что часть этих укрепрайонов была построена еще в период первой мировой войны и продолжала совершенствоваться до последнего времени (укрепления в Восточной Пруссии).

Сильные укрепления были также созданы перед Белорусскими фронтами. Укрепления, опирающиеся на Варшавскую крепость с долговременными сооружениями и фортами, были построены еще поляками и усовершенствованы после оккупации Польши немцами. В связи с этим необходимо остановиться на некоторых уставных положениях тактики обороны в этих укрепрайонах, изложенных в немецком уставе «Стабильный фронт»: «Характер боя в долговременных сооружениях, — говорится в нем, — определяется боевой задачей. Боевая задача указывается в составленной для каждого долговременного сооружения боевой инструкции, которая находится в каждом сооружении. Гарнизон укреплений должен быть подробно осведомлен о боевых задачах и порядке их выполнения». Далее устав подчеркивает, что постоянные расчеты огневых средств, ведущие огонь из долговременных сооружений, могут покинуть их только в том случае, когда вести действительный огонь из них станет невозможно. Гарнизон в этом случае продолжает вести внешнюю оборону сооружений в ближнем бою с ранее подготовленных позиций.

Согласно требованиям устава, долговременные сооружения, которые еще способны защищаться, могут быть сданы только по письменному приказу командира батальона. Командир, давший приказ о сдаче, несет за это полную ответственность. Подготовленные позиции в промежутках полосы долговременных сооружений следует занимать не позднее, чем к моменту приближения наступающего противника к зоне обстрела отдельных огневых средств. «Если позволяет обстановка, — оговаривает устав, — то войска, назначенные для внешней обороны и для занятия промежуточных позиций, располагаются в ближайших долговременных сооружениях и убежищах. В тот момент, когда артиллерийская подготовка противника переносится в тыл, следует, как правило, вводить в бой войска промежуточных позиций. Как только противник достигнет полосы заграждений, тотчас вводятся в действие войска внешней обороны долговременных сооружений».

Всё вышеуказанное позволяет сделать некоторые выводы о характере немецкой обороны.

На важнейших операционных направлениях немецкое командование стремится построить оборону по типу обороны в укрепленных районах. Для этого в тактической и оперативной глубине оборудуются опорные пункты с долговременными огневыми точками (бетонированными и броневыми).

В связи с развертыванием боев на территории Германии и потерей пространства для оперативного маневра оборона немцев активизируется проведением большого количества контратак (на некоторых участках до 20 контратак в день).

На многих участках фронта в полевой обороне противник не принимает боя в первой линии траншей, используя ее для боевого охранения и считая основной вторую линию траншей. Этим самым противник стремится избежать потерь от мощи нашего артиллерийского огня.

Переход противника на всем фронте к обороне заставляет его проводить и ряд организационных мероприятий, как-то: переход на новую организацию пехотных дивизий сокращенного состава, формирование и посылка на фронт пехотных бригад, созданных из маршевых батальонов, организация дивизионных и корпусных групп из разгромленных соединений, формирование бригад штурмовых орудий; увеличение противотанковых средств ближнего боя и т. д.

Опыт трех с половиной лет Отечественной войны советского народа с немецко-фашистскими захватчиками показывает, что мощь Красной Армии, оснащенной первоклассной техникой, стоит выше немецкой и в состоянии преодолеть любую современную оборону немцев.

Полковник Н. ЛОЩАГИН.
Подполковник И. КРЫЛОВСКИЙ.

Красная звезда. 1944. 30 декабря (№ 308).
Tags: ВОВ, Красная звезда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments