Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Описание некоторых аспектов оборонительной тактики немцев в 1944 году

Ложный передний край в позиционной обороне немцев

Совсем недавно немцы применяли такую тактику при атаке нашими частями их оборонительной полосы. Они, выжидая когда артиллерийской подготовки, укрывались в блиндажах или отходили во вторую и третью траншея, а в первой линии траншей оставляли лишь наблюдателей и отдельные огневые точки. С переносом артиллерийского огня в глубину подразделения противника, перебегая скрытно по траншеям в ходам сообщения, быстро занимали свои места в первой траншее и отсюда встречали сосредоточенный огнем наших атакующих бойцов.

Когда тактика противника была разгадана советскими бойцами и офицерами, она сразу потеряла тот эффект, на который была рассчитана. Наши воины противопоставляли немцам свои методы борьбы. В частности, артиллеристы после переноса огня в глубину снова уменьшали прицел и делали массированные налеты по первой линии траншей.

За последнее время в ходе местных боев на нашем участке фронта выявлены новые тактические приемы в обороне немцев. Заключаются они в следующем. Теперь подразделения противника иногда совсем не занимают первой линии траншей. Здесь ставятся только наблюдатели-ракетчики и отдельные кочующие пулеметы. Этим враг надеется ввести в заблуждение наших наблюдателей. В самом деле, создается впечатление, что тут у противника много огневых средств, здесь проходит главная линия его обороны. При артиллерийской подготовке приходилось обнаруживать, что наши батарея били впустую, так как обороняющиеся подразделения неприятеля располагалась дальше, во второй и третьей линии траншей. Впереди же этих траншей, на высотах и деревьях, размещались вражеские артиллерийские наблюдатели и корректировщики, имея рации.

Думая укрыться от обстрела, бойцы наших наступающих подразделений занимали первую траншею, но она оказывалась пристрелянной противником, он переносил сюда огонь, сковывая все действия наступающих. Артиллерийский налет на первую траншею длится 3—5 минут, а затем огонь переносится то на один, то на другой участок.

В траншее в некоторых местах дно заминировано. Кроме того, на наиболее ответственных направлениях немцы устраивают первую траншею особого профиля. Ширина ее около двух метров, глубина — более человеческого роста. Стенки такого рва почти отвесные, выбраться из него не легко. Такие траншеи делаются с необычно удлиненными прямыми коленами, протяжением в 100 метров и более. Так они устраиваются с той целью, чтобы можно было простреливать их вдоль, когда ворвутся туда наступающие. Для этого на изгибах траншеи сооружаются скрытые (вровень с землей) дзоты для пулеметов. Их назначение — вести огонь вдоль траншеи и поражать вскакивающих туда бойцов. Иногда враг ставит пулеметам в стороне, на высотах, откуда и ведет огонь.

Таким образом, первая траншея, а особенно траншея специального профиля, превращается врагом в ложный передний край позиционной обороны.

В соответствии с этим тактическим приемом несколько по-иному организуют сейчас немцы и свои контратаки. Это показал опыт боев, это подтверждается захваченными документами противника и показаниями пленных офицеров. В одном из приказов немецким войскам давались такие указания: «Главную линию обороны занять как можно меньшим количеством пехоты: сзади будут расположены резервы для планомерной смены подразделений в главной линии обороны и для нанесения контрударов. Командиры участков ответственны за то, чтобы вновь прибывающие подразделения учли это, во избежание потерь от ненужного массирования на переднем крае во время ожидаемых атак противника».

Согласно этим указаниям, теперь боевые порядки на участке, обороняемом вражеским батальоном, строятся, примерно, так: одна рота, рассредоточенная на небольшие группы, располагается во второй линии траншей, остальные две размещаются дальше. Специально оставленные для контратак, они действуют, как правило, небольшими подвижными группами (взвод, полурота и редко рота). Каждой такой группе придается от двух до пяти танков или самоходных пушек.

Нужно учесть и следующую особенность тактики врага. Немцы контратакуют с нескольких направлений (не менее двух). Самоходные пушки или танки в ожидании сигнала контратаки обычно замаскированы в лесу — на просеках, опушках, а если местность безлесная, они стоят в укрытиях за высотами.

Направление ударов при контратаках противник намечает заранее и всегда в нескольких вариантах. То или другое направление удара выбирается в зависимости от складывающейся обстановки. В некоторых труднопроходимых местах на всякий случай немцами устраивались даже специальные настилы для прохода контратакующих гусеничных машин.

Интересно отметить новый прием в действиях самоходных орудий противника. Немцы пытаются использовать сейчас самоходные пушки для стрельбы с места. Что они в этом случае делают? Чтобы сохранить «Фердинанды» от нашего огня, они на промежуточных рубежах, на скатах высот, заранее отрывают для них котлованы. Перед контратакой немецкой пехоты орудия быстро выдвигаются из своих укрытий и становятся в эти заранее заготовленные углубления в земле. Котлованы служат хорошим укрытием от артиллерии, так как у самоходных пушек бывает виден лишь один ствол, а корпус машины укрыт земляным бруствером.

Не всегда врагу удается воспользоваться таким земляным укрытием. Когда «Фердинанды» принимают участие в контратаках на открытой местности, то на близкое расстояние они не выдвигаются, избегая и маневра по фронту. Они выходят из-за укрытий и тут же открывают огонь. По прекращении огня самоходные пушки врага не разворачиваются, а отходят в укрытия задним ходом.

Наступающим войскам необходимо учитывать все эти приемы в тактике врага, противопоставляя его хитростям свои методы борьбы. Опыт показал, что теперь перед наступлением требуется особо тщательная разведка переднего края немецкой обороны. Артиллеристы перед атакой пехоты должны направлять свои удары туда, где у врага размещены основные огневые средства.

Особое значение приобретает борьба с артиллерийскими наблюдателями и корректировщиками немцев, расположенными в первой траншее. Здесь нужно широко использовать огонь артиллерии, а также пехоты, особенно снайперов. Одна наша часть в местном бою успешно прорвала оборону немцев с исключительно малыми потерями. Решающим фактором здесь оказалось то особое внимание, которое было уделено борьбе с вражескими корректировщиками. По установленным разведкой наблюдательным пунктам врага открыли стрельбу наши батареи. Поскольку в результате обстрела наблюдение и управление противника было нарушено, он не смог использовать свою артиллерию против наступающих, упустил также момент и для ввода подразделений в контратаку.

При атаке вражеских укреплений пехоте ни в коем случае нельзя задерживаться на первой линии траншей. Следует быстрее с хода врываться на основные позиции врага и уничтожать его. Опыт последних боев показал, что необходимо выделять небольшие группы для борьбы с фашистскими пулеметчиками, оставленными на первой линии траншей (обычно на флангах, на изгибах), а также для борьбы с возможными засадами автоматчиков, каковые в последнее время практикует неприятель.

Майор М. СТРОКОВ.

ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.

Красная звезда. 1944. 11 мая (№ 111).



Немецкая тактика траншейной борьбы

Противник считает траншейную систему обороны наилучшей формой обороны на современном этапе войны. Траншейная системе, по мнению немцев, укрывает обороняющиеся войска от танков, от настильного и навесного огня, она удобна и для скрытного маневрирования резервами. Но при всех своих положительных сторонах траншейная система обороны, как это признают и сами немцы, имеет ряд недостатков, например, траншея плохо защищает от фланговых атак наступающих войск после их вклинения.

Учитывая недостатки, возникающие в бою за траншеи, немцы стремится восполнить их путем превращения ходов сообщения в отсечные позиции, которые тянутся перпендикулярно к линии фронта. В инструкции 270-го немецкого гренадерского полка о методах ведения оборонительного боя можно найти следующие указания: «Если противнику удается вклиниться в оборону и занять часть траншеи, то он немедленно начнет распространяться по ней и атаковывать наши огневые точки глубоко эшелонированными ударными группами. В этом случае противник будет находиться в более выгодном положении по отношению к нашим отдельным пулеметным точкам, автоматам и винтовкам. Траншея при этом не дает возможности развернуться, так как каждый, кто выскочит из нее, будет расстрелян. При несплошных траншеях эта опасность увеличивается. Кроме того, траншея защищает нападающего от собственного навесного и настильного огня».

Признавая выгоды траншейной системы обороны и считаясь с ее недостатками, немцы уделяют особое внимание методам ведения оборонительного боя в траншеях и организации контратак.

Момент, когда наши атакующие войска ворвались на передний край, является критическим для вражеской обороны. Поэтому немцы напрягают в этот момент все усилия для немедленного восстановления положении. Согласно упомянутой инструкции, части, занимающие траншеи, тотчас же должны переходить в контратаку даже слабыми силами, так как малейшее промедление позволит ворвавшимся войскам закрепить свой успех и развить его в глубину. По немецким взглядам, эту контратаку в первую очередь ведет личный состав, находящийся непосредственно в первой траншее. Тактика траншейного боя, применяемого здесь противником, сводится к следующему. Все солдаты, находящиеся в районе вклинения первой траншеи, быстро переходят в те места, где ходы сообщения соединяются с траншеей, потому что только здесь они могут развернуться и принять удар. В траншее, возле ходов сообщения, с обеих сторон немедленно создаются завалы из земли (баррикады). Ход сообщения приспособляется для ведения отсечного огня, чтобы не допустить подхода к первой траншее новых сил наступающей пехоты.

Если немцам удается остановить продвижение наступающих в глубину обороны — во вторую и третью траншеи, — а также задержать их на флангах, они пытаются слова овладеть занятыми участками первой траншей. С этой целью враг контратакует прорвавшиеся в первую траншею наши подразделения с обоих флангов, со стороны ходов сообщения, превращая последние в отсечные позиции. До подхода ротных и батальонных резервов контратаки обычно проводятся силами стрелковых отделений, расположенных на переднем крае обороны. Для этого каждое стрелковое отделение нередко делится на две группы: штурмовую группу в составе командира отделения и двух солдат, вооруженных автоматами и ручными гранатами, и группу гранатометчиков из четырех солдат, среди которых трое вооружены ручными гранатами и четвертый ружейным гранатометом. По команде гранатометчики бросают гранаты в первый занятый изгиб (фас) траншеи. После взрыва гранат штурмовая группа, ведя на ходу огонь из автоматов, устремляется вперед. За ней следует группа гранатометчиков. На отбитом участке траншеи отделение закрепляется и готовится к новому броску на следующий занятый фас траншеи. Если наступающим войскам удалось захватить большой участок первой траншеи, то силами уцелевших подразделений в ходах сообщения немцы организуют оборону, чтобы не допустить дальнейшего прорыва в глубину — во вторую и третью траншей. Контратаки в этом случае проводятся родными резервами, находящимися на линии второй траншеи, и батальонными резервами, подведенными во вторую траншею из глубины. Главный удар при контратаках наносится по ходам сообщения, идущим от второй траншеи. Делается это с целью вбить клинья в боевые порядки войск, занявших первую траншею. В случае, если контратакующим удастся расчленять подразделения, занявшие первую траншею, дальнейшее ее очищение производится указанным выше методом.

Во время контратак немецкая пехота, занятая траншейной борьбой, боя с наступающими танками не ведет и пропускает их в глубину обороны. Артиллерия, минометы и тяжелое пехотное оружие немцев продолжают вести огонь перед передним краем, чтобы помешать подходу новых сил к первой траншее. Борьбу с прорвавшимися танками ведут орудия и средства противотанковой обороны, расположенные в глубине.

Ведя наступление и разрушая траншейную систему обороны врага, Красная Армия противопоставляет ему свою наступательную тактику — тактику маневрирования. Опыт боевых действий показал, что лучших результатов достигли те части Красной Армии, атаки которых направлялись на участки вражеской обороны, где ходы сообщения соединяются с первой траншеей. В этих случаях наши войска, ворвавшись в первую траншею, сразу по ходам сообщения устремлялись в глубину обороны — во вторую и третью траншеи, расчленяли всю оборону противника и методом ближнего боя уничтожали его живую силу.

Действия наших войск в траншеях противника должны быть быстрыми и решительными, чтобы не дать немцам отойти и закрепиться в ходах сообщения.

При проведении траншейного боя необходимо помнить, что враг будет пытаться в первую очередь оказать организованное сопротивление в тех местах, где ходы сообщения соединяются с траншеями. Вот почему эти места надо немедленно забрасывать ручными гранатами и атаковать пехотой. В то время, как ведется бой в первой траншее, наша артиллерия и минометы весь свой огонь направляют на вторую траншею и особенно сильно бьют по местам соединения ее с ходами сообщения. Задача артиллеристов и минометчиков — подавить находящиеся во второй траншее резервы и этим лишить немцев возможности произвести контратаки по ходам сообщения.

Стремительные, планомерно осуществляемые атаки наших войск, рассчитанные на расчленение вражеской обороны, а также энергичные и умелые действия наших офицеров и бойцов в траншейном бою всегда ведут в полному прорыву вражеской обороны и заставляют немцев очищать свои позиции.

Полковник Н. ЛОЩАГИН.
Полновник А. МЕЛЬНИЧУК.


Красная звезда. 1944. 14 мая (№ 114).



Ухищрения в оборонительной тактике немцев

Испытывая одно поражение за другим, немцы пробегают к некоторым тактическом экспериментам, назначение которых — повысить стойкость их обороны. Противник всё чаше использует свои траншеи первой линии, как некую огневую ловушку. При первых же признаках подготовки наших войск к атаке неприятель, пользуясь скрытыми ходами сообщения, спешно отводит из траншей первой линии почти всю живую силу. Там он оставляет по нескольку автоматчиков от каждой роты с задачей создавать видимость готовности к сопротивлению. Однако и они задерживаются ненадолго, обычно до начала обработки нашей артиллерией переднего края немецкой обороны.

Таким образом, если наступающие своевременно не заметят этой уловки, начальный удар артиллерии придется по пустому месту, чем в значительной мере будет ослаблена сила дальнейшего артиллерийского наступления. Кроме того, как только наступающие подразделения достигнут первой линии вражеских траншей, на них обрушится вся артиллерия и все минометы противника, ранее молчавшие или действовавшие незначительной своей частью по нашим батареям. Для этого противник заблаговременно и тщательно пристреливает свой передний край. Следовательно, предпринимая атаку, нужно всегда иметь в виду эту немецкую тактику, стремясь проскакивать первую линию траншей и сразу же овладевать последующими линиями. Соответственно нужно строить систему своего огня и боевой порядок.

Заслуживает внимания также то, что немцы теперь максимально приближают свои оперативные резервы к месту предполагаемого прорыва наших войск. Объясняется это тем, что немецкое командование находится сейчас в постоянной тревоге за свои войска, занимающие оборону, считая, видимо, их неспособными к длительному сопротивлению. Острая необходимость немедленного ввода в бой оперативных резервов может возникнуть на второй же день наших атак. Подобные случаи уже были не раз.

Ввод в бой оперативных резервов осуществляется противником шаблонно. Всегда можно сказать наперед, что удар их будет направлен непременно по основанию клина наступающих частей. Это позволяет заранее принять соответствующие меры. Когда они принимаются своевременно, быстрый ввод противником в бой оперативных резервов мало способствует его обороне. Резервы лишь на короткое время задерживают темп нашего наступления, но зато быстро перемалываются еще совершенно свежими нашими силами. Тогда перед войсками, ведущими наступление, создаются самые благоприятные условия для действий на оперативном просторе.

Несколько замечаний о немецких контратаках. В боях на подступах к Висле, и в особенности за Вислой, они были обычным явлением. Нередки были случаи, когда в течение одних суток на одном и том же участке враг контратаковал по пять, восемь и даже десять раз. Были контратаки, в которых одновременно участвовало до двух пехотных дивизий, при поддержке 50—60 танков. В ряде атак участвовало не более батальона пехоты и всего три-пять танков.

Предпринимались контратаки и ночью и днем в разных условиях и на различной местности. Но есть во всех этих контратаках нечто общее, характерное для боев сегодняшнего дня. Речь идет об усилившемся стремлении врага к внезапности. Достигать ее немцы пытаются следующим способом. Большинству контратак предшествует многократная артиллерийская подготовка. Начинается она обычным порядком: артиллерия и минометы совершают мощный налет на наш передний край и затем переносят огонь в глубину. Но в этот момент из немецких окопов не поднимается ни одни солдат. После короткого и интенсивного обстрела всех лощин, перелесков и даже отдельных кустов за боевыми порядками нашей пехоты вражеская артиллерия смолкает. Через 5—10 минут повторяется то же самое. Так происходит порой пять-шесть раз, пока, по расчетам противника, наша пехота не ослабит свою бдительность и не проникнется мыслью о том, что никакой контратаки, повидимому, не будет. Однако контратака следует в таких случаях обязательно. Это подтверждено опытом многих боев.

Особо следует остановиться на тактике массированных танковых контратак. В ней за последнее время тоже отмечено любопытное изменение. До сих пор было известно, что, нанеся одновременный удар большой массой танков, немцы, как правило, пускали впереди свои тяжелые машины, затем следовали машины средние и потом уже легкие или устаревшие. Последние действовали больше для видимости. Крупного боевого эффекта от них противник ожидать не мог. Не рассчитывает он на такой эффект и теперь. Тем не менее, эти старые танки применяются часто. Теперь они идут в контратаку не позади и не вместе с новейшими машинами типа «титр», а в первом, обособленном эшелоне. Пока этот первый эшелон подходит к объекту атаки, тяжелые танки стоят на месте в укрытиях и экипажи их наблюдают за развертыванием нашей истребительной противотанковой артиллерии. Как только она начинает действовать, «тигры» открывают по ней ответный огонь. Лишь после этого они идут в контратаку. Такой тактический прием использования танков практикуется сейчас противником очень часто.

Все эти «новшества» в немецкой оборонительной тактике свидетельствуют об отчаянном положении, о тупике, в котором оказались гитлеровские генералы. Результаты этих ухищрений равны нулю. Однако нужно учитывать все тактические комбинации, которые враг пытается противопоставить нашей тактике наступления. Это облегчит нам борьбу с врагом.

Подполковник М. ЗОТОВ.

1-й УКРАИНСКИЙ ФРОНТ.

Красная звезда. 1944. 4 октября (№ 236).
Tags: ВОВ, Красная звезда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments