Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Статья прямо под грядущую войну (I)

На прошлой неделе Олег Киселёв (slon_76) выступал в передаче Михаила Тимина. И ведущий ближе к концу начинает говорить, что вот-де, проблема была в отсутствии у людей (командиров, видимо) опыта Западного фронта Первой мировой. А так бы всё сложилось иначе.

Мне представляется, что фетишизация "опыта ПМВ"(tm) подменяет понимание проблем советских войск. Как мы увидим ниже, этот опыт тщательно изучался и использовался в приложении к современным условиям, на новом техническом уровне. Я далеко не знаток советско-финской войны, но в феврале 1940 года подготовка прорыва линии Маннергейма и его осуществление прошло, на мой взгляд, в общих чертах близко к описанному в статье. А вот неудачи в декабре произошли во многом из-за нарушения ряда базовых условий успешности прорыва, хотя советские войска из-за технической слабости противника могли действовать чуть ли не в лабораторных условиях.

А. ГОТОВЦЕВ

АТАКА УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА

За последнее время все чаще и чаще в заграничной и нашей печати появляются сведения об устройстве укрепленных районов(1). Вначале говорилось о «линии Мажино», а затем — о противостоящей ей «линии Зигфрида», о постройке укреплений в Карпатских горах и на восточной границе Германии с Польшей (статья подполковника германского генерального штаба Веделя). Дальше французская пресса сообщает о сооружении укреплений вдоль границы Восточной Пруссии от Мариенбурга до Клайпеды. Еще раньше стало известно о постройке укрепленных районов Финляндией на Карельском перешейке и Японией — на границах нашего Дальнего Востока. Несколько отставала в этом отношении Польша, но и она подготовляет на восточной границе ряд укрепленных районов, используя преимущественно так называемые старые германские позиции, оставшиеся после первой мировой войны. Наконец, заслуживают исключительного внимания самые «свежие» сообщения: 13 июня парижская газета «Эвр» писала, что эстонский и латвийский министры иностранных дел обязались перед Берлином добиться в кратчайший срок ратификации парламентами их стран предложения о сооружении укреплений вдоль границ между Латвией и Советским Союзом и между Эстонией и Советским Союзом. Германия, конечно, обязалась построить эти укрепления.

В итоге почти против всех границ нашего отечества возводятся укрепления, укрепленные районы.

Но укрепленные районы и полосы строятся не только непосредственно на границах, но и дальше, в глубине страны. Германия имеет против Франции три полосы, последняя из которых проходит по рр. Майн и Неккар, т. е. в удалении до 250 км от границы(2). Наконец, современная инженерная техника позволяет достаточно быстро возводить фортификационные сооружения долговременного характера в сроки, измеряемые одним-двумя десятками дней. Это значит, что долговременные укрепленные районы и полосы будут строиться и во время самой войны на важнейших направлениях.
_______________
1. «Красная звезда» от 20.9.38 г. — Г. Васильев «Линия Мажино»: от 4.6.39 г. — «Военные укрепления на франко-германской границе»; от 20.6.39 г. — И. Черноусов «Линия Зигфрида»; «Известия» от 26.6.39 г. — две корреспонденции ТАСС из Лондона от 24.6. «Правда» от 26.6 39 г. — две корреспонденции ТАСС из Парижа и Лондона от 24.6. «Красная звезда» от 23.5.39 г. — корреспонденция ТАСС из Берлина. «Правда» от 28.6.39 г. — корреспонденция ТАСС из Парижа от 27.6. «Красная звезда» от 26.5.39 г. — корреспонденция ТАСС из Лондона от 25.5.39 г.; от 14.6 39 г. — корреспонденция ТАСС из Парижа от 13.8.39 г.
2. См. «Военная мысль» № 10 за 1938 г., стр. 122.



Чтобы выполнить, если потребуется, указание великого Сталина: «Мы не боимся угроз со стороны агрессоров, и готовы ответить двойным ударом на удар поджигателей войны, пытающихся нарушить неприкосновенность Советских границ»(3), необходимо познакомиться со взглядами на атаку укрепленных районов в свете опыта первой мировой войны, войн в Испании и в Китае, боев у озера Хасан, а также в свете уставных положений и теории.

Атака укрепленного района будет проводиться в армейском масштабе. В настоящей статье разбираются только тактические вопросы атаки укрепленного района из положения непосредственного соприкосновения, т. е. когда передовые позиции, заграждения и боевое охранение противника уже преодолены.

ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННЫХ УКРЕПЛЕННЫХ РАЙОНОВ

Оперативное значение укрепленных районов заключается в прикрытии важнейших направлений в целях обеспечения возможности сосредоточения своих сил и перехода в наступление.

По своим свойствам укрепленные районы до крайности разнообразны. Достаточно сравнить линии «Мажино», «Зигфрида» и им подобные линии с укреплениями, в основу которых положены старые позиции первой мировой войны, чтобы увидеть огромную разницу между ними(4). Не меньшая разница наблюдается даже между отдельными участками одного и того же укрепленного района.

Сильными сторонами укрепленных районов являются;

1. Система огня из железобетонных точек, усиленная огнем полевых войск. Точки эти крайне малы по площади (часто до 25 кв. м) и лишь незначительно возвышаются над поверхностью земли.

2. «Распыленность» точек по местности, при частом расположении их на обратных скатах; на отдельных участках — большая плотность (например, «линия Зигфрида» на 1 км фронта имеет до 30 точек(5), у других государств плотность эта колеблется до 8—10 точек на 1 км при большом числе ложных точек).

3. Группировка по полосам — главной, промежуточной, отсечным и тыловой.

4. Мощные естественные и искусственные препятствия: противотанковые — минные поля, рвы, надолбы и т. д. и противопехотные — электризованная проволока и т. д.

5. Тщательная маскировка.

Поэтому укрепленные точки трудно обнаружить на местности и еще труднее поразить артиллерийскими снарядами или авиабомбами. Они образуют систему огня не только внутри полос, но и между ними. Эти свойства укрепленных районов усиливаются еще закрытым тылом, обеспечивающим обороняющемуся возможность подбрасывать резервы и длительно бороться за укрепленный район (например, Верден, как «пластырь», притянул к себе такие силы французов, что за десять дней они имели уже полуторное превосходство над атакующими немцами).

Слабыми сторонами укрепленных районов являются:

1. Неполный круговой обстрел отдельной точки, что приводит к быстрому нарушению системы огня и взаимодействия между точками в случае подавления или разрушения одной из них.

2. Неодинаковая развитость глубины оборонительных полос, что позволяет наступающему, овладев одним участком, переносить усилия на другой.
_______________
3. И. Сталин. Отчетный доклад на XVIII съезде партия о работе ЦК ВКП(б).
4. Принципы фортификационного устройства современных укрепленных районов сжато изложены П. Ковалевским в «Правде» от 1.4.37 г. (статья «Укрепленные районы»). См. еще источники, указанные в сноске на стр. 47.
5. «Красная звезда» от 20.6.39 г.



ПРОРЫВ — ОСНОВНАЯ ФОРМА АТАКИ УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА

Главная полоса сопротивления укрепленного района представляет, как правило, сплошной фронт. Открытых флангов укрепленный район обычно не имеет. Фланги упираются в труднодоступные районы или прикрыты развитыми в глубину прочными железобетонными сооружениями. Поэтому обход или охват могут иметь место лишь в армейском (оперативном) разрезе. Тактически же атакующий вынужден применить прорыв.

Прорыв укрепленного района является наиболее сложной формой боя, так как здесь атакующий встречается с сопротивлением противника, опирающегося на полосы железобетонных огневых сооружений и сильнейших искусственных и естественных препятствий.

ОСНОВЫ ПРОРЫВА

При атаке укрепленного района необходимо: а) ворваться в передний край; б) преодолеть глубину главной полосы сопротивления и уничтожить защитников ее; в) преодолеть отсечные и промежуточные позиции, окружить и уничтожить защитников их; г) овладеть тыловой позицией и обеспечить возможность развить тактический успех в оперативный.

Для этого потребуется разрушить или подавить железобетонные или бетонные огневые точки, а также полевые укрепления, чтобы они не могли вести огня, тем самым позволив атакующему преодолеть всю полосу обороны, получить свободу маневра и уничтожить защитников всего укрепленного района. Французы и немцы(6) рекомендуют в помощь пехоте применять мощные средства разрушения и подавления: артиллерию большой мощности, тяжелые минометы, тяжелые танки, тяжелую авиацию, химическое оружие и инженерные войска.

Потребуется преодолеть сильно развитые искусственные и естественные препятствия, чтобы получить возможность подойти непосредственно к отдельным железобетонным огневым точкам и проникнуть в глубь оборонительной полосы. Для этого необходимы специальные действия пехоты, сапер, танков и артиллерии; также необходимы заранее подготовленные специальные и подсобные средства для перекрытия, разрушения или ослабления препятствий.

Важно обеспечить оперативную внезапность, т. е. сковать глубокие резервы противника на широком фронте, скрыть сосредоточение главной группировки и направление удара, а также скрыть день атаки.

Нужна тактическая внезапность. Боевую разведку следует проводить только находящимися впереди войсками, рекогносцировки проводить скрытно, не допуская захвата противником отдельных рекогносцеров из новых частей; дольше не вводить артиллерию больших калибров, скрытно и в последний момент перед атакой производить занятие исходных и огневых позиций, соблюдать строжайшую маскировку.

Особо важны детальная планировка и увязка по местности взаимодействия не только войсковых соединений и частей, но иногда и мелких подразделений. Следует помнить, что успех атаки во многом зависит от взаимодействия мелких подразделений, вынужденных часто производить «прогрызание».
_______________
6. «Французское наставление по использованию крупных войсковых соединений 1937 г.», ст. 246. Статьи из немецких журналов — «Военный зарубежник» № 4 за 1936 г., стр. 34 и № 5 за 1939 г. стр. 86.


Наконец, необходима предварительная тренировка («репетиция»), чтобы войска изучили приемы атаки противостоящих укреплений и позиций. Опыт всех войн требует этого. Не забывают это и ныне перед сложными боями. Так, японцы перед нападением в районе озера Хасан «прошли планомерную специальную подготовку для действий на данной местности»(7).

СПОСОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОРЫВА

Укрепленные районы из-за мощности их сопротивления нельзя прорвать на всю глубину «одним ударом». Французское наставление (ст. 245) говорит, что при атаках в позиционных условиях, т. е. близких к атаке укрепленных районов, «сражение часто будет настолько длительным, что придется организовывать ряд последовательных атак с целью расшатать и расстроить фронт противника», истощить его и «последним натиском окончательно прорвать его фронт». Необходимо провести ряд последовательных ударов по фронту (дело оператора) и по глубине (тактика).

Для последовательных ударов по глубине атака должна характеризоваться методичностью действий. Необходимо сковать железобетонные огневые точки одного рубежа, чтобы подготовить и осуществить скачок на точки последующего рубежа; сковать группу или район намеченных точек для удара по ним с фланга или с тыла; овладеть основной полосой таких укреплений, которые обеспечили бы последующую атаку отсечной или промежуточной позиции; связать и затруднить подход резервов противника и закрепить успех отдельных этапов боя и боя всего дня.

В связи с методичностью действий при атаке укрепленного района еще более, чем при атаке полевой позиции, нельзя делать фетиша из одновременного подавления всей глубины. Чтобы не разбросать усилия, необходимо ограничить одновременность подавления по глубине и вести ее планомерно. Например, при атаке первого рубежа железобетонных огневых точек — подавить второй рубеж; при атаке всей глубины главной оборонительной полосы — отрезать ее от последующих позиций и от ближайших резервов; при атаке промежуточной или отсечной позиции — отрезать доступ резервам и уцелевшим защитникам главной оборонительной полосы; наконец, при атаке тыловой полосы—подавить в глубине все то, что может усилить сопротивляемость противника на тыловой полосе. Другими словами, в каждой данной обстановке, на каждом этапе атаки следует установить, что, когда и на какой именно глубине может помешать успеху атаки корпуса, дивизии.

Конкретно применение дальнобойных средств подавления по глубине укрепленного района целесообразно и возможно: а) при борьбе за главную полосу обороны — до промежуточных или отсечных позиций включительно; б) при борьбе за промежуточную или отсечную позицию— до тыловой полосы включительно.

На борьбу с оперативными (глубокими) резервами противника желательно бросать армейские средства.
_______________
7. Речь т. Штерна на XVIII съезде ВКП(б).


ЗАМЫСЕЛ АТАКИ И ВРЕМЯ ЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

При атаке укрепленного района на направлении главного удара основа замысла должна заключаться в том, как прорваться через оборонительную полосу на глубину, дающую свободу маневра для уничтожения обороняющегося в намеченном районе.

Такой глубиной будет: а) тактическая; б) оперативная.

Тактическая глубина — это вся глубина основной оборонительной полосы, включая всю артиллерию и общие резервы всего укрепленного района; оперативная глубина — тыловая позиция и глубокие оперативные резервы.

По опыту первой мировой войны глубина проникновения в первый день атаки обычно ограничивалась захватом той позиции, по которой артиллерия атакующего могла стрелять действительным огнем(8) во время атаки и во время ее развития. Так, при контрударе французов 18.7.18 г. и атаке англичан 8.8.18 г. глубина проникновения ограничивалась 4—8—10 км. При атаке же укрепленных полос с железобетонными точками глубина снижалась до 1—2 км; например, атака русских в районе Барановичи со 2 по 27.7.16 г. и атака немцев у Вердена 21.2.16 г. Опыт Испании и Китая показывает (бои под Мадридом, Брунете, Бельчите и бои в районах Шанхая, Дачана, Нанкина, Ханькоу), что глубина проникновения за сутки боя не превышала 1,5—2 км, а местами ограничивалась борьбой за передний край.

При атаке потребуется огромный расход танковой и живой силы для борьбы с отдельными железобетонными точками или группами их и даже целыми участками. Атакующий должен постепенно оседать и закрепляться на захватываемых районах.

В настоящее время при возросшей силе укрепленного района следует ожидать ограничения глубины проникновения. Этот взгляд подчеркивается также «Французским наставлением по использованию крупных войсковых соединений 1937 г.» (ст. 245) и высказываниями немецких авторов(9).

Современное насыщение войск огневыми средствами(10) позволяет рассчитывать, что сил дивизии первого эшелона должно хватить на глубину основной оборонительной полосы. Развитие же дальнейшего проникновения с помощью дивизий второго эшелона будет зависеть от ширины прорыва, возможности немедленно организовать сильную огневую поддержку, наличия или отсутствия на промежуточной позиции железобетонных огневых точек, остатка светлого времени для продолжения атаки в первый же день и т. д.

Отсюда правильнее добиваться в первый день атаки овладения железобетонным поясом главной оборонительной полосы укрепленного района. Конечно, это минимально; необходимо стремиться к овладению в первый же день и промежуточной позицией. Во всяком случае уже в первый день боя следует подготовлять возможность для захвата промежуточной и затем тыловой полосы. Для этого необходимо вскрывать степень укрепленности тыловой полосы и мешать занятию ее резервами. Атаку же ее, по-видимому, в большинстве случаев придется производить после огневой подготовки, не позднее, как на третий день атаки.
_______________
8. Н. Капустин. Оперативное искусство в позиционной войне, изд. 1927 г., стр. 17.
9. «Военный зарубежник» № 4 за 1936 г., стр. 34; № 5 за 1939 г., стр. 86.
10. См. речь товарища Ворошилова на XVIII съезде ВКП(б).



МЕТОДЫ АТАКИ УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА

Наш ПУ-36 дает по прорыву полевых позиций положение, которое следует приложить и к атаке укрепленных районов, а именно: единственно целесообразный метод атаки строится на взаимодействии всех родов войск, с использованием сильных сторон каждого данного рода войск в то время и в том месте, где эти сильные стороны принесут наибольшие результаты.

Правильность этого положения вытекает из следующего:

1. Нельзя, например, строить атаку лишь на «ведущей роли одной только артиллерии», т. е. ожидать, когда артиллерия настолько разрушит железобетонные огневые точки, что атакующие встретят лишь слабое сопротивление остатков обороны. Опыт первой империалистической войны, войны в Испании и в Китае учит, что, во-первых, для этого потребовалось бы такое огромное количество артиллерии и боеприпасов, которое вряд ли в силах выделить атакующий, и, во-вторых, ни при каких условиях нельзя полностью обеспечить разрушение артиллерией всех железобетонных точек. Недаром один из иностранных писателей говорит: «Основывать успех атаки на разрушении — обманывать себя». Читателю полезно просмотреть указываемую нами в сноске литературу(11).

2. Нельзя строить атаку лишь на «ведущей роли одних только танков», т. е. пытаться после короткой артподготовки быстро преодолеть препятствия массовой атакой тяжелых танков, нейтрализовать систему железобетонных точек и ПТА и обеспечить пехоте свободное продвижение. Во-первых, для этого потребуется огромный расход тяжелых танков (ведь на каждую железобетонную точку надо несколько тяжелых танков); во-вторых, не все участки местности или препятствия смогут преодолеть даже тяжелые танки (заболочение, наводнение, широкие рвы и т. п.); в-третьих, короткая артподготовка не гарантирует достаточного подавления ПТО и, в-четвертых, даже поклонник всемогущества танков Эймансбергер(12) говорит: «...танки не являются каким-то волшебным средством; их нужно использовать разумно... Нельзя бросать танки в неизвестность наудачу...» Французское наставление (ст. 37 и 405) и японский ПУ-38 (ст. 291 и 301) указывают, а опыт войн, особенно в Испании и в Китае, учит, что невозможно массовой атакой танков добиться подавления всей железобетонной системы.

3. Нельзя, наконец, принять метод атаки, основой которого является только одно подавление железобетонных огневых точек(13), когда артиллерия не разрушает, а только подавляет оборонительную систему противника. Предпосылками к предложению этого метода являются: а) сомнения в возможности разрушить большое количество огневых точек при сравнительной легкости их подавления (пример атаки форта Во в Верденском укрепленном районе, когда местность около огневой точки настолько «перепахивалась», что обзор и огонь из нее ограничивались всего 20—30 м); б) опыт Испании, где подавление обеспечивало больший успех, чем разрушение; в) опыт Китая (Дачаи), где артиллерия не смогла разрушить бетонные огневые точки и поэтому атака возобновилась после их подавления авиацией; г) возможность добиться подавления калибрами меньше 200 мм и даже тяжелыми минометами.

И тем не менее нельзя признать этот метод в чистом виде отвечающим условиям действительной борьбы за укрепленный район; почти во всех указанных примерах предварительно велась бомбардировка на разрушение, и она подготовляла почву для подавления.

Итак, наилучший метод — это взаимодействие всех родов войск с использованием сильных сторон каждого рода войск. При таком методе артиллерия разрушает одни железобетонные точки и подавляет другие; авиация подавляет определенные районы железобетонных точек и полевые войска; химическое оружие ослепляет противника и отсекает дымами соседние точки и последующие рубежи; инженерные войска помогают устроить проходы и уничтожить железобетонные точки; малокалиберная артиллерия, пулеметы, снайперы своим огнем по амбразурам заставляют замолчать железобетонные точки и, наконец, пехота, танки и саперы вместе подавят или разрушат железобетонные огневые точки, уничтожат их защитников, а также полевые войска.
_______________
11. Петэн. Оборона Вердена, стр. 76 и последующие. Роже. Артиллерия при наступления, стр. 23—27. Лор и Жакотэ. Боевой путь 13-й французской дивизии, стр. 73. Полковник Ребольд. Крепостная война 1914—1918 гг. (по рецензии «Военной мысли» № 3—4, 1937 г., стр. 212). «Военный зарубежник» № 4 за 1936 г., статья «Борьба за современные укрепления», стр. 34—41; № 5 за 1939 г., статья «О борьбе против блокгаузов», стр. 86—88 (обе — перевод с немецкого).
12. «Военный зарубежник» № 9 за 1937 г., стр. 72.
13. «Военный зарубежник» № 4 за 1936 г.



ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ АТАКИ

Разведка при атаке укрепленного района имеет основной задачей: обнаружить на местности истинные железобетонные огневые точки и вскрыть ложные; установить, какие из них артиллерия сможет разрушить и какие подавить, какие точки можно блокировать; не менее важно установить, где и какие по степени доступности имеются препятствия. Обычные методы разведки дополняются методом огневой разведки, т. е. вскрытием огневой точки артиллерийским огнем. Этот метод до крайности сложен, ибо легко принять ложную точку за истинную. Не менее трудно разведать рвы и особенно минные поля. Эймансбергер(14) и другие рекомендуют разведывать минные поля телетанками. Однако более надежно вести разведку пехотой и саперами, а в ходе боя — самими танками.

Особенно ценно беспрерывное, круглосуточное наблюдение, подтвержденное опытом первой мировой войны, войны в Испании и в Китае; важно при этом изучение звуков выстрелов. Но важнейший способ — это общевойсковой бой и ночные поиски. Чаще рекомендуются ночные поиски преимущественно с целью захватить пленных или разрушить препятствия, реже — разведка общевойсковым боем. Однако последний способ является, пожалуй, единственным, способным заставить противника открыть огонь из железобетонных точек. Проводить такую разведку следует достаточно большими силами всех родов войск и на всем фронте, чтобы заставить противника серьезно с ней бороться и тем самым обнаружить себя.
_______________
14. «Военный зарубежник» № 9 за 1937 г., стр. 71.


ОСОБЕННОСТИ РАЗРУШЕНИЯ И ПОДАВЛЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЕЙ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ТОЧЕК

Разрушение. Для разрушения привлекается тяжелая артиллерия калибров свыше 150 мм. Выполнение разрушения весьма сложно, так как необходимо преимущественно наземное наблюдение за каждым отдельным выстрелом. А отсюда следует, что можно одновременно разрушать лишь точки, находящиеся одна от другой не ближе 300—500 м по фронту и до 1000 м в глубину. Для разрушения одних точек достаточно одного попадания, для других — двух. А так как огонь ведется по мелким точкам, то в зависимости от их числа на 1 км фронта это вызывает значительный наряд тяжелой артиллерии и большой расход снарядов. По БУА-II-37 (ст. 19) требуется: на одно прямое попадание до 120—140 снарядов, а на два — вдвое больше. Опыт мировой войны 1914—1918 гг. говорят об огромном расходе снарядов (форт Дуомон — свыше 120 тыс., Во — десятки тысяч и т. п.), опыт Испании и Китая подтверждает это. Время на разрушение зависит от режима огня. Для тяжелых орудий режим огня будет в среднем один выстрел в три минуты; следовательно, для разрушения одной точки необходимо: 130:20 = 6½ часов или 260:20 = 13 часов. Чтобы выиграть время при необходимости двух попаданий на одну огневую точку, целесообразно стрельбу вести двумя орудиями (это возможно), что сократит время вдвое. Таким образом, общее время, потребное на разрушение, минимально может исчисляться около с часов.

Однако по опыту войн такая масса снарядов и длительное время на разрушение еще не гарантируют полностью разрушения железобетонных огневых точек. Так, в мировую войну форты бельгийских крепостей Льеж и Намюр обстреливались сотнями 420-мм тяжелых снарядов. Форты Вердена, как отмечено выше, обрабатывались тысячами «чемоданов». И тем не менее форты не были разрушены, их боевая работа продолжалась, они были лишь повреждены. Опыт Испании и Китая не дает оснований считать, что возможности разрушения значительно увеличились (Кинто, Бельчите, Дачан, форты на р. Янцзы),

Приводя это положение, мы отнюдь не хотим умалять значения и могущества артиллерии при атаке укрепленного района. Напротив, мы всюду подчеркиваем, что ни одного шага нельзя сделать без поддержки артиллерии. Важно, чтобы не было необоснованных надежд только на разрушение, чтобы был учтен и другой могущественный результат действий артиллерии — подавление железобетонных огневых точек, чтобы взаимодействие разрушения и подавления легло в основу атаки укрепленного района.

Подавление. Приведенные выше примеры из мировой войны, войны в Испании и в Китае показывают, что в этих многочисленных случаях железобетонные сооружения были подавлены артиллерией.

Важно напомнить картину последних минут форта Во(15). Когда атакующие части добрались до самого форта Во, когда они подошли к нему вплотную, они увидели исполинскую груду обломков и щебня. Бетонные стены стояли лишь в немногих местах. Местность из форта трудно обозревалась, редко кругозор был больше 20—30 м, ближняя оборона форта была парализована.

Суть подавления бетонной огневой точки заключается в том, чтобы ослепить ее, так засыпать землей ее амбразуры, чтобы она не могла вести наблюдения и стрелять на дальние дистанции. Для этого надо «перекопать», «вспахать» ближайшую к огневой точке местность, потрясти самое сооружение, выкорчевать его, хотя бы частично, из земли (приподнять взрывом угол, бок, наклонить, скривить и т. п.).

Подавление потребует бесспорно меньше снарядов и времени, а также и меньших калибров артиллерии. В подавлении могут принять широкое участие тяжелые минометы и авиация.

Минометы в подавлении. Опыт мировой войны показывает, что минометы находили самое широкое применение в атаках укрепленных полос. Приведем выборку из таблицы «Плотность насыщения артиллерией фронта атаки при прорывах в мировую войну»(16).
Время начала операции  Район операции  Всего орудий          Из них           % транш. орудий 
                                                     Орудий БМ  Транш. ор-й   от общего числа

1915 г.  2 мая          Горлице            626            6          64             10,2
        25 сентября     Шампань          1 834           37         382             20,8
1916 г. 24 июня         р. Сомма         1 028           61         360             35,0
        24 августа      р. Сомма         1 232           63         516             42,0
        21 октября      Верден             668            —           —               —
1917 г.  7 апреля       р. Эн            3 930           17       1 650             42,0
        19 июля         р. Серет           512            —         176             34,4
        20 августа      Верден           2 266            —           —               —
         1 сентября     Икскюль            608           10         230             37,8
        23 октября      Мальмезон        1 608            —         270             17,0
1918 г. 18 июля         Шато-Тьери       1 555           18         147              9,5
Примечание. Процентное отношение вычислено мною. — А. Г.
_______________
15. «Военный зарубежник» № 4 за 1936 г., стр. 35—37.
16. Н. Капустин. Оперативное искусство в позиционной войне, изд. 1927 г., стр. 86.



Из выборки видно, что минометы составляли от 10 до 42% всего количества орудий.

Значение минометов в атаке укрепленного района подтверждено на примере Вердена(17), где в подавлении особенно отличались «французские минометы с оперением, пользующиеся дурной славой «разрушителей штолен». Они могут, будучи направлены с небольшого расстояния на определенные, одиночные цели и имея относительно простые и дешевые приспособления для стрельбы, бросить на противника огромную бризантную мощь. Их заваливающее (засыпающее) действие особенно велико» (разрядка моя. — А. Г.).
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 76 comments