Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Эволюция французской кавалерии: 1914—1940 (II)

1-я часть.

После окончания войны сокращение конницы (как и всей армии) продолжилось. Это было связано не только с демобилизацией, но и с грядущим сокращением срока службы призывников с трёх до полутора лет. В начале 20-х годов осталось только 5 кавалерийских дивизий и 6 кавалерийских групп (grouppements). Последние включали себя по 3-4 кавалерийских полка войсковой конницы (всего 20). Количество колониальной кавалерии, наоборот, увеличилось до 18 полков (5 полков африканских егерей и 13 спаги). Также сформировали 1 кавполк иностранного легиона.

Организация кавалерийской дивизии (1921):

— 3 бригады, в каждой:
— — 2 полка, в каждом:
— — — 2 пулемётных взвода по 2 станковых пулемёта,
— — — 4 эскадрона, в каждом:
— — — — 4 сабельных взвода по 16 рядов и 2 ручных пулемёта.
— 1 группа самокатчиков:
— — 1 стрелковая рота,
— — 1 пулемётная рота.
— 2 конно-артиллерийских дивизиона, в каждом:
— — 3 батареи по 4 75-мм пушки.
— 1 бронедивизион:
— — 3 бронеэскадрона, в каждом:
— — — 4 взвода по 3 бронеавтомобиля (вооружены 1 37-мм пушкой и 1 пулемётом).
— 1 отряд (detachement) сапёр-самокатчиков.
— 1 отряд связи.
— 1 понтонная секция (section).

Чуть позднее в полку вместо двух пулемётных взводов появился пулемётный эскадрон (8 станковых пулемётов), а в сабельные взводы вводится дополнительное пулемётное звено (1 ручной пулемёт). Последнее означало, что на две боевые группы взвода приходилось три ручных пулемёта, т.е. уровень «машинизации» в коннице был выше, чем в пехоте.

Для пешего боя две конные единицы преобразуются в одну пехотную: 2 конные боевые группы образуют 1 спешенную; 1 взвод кавалерии — ½ спешенного взвода; эскадрон — 2 спешенных взвода; половина кавалерийского полка (дивизион) — роту в 4 взвода и т. д.

Как и везде, спешивание могло быть обыкновенным (в звене четыре всадника из шести) и усиленным (пять всадников из шести).

В своем «Наставлении армиям» от 5-го августа 1919 г. маршал Петен писал: «Кавалерийские дивизии, действующие самостоятельно или сведенные в корпуса, могут выполнить следующие задачи: 1) задерживать наступление противника, быстро заполняя собой сделанный неприятелем прорыв и 2) создавать на известных участках завесы, под прикрытием которых командование может скрытно производить необходимые перегруппировки» и «специфическим свойством кавалерии является ее способность быстро передвигаться по любой местности и вводить в бой всевозможные огневые средства, используя здесь подвижность конницы и ее громадные маневренные возможности...».

Эти особенности кавалерии были отражены в первых послевоенных уставах. В силе остался принцип «Кавалерия маневрирует конём и ведёт бой огнём» (La cavalerie manoeuvre a cheval et combat par le feu). Далее выдержки из «Временного наставления по использованию крупных войсковых соединений» (Instruction provisoire sur l’emploi tactique des grandes unites, 6 октября 1921 г.):

«22. Конница разведывает, прикрывает и сражается в связи с другими родами войск.

Она разыскивает противника, определяет положение его передовых частей и доставляет командованию требуемые им сведения. Вообще же говоря, сведения эти получаются только боем.

В то же время, конница прикрывает фронт и фланги или только фронт, смотря по тому, действует ли крупное войсковое соединение, которое она обслуживает, отдельно или между другими соединениями.

Нормальным видом боя конницы, ведет ли она его с целью разведки, или выполняя задачи по прикрытию, или действуя в связи с другими родами войск, является огневой бой в пешем строю. Бой в конном строю холодным оружием возможен только для мелких частей и в особых случаях.

23. Конница снабжена автоматическим оружием, которое дает ей большое огневое могущество: ее крупные соединения располагают пулеметными автомобилями, артиллерией и самокатными пехотными частями, что повышает ее боевую силу; она имеет карабины и штыки для ближнего боя; она снабжена как и пехота, шанцевым инструментом и противогазами.

Сверх того, конница вооружена саблей в виду возможных ее действий в конном строю.

24. Применение конницы различно в зависимости от ее назначения.

Дивизионная и корпусная конница выполняют преимущественно задачи обеспечения; кавалерийские дивизии представляют органы разведывания и подвижные огневые резервы; конные корпуса являются крупными боевыми соединениями, способными действовать отдельно.

Подвижность и устойчивость кавалерийского соединения позволяют ему вступить в бой сразу на широких фронтах и быстро развивать всю силу своего огня; такой маневр благоприятствует достижению принципа внезапности нападения.

25. Организация конницы соответствует двойной необходимости боя в пешем строю и передвижений верхом.

Первичной ячейкой конницы, сражающейся в спешенном строю, является боевая группа, характеризуемая, как и в пехоте, наличием автоматического оружия.

Основной боевой единицей является эскадрон; он состоит из известного числа боевых групп и может иметь пулеметы.

К прочим единицам конницы относятся полк и бригада.

Кроме того, конница располагает взводами и группами пулеметных и пушечных автомобилей…

57. Кавалерийская дивизия является крупным войсковым соединением, в котором конница располагает пушечными и пулеметными автомобилями и усилена артиллерией, пехотными и инженерными самокатными частями и авиацией; все это образует соединение, обладающее мощными огневыми средствами.

Кавалерийская дивизия характеризуется своей подвижностью на всякой местности. Ее боевым средством является огонь, а скорость ее лошадей — орудием маневра

Перед боем она разведывает врага на значительном удалении и добывает командованию необходимые сведения. Во время общего боя, если позволяет пространство, она, обычно, находит себе применение на крыле боевого расположения, чтобы охранять фланг или участвовать в охватывающем маневре; за сплошным фронтом она составляет особенно подвижный огневой резерв.

Командир кавалерийской дивизии отдает приказы командирам кавалерийских бригад, начальнику своей артиллерии и командирам разных родов войск, входящих в состав его соединения.

Как правило, кавалерийская дивизия состоит из трех кавалерийских бригад, одного или двух дивизионов легкой артиллерии, самокатной группы, вооруженной пулеметами, группы пулеметных и пушечных бронеавтомобилей, взвода сапер-самокатчиков и, иногда, наблюдательной эскадрильи.

Как и пехотная дивизия, она располагает необходимыми службами для удовлетворения своих непосредственных потребностей.

Кавалерийские дивизии составляют часть резервов главнокомандующего; они могут быть приданы армиями или входить в состав конных корпусов.

58. Конный корпус есть крупное соединение, состоящее из различного числа кавалерийских дивизий, к которым, обыкновенно, придаются другие части: пехота, танки, тяжелая и легкая артиллерия, воздушные части и инженерные войска.

Конный корпус обладает свойствами, аналогичными свойствам кавалерийских дивизий, но имеет более сильные органы командования, большую мощность огня и более значительную боеспособность.

Организация конного корпуса бывает только случайной; она позволяет объединять под командой одного начальника, когда в этом чувствуется необходимость, соответствующие войсковые части, действующие на той же местности и выполняющие одинаковую задачу.

Конным корпусом командует генерал в чине дивизионного генерала, имеющий свой штаб.

В бою командир конного корпуса согласует действия своих дивизий, дает задачи своей пехоте, артиллерии и различным частям, не входящим в состав дивизий, и маневрирует своими резервами.

Если обстоятельства сделали целесообразным создание конного корпуса, то применяющий его высший начальник должен избегать его дробления».


Как видно из устава, кавалерийский корпус не являлся постоянной единицей мирного времени, а организовывался только во время войны. Этот момент иногда вызывал возражения в среде военных.

Реорганизация коснулась не только структуры конницы, но и наименования. Кавалерийские дивизии стали называться лёгкими дивизиями (division legere). Аналогично пехотные дивизии были переименованы в линейные (division de ligne). Как говорилось, «при новой организации дивизий, состоящих из различных родов оружия, прежние наименования их утратили смысл».

С начала 20-х годов на крупных манёврах отрабатываются различные действия конницы в соответствии с уставом. На этих же манёврах ведутся изыскания как по усилению конницы, так и по её взаимодействию (или противодействию) с моторизованными и механизированными частями. Иногда доходило до смешного. На учениях 1923 года кавалерийской дивизии придали танковую часть и выяснилось, что кавалерийские командиры имеют мало понятия о том, что представляют собой танки (один из высших кавалерийских начальников обратился к командиру танкового взвода с вопросом: «а сколько у вас во взводе танков?»). Взаимодействие наладить не удалось: то танки опаздывали к месту действия, то конница.

В эти же годы в печати высказываются первые предложения о полностью моторизованных соединениях, призванных заменить конницу. Например, генерал Булер (Boulaire) выступил в Revue Militaire Francaise (май, июнь 1924) со статьёй «Лёгкая автомобильная дивизия» (La division legere automobile). Несмотря на название «автомобильная» в качестве транспорта предполагалось использовать не обычные грузовики, а гусеничные машины (порядка 500—600). В 1926 году в том же журнале вышла статья генерала Камона (Camon) «Организация лёгкой автомобильной дивизии». Хотя названия схожие, но структура предлагаемого соединения была иная. В начале статьи автор сразу очертил задачи дивизии:

«Легкая автомобильная дивизия есть войсковое соединение, долженствующее заменить собою кавалерийскую дивизию. По многим и многим причинам моторизация армии необходима. И первое, что необходимо тут осуществить — это создание легких автомобильных дивизий. Эта дивизия будет производить разведку, играть роль авангарда, далеко выдвинутого вперед, захватывать мосты, железнодорожные узлы, склады и запасы неприятеля и пр. Поэтому основными свойствами легкой автомобильной дивизии должны быть: 1) сила и 2) скорость».

Другие предложения были менее радикальными. Учитывая несовершенство современных автомашин (отсутствие вездеходности), необходимость охранения автоколонн должна была ложиться на кавалерийские части. Потому, например, полковник Огибер (Revue de Cavalerie, mai—juin 1926) видел современную лёгкую дивизию в таком виде: 2 кавалерийские бригады (в бригаде 1 пулеметный эскадрон на вездеходных автомобилях), бригада или полк пехоты (в полку 1 батальон самокатчиков и 2 батальона на грузовиках), 3 группы 75-мм пушек и 2 группы более мощной артиллерии (105-мм).

Текущую незаменимость конницы в качестве боевого охранения отмечал и подполковник Жанссан в статье «О манёвре на автомобилях»:

«Автомобильный манёвр возможен в настоящее время только при условии абсолютной обеспеченности той зоны, на которой она производится. При современных условиях техники он потребует содействия конницы, которая будет необходима, пока не появится автомобиль, способный передвигаться вне дорог. Но даже и потом, когда такой новый тип автомобиля появится, конница всё-таки будет нужна. Автомобиль никогда не заменит собою кавалериста на коне, точно так же, как забронированный на танке пехотинец никогда не заменит собою стрелка, сражающегося на собственных ногах и с открытой грудью».

Осенью 1927 года на манёврах в Лотарингии испытывали новую организацию кавалерийской дивизии: 2 бригады конницы, 2 дивизиона 75-мм пушек, 1 стрелковый полк (2 батальона) на грузовиках, 1 дивизион возимой 75 мм артиллерии, 1 дивизион возимой 155 мм артиллерии, 1 эскадрон на гусеничных автомобилях, 3 эскадрона пулемётных бронеавтомобилей, 1 рота танков на эластичных гусеницах, 1 дивизион зенитной артиллерии, 1 авиаотряд. В статье о манёврах в журнале Revue de Cavalerie (VII—VIII, IX—X 1928) автор сделал такие выводы:

«Комбинированные действия пулеметных бронеавтомобилей конницы и конных кавалеристов — правило, которое часто забывается. Это комбинирование должно применяться при ведении разведки так же, как комбинация танка и пехоты при атаке».

Броневики — средство разведки на открытой местности; кавалеристы — на закрытой.

2. «Эскадрон на гусеницах испытывает со стороны местности и противника те же затруднения, что и конный эскадрон». Первый может лишь двигаться скорее второго по дорогам; второй может вести разведку в более рассредоточенном порядке. Оба должны действовать совместно с броневиками.

3. «Опыт позволяет заключить, что на среднепересеченной местности, отряд, составленный из пулемётных бронеавтомобилей конницы и бойцов на авто-гусеницах, является хорошим разведывательным органом. Но на закрытой и очень пересёченной местности, конечно, лучше прибегнуть к конным эскадронам.

Бесполезно прибавлять, так как это очевидно, что впредь пулемётный бронеавтомобиль конницы должен быть в состоянии покидать дороги, чтобы двигаться по всякой местности на гусеницах или на 6 или 8 колёсах».

Полк возимой пехоты. «В течение 5-го сентября возимый полк показал стратегическую подвижность, которая, впрочем, от него и ожидалась, т. к. это вид перевозок стал обычным со времени больших рокировок во время оборонительного сражения 1918 года.

С другой стороны, движение 8 сентября обнаружило тактическую подвижность, позволяющую этому соединению действовать в тесной связи с конными частями во время сближения, спешивания и атаки».

Этот полк вполне заменил третью бригаду кавдивизии. Но, кроме того, он имел над ней то преимущество, что его огневая сила была больше таковой кавбригады.

«Таким образом, лёгкая дивизия показала, что она является гибким органом, могущим быть использованным для ведения разведки, для установления соприкосновения с противником, для атаки и обороны».

Учитывая, что в будущем дороги будут подвергаться порче, надо добиться того, чтобы возимые части имели возможность сворачивать с них.

Возимая артиллерия давно уже оправдала свое существование. Пополнение артиллерии кавдивизии гаубицами, дальнобойными и зенитными пушками оказалось вполне целесообразным…

Общая оценка лёгкой дивизии. «Испытанная на маневрах лёгкая дивизия показала: 1) что она жизненна; 2) что её можно использовать в бою так, как это желательно, и что она имеет при этом огневую силу, значительно превосходящую огневую силу 6-ти полковой дивизии». В дальнейшем должно «совершенствоваться оружие нападения и защиты, пушки и блиндажи». Надо научиться пользоваться ими на разнообразной местности».



Численный состав в военное время: 370 офицеров, 9 400 рядового состава, 8 000 лошадей, 800 повозок, 50 легковых и 150 грузовых автомобилей, 315 ручных и 120 станковых пулемётов, 36 бронеавтомобилей, 3 миномёта, 24 75-мм пушки.

К 1927 году произошло обратное переименование из лёгкой в кавалерийскую дивизию. Это указывалось в примечании очередного издания Кавалерийского устава 1923 года: «Во всех частях устава вместо «легкие» дивизии – читать «кавалерийские» дивизии…».


3-я часть
Tags: 1918-1941, Кавалерия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments