Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Лётчики-истребители в Первой мировой

Отрывок из труда А.Н. Лапчинского "Воздушный бой" (М., 1934).


Обратимся теперь к вопросу, как обстояло дело с созданием кадров воздушных бойцов во время мировой войны. Этот опыт мировой войны необходимо учесть, чтобы яснее представить себе те изменившиеся условия, с которыми мы должны будем встретиться в будущей войне. Мы остановимся на двух вопросах: на обучении летного состава и на его боевых качествах.

Мировая война имела дело, с авиацией как совершенно новой отраслью военного дела. Опыта в обучении массового масштаба накоплено не было. Воздушные силы создавались и развивались «на ходу».

Несмотря на то, что во время мировой войны и после нее буржуазные страны наперерыв старались превознести своих летчиков, мы увидим, что дело у них обстояло далеко не благополучно, мы подойдем к этому вопросу с цифрами в руках, хотя и недостаточно полными, но достаточно характеризующими положение.

Англия подготовила за время войны 21 957 летчиков, дала с производства 47 873 машины. Франция выпустила за время войны около 20 000 летчиков, дала с производства 67 962 машины. Эти цифры говорят сами за себя. Обучение одного летчика при этом стоило в среднем одной совершенно разбитой машины. Истребление летчиками своих машин, как видим, было «поставлено» в этих странах довольно высоко.

Общее число обученных летчиков в Германии нам, к сожалению, неизвестно, но следующие цифры характеризуют положение: В Германии в 1914 г. было на фронте 500 чел. летного состава, а в 1918 г. — 5 000, причем в тылу работало для пополнения 80 000 чел., из которых 5 000 чел. обучалось в качестве летного состава. Фронт требовал на пополнение каждый месяц около 15% летного состава, выбывавшего из строя не столько от воздушных боев, сколько от других причин. В последние годы фронт требовал ежемесячно около 750 чел. летного состава (летчиков, наблюдателей, пулеметчиков).

Каков был «отход» летного состава при обучении внутри страны, говорят следующие данные:



Кроме того из лиц нелетного состава от несчастных случаев на земле при обслуживании полетов и при полетах убито: 3 офицера и 159 унтер-офицеров и солдат, и ранено: 3 офицера и 365 унтер-офицеров и солдат.

Всего в тылу еще только в период подготовки к работе на фронте Германия потеряла:

Убитыми 584 офицера, 1 378 унтер-офицеров и солдат

Ранеными 612 офицеров, 1 615 унтер-офицеров и солдат

1 196 офицеров, 2 993 унтер-офицера и солдата

Всего 4 189 чел.

Всего немцы потеряли во время мировой войны и в тылу и фронте 15 562 чел. из летного состава.

Таким образом мы видим, что почти 30% общего количества потерь приходилось на время обучения и подготовки.

Таблицы потерь в летном составе Германии

Таблица 1



Таблица 2



Эти данные чрезвычайно интересны. Из таблиц мы видим что и на фронте большое количество летного состава выходило из строя от причин небоевого порядка.

Общее число потерь от этих небоевых причин достигало солидной цифры в 3 471 чел.

Достаточно представить себе, что Германия понесла потерь в летном составе 15 562 чел., а причинила урон противнику в 6 951 самолет, чтобы стало ясным, насколько «неэкономичной» была воздушная война во время мирового столкновения империалистов.

Есть при этом основания думать, что в Германии дело обстояло значительно лучше, чем в других странах. При таких условиях ясно, что дело самоистребления летного состава во время мировой войны буржуазных стран было поставлено не менее высоко, чем истребление летчиками своих машин.

Принимая во внимание, что летчики – унтер-офицеры и солдаты, так же, как и офицеры, являлись представителями буржуазии и были обычно вольноопределяющимися I разряда, мы придем к заключению, что буржуазия испытывала чрезвычайные трудности, когда ей приходилось давать бойцов из своей среды. Бойцы эти, во-первых, подвергались обучению с громадным трудом и с большим «отходом».

Каково было желание этих бойцов драться, видно из приводимых ниже данных.

Мы видим, что количество обученных буржуазными странами летчиков во время мировой войны было очень велико. Далеко не все эти летчики могли быть пущены на фронт в действующие части. Тут шел большой отбор. Так, например, во Франции в 1918 г. было налицо 12 000 летчиков, тогда как в действующих на фронте частях было лишь 3 600 машин.

В пределах этой авиации фронта летный состав распределялся по родам авиации, и в истребительную авиацию, как в авиацию, специально предназначенную для воздушного боя, отбирался конечно «цвет» летного состава.

Во Франции в ноябре 1918 г. на фронте было 80 истребительных эскадрилий, каждая примерно по 18 самолетов. Это давало в истребительной авиации около 1500 летчиков.

Все ли эти специалисты воздушного боя были истребителями в настоящем значении этого понятия, которое мы установили выше? Вопрос этот будет уместно поставить еще и потому, что во время мировой войны с понятием летчика-истребителя связывались представления достаточно ложные. Мы называем истребителем не летчика, летающего на истребительной машине, а летчика, истребляющего неприятельские самолеты в воздушном бою. Это далеко не одно и то же. Так вот посмотрим, какой отбор воздушных бойцов шел дальше в пределах уже самой истребительной авиации буржуазных стран и насколько интенсивной была ее боевая работа.

Истребители в каждой воевавшей стране рекламировались с точки зрения национального шовинизма, причем каждая из воевавших стран старалась доказать, что её истребители были первыми в мире и что авиация противника была ими совершенно подавлена. Поэтому статистический материал о боях в воздухе отражает на себе этот шовинизм. Несмотря на это, даже оперируя этим материалом, исходящим от самих империалистов мы можем вскрыть действительное положение дела.

Возьмем сначала французских истребителей и будем оперировать цифрами, приводимыми самими французами. Посмотрим, какова была боевая работа знаменитой истребительной группы аистов (12-я группа воздушного боя).

«14 августа 1918 г. общее число неприятельских самолётов, сбитых 12-й истребительной группой, достигало солидной цифры 347; это число — вполне признанное и официально установленное, но к нему можно было бы прибавить еще 305 самолетов противника, сбитие которых не было зарегистрировано официально»(1).
______________
1. Де-Шавань, Истребительная группа аистов.


Остановимся сначала на понятии «официальных» и «неофициальных» побед. Как это ни странно, но во время мировой войны пришлось сделать такое подразделение воздушных побед.

Летчики воевавших буржуазных стран отличались, чрезвычайной «впечатлительностью», в силу которой донесения о «победах» были настолько многочисленны, что даже шовинистически настроенные армии, вообще склонные к созданию «героев» вынуждены были бороться с «охотничьими рассказами» своих истребителей. Дело заходило очень далеко. Вот официальный пример: ген. Алленби, командовавший английской армией в Палестине, в своем официальном изложении военных действий против армии Лимана фон-Сандерса на основании донесений своих летчиков говорит о том, что они сбили в воздушных боях не мало, не много 84 германских самолета, тогда как немцы в Палестине имели всего на всего лишь один авиационный отряд...... (?).

Мы и по опыту фронта бывшей царской армии знаем, как истребителям казалось, что если после их атаки неприятельский летчик уходил в свое расположение, то это должно было означать, что он «полетел умирать». Таким образом истребители насчитывали бесконечное число побед, и подчас, как это было с армией Алленби, оказывалось, что у противника вообще такого количества самолетов, какое сбивалось согласно донесениям, не было.

Это поистине феноменальное истребительское вранье о блестящих делах на больших высотах заставляло требовать от истребителей доказательства того, что самолет противника действительно был сбит в воздушном бою. Таким доказательством являлась, во-первых, сбитая машина противника, упавшая в расположении стороны победителя. Если самолет противника сбивался над его расположением, требовались свидетельские показания очевидцев боя (других летчиков или земных войск, наблюдавших бой) и по возможности фотографический снимок сбитой машины. Таким образом количество побед истребителей было заключено в рамки приличий. Поэтому мы не будем принимать во внимание тех «субъективных» 305 самолетов, сбитне которых относится к числу «неофициальных» побед, и остановимся на официальной французской цифре для группы аистов в 347 побед.

Согласно данным Де-Шавань «в состав каждой эскадрильи истребительной группы входило сперва 12 летчиков, а в 1918 г. число летчиков в эскадрилье было доведено до 18». Примем, что в среднем в эскадрилье было 15 летчиков. Так как в группе было 4 эскадрильи, то число летчиков в группе в среднем было 60.

Итак, в среднем на одного летчика группы приходилось 347:60 = 5,8 сбитых машин, или с округлением — 6 побед.

Казалось бы, что все обстоит благополучно. Но нужно принять во внимание, что 147 самолетов было сбито 12-й группой за период времени с мая 1916 г. по август 1918 г., т. е. в течение 28 месяцев, или 804 дней. Следовательно, если в среднем за это время каждый летчик группы имел по 6 побед, то одну победу он давал через каждые 804:6 = 134 дня.

По-видимому и для самого яркого патриота своего отечества доказательство большой интенсивности работы истребителей является задачей чрезвычайно неблагодарной. Необходимо отметить, что приведенный расчет не совсем верен. Я принял, что в группе все время работали 4 эскадрильи, тогда как в действительности с мая по ноябрь 1916 г., т. е. в течение 6 месяцев, 12-я группа работала в составе 8 эскадрилий. Таким образом. 347 побед нужно было бы распределить на большее число летчиков.

Примерно такую же картину мы наблюдаем в 15-й истребительной группе, состоявшей, из 6 эскадрилий(2).

В период с апреля по май 1917 г. эта группа дала:

Полетов — 3 044
Часов в воздухе — 5 266
Боев — 694
Сбитых самолетов противника — 21
Потерь в своих летчиках — 21
______________
2. Ортлиб, Воздушный флот в прошлом и будущем, стр. 98.


Если в эскадрильях было по 12 летчиков, то всего в 6 эскадрильях группы работало 60 летчиков.

На каждого летчика группы в среднем приходилось: 21:60 = 1/3 победы в 60 дней, или один сбитый самолет в 180 дней.

Ясно, что интенсивность работы и этой группы была небольшой. Или, вернее, интенсивность-то была большой, но результативность была малой. Действительно нужно было налетать 5 266 часов, т. е., если считать среднюю скорость полета в 150 км/час, пройти в воздухе 789 900 км для того чтобы сбить 21 самолет противника и потерять также 21 свой самолет. Итак, один сбитый самолет противника требовал, чтобы французский летчик «накрутил» в воздухе 37 900 км, что дает 253 часа налета на одну сбитую машину.

По отношению к числу вылетов получилось 0,7% завершенных победой боев, а по отношению к «боям» французы имели лишь 3% побед.

Можно ли считать благополучным положение дела, когда летчики на 100 боев, которые они ведут, получают лишь 3 сбитых самолета, а в 97 случаях прекращают безрезультатный бой?

Очевидно, оценка в целом истребителей-союзников должна быть подвергнута ревизии. Если верить немецким данным, то, налет часов на одну сбитую машину противника был у немцев значительно меньше. Так командир отряда истребителей; в котором работал знаменитый германский Иммельман, в речи по случаю годовщины отряда (5 мая 1915 г. — 5 мая 1916 г.) сообщал(3), что отрядом совершено за год, 1000 полетов, пройдено по воздуху 94 000 км и сбито 25 неприятельских машин. Это дает на один сбитый самолет 94 000:25 = 3 760 км.

Как увидим дальше, такой большой налет на одну сбитую машину был результатом не только качества летчика, но и качества тактики истребительной авиации.

В периоды земных операций мы наблюдаем, конечно, уплотнение работы истребителей, но в позиционной войне они не знали отдыха и в периоды между операциями земных войск, так как в эти периоды затишья на земле, работа авиации наблюдения, разведывательной и бомбардировочной — как своей, так и неприятельской — продолжалась непрерывно, а это требовало постоянной работы и истребителей как по охранению своих самолетов, так и по противодействию работе самолетов противника.

Итак, если за основу для оценки брать истребительную группу французов, то цена французского истребителя во время мировой войны определялась в среднем одним сбитым самолетом противника за период времени в 134 дня. В действительности же дело обстояло хуже. В 1918 г., как мы говорили выше, французская истребительная авиация насчитывала в своем составе около 1 500 летчиков. При этом французы считают, что их истребители сбили официально 2 049 неприятельских самолетов(4), Если считать, что в среднем во французской истребительной авиации за весь период было не 1500, а лишь 750 летчиков, то на одного летчика приходилось, с преувеличением, по 3 победы за время с мая 1915 г. по ноябрь 1918 г., т. е. за период времени в 900 дней. Это дает одну победу летчика-истребителя в 300 дней(?!).
______________
3. Immelman, Meine Kampfluge, Verlag von August Schrel, Berlin.
4. Ортлиб, стр. 91.



Но здесь следует принять во внимание, что в пределах самой истребительной авиации отбор бойцов шел еще дальше и победы распределялись между летчиками далеко не равномерно.

Мы знаем, что знаменитые асы имели за собой не одну и не две, а десятки побед, вполне официальных. Так например, французский ас Фонк имел 75 официальных побед, а Гинемер — 54.

Наиболее известными летчиками 12-й грушш воздушного боя были: Гинемер, Дорм, Эрто, Фонк, Деллен, Де-ля-Тур, Рошфор, Сулие, Раймонд и Риге. Этими 12 летчиками держалась вся группа. Последние два — Раймонд и Гиге — имели лишь по 4 победы. Что же можно сказать об остальных летчиках группы, если из 347 побед только Фонку и Гинемеру принадлежали 129 побед?

Ясно, что уровень среднего французского истребителя был весьма невысок и совершенно не отвечал основному требованию (желанию драться), о котором мы говорили выше. Эта оценка среднего французского истребителя невольно подтверждается и упоминавшимся нами французским писателем Де-Шавань, который говорит, что «работа Фонка, когда он вылетел для ведения воздушных боев, равнялась работе двух групп, т. е. 8 эскадрилий».

С августа 1917 г. по август 1918 г. Фонк перешел от своей 10-й к своей 60-й победе, т. е. в течение одного года он сбил 50 самолетов противника, давая в среднем 1 сбитый самолет в неделю.

Гинемер дал 54 победы в период времени с 5 декабря 1916 г. по 11 сентября 1917 г. (за период времени в 277 дней), т. е. он давал в среднем 1 сбитый самолет в 5 дней.

Обратимся к асам.

Первоначально асом, (т. е. тузом) считался летчик, сбивший не менее 5 неприятельских самолетов. Потом для получения звания аса требовалось иметь не меньше 10 побед(5). Франция имела 52 аса, сбивших не менее 10 самолетов. Вот список французских асов, имевших не менее 10 побед.



2. Буржад сбивал только змейковые аэростаты, так как, будучи аббатом, считал «грехом убивать ближнего», а при сбитии аэростата рассчитывал на спасение наблюдателя на парашюте.


Итак 52 асами, имевшими не менее 10 побед, было сбито 908 самолетов. Если прибавить к этому летчиков, сбивших не менее 5 машин, то мы получим картину «разделения труда» в французской истребительной авиаций.
______________
5. Приводимые ниже цифровые материалы по количеству самолетов, сбитых, «асами» воевавших стран, собраны и предоставлены мне тов. Е.Ф. Бурче.


Сбивали неприятельские самолеты, главным образом, асы и этим терроризировали летчиков противника, а истребитель «середняк» больше патрулировал в бесконечных барражах, пугая своим присутствием уже терроризованных асами летчиков противника. Если же ему случалось начинать бой, то как, мы видели выше, из 100 случаев в 97 он его не заканчивал.

Германский ас Рихтгофен в своих записках(6) называл французских истребителей «фокусниками» и давал им такую характеристику:

«Они любят ставить западни, нападать врасплох. В воздухе это сделать нелегко и избегнуть ловушки нетрудно, так как самолет противника в воздухе не спрячется, а невидимый самолет еще не изобретен. Поэтому попадаться на такие хитрости могут только новички. Впрочем галльская кровь иногда себя проявляет, и тогда француз атакует. Но и в этом случае французский наступательный дух бывает подобен лимонаду — в нем не хватает настойчивости».

Эта оценка с приведенными нами данными статистического характера сходится. Более или менее такую же оценку французских летчиков дает и ас бывшей царской армии летчик Крутень(7), который был командирован во Францию и которого как «союзника» нельзя упрекнуть в пристрастии.

«Французы, — говорит он,— охотнее всего ввиду очевидной трудности налета на бипляс (двухместный самолет) предпочитают сбивать моноплясы (одноместные самолеты), наводя тем самым ужас на биплясы: даже истребителей сбивают, — думают биплясы». При этом истребитель стремится обязательно к внезапности, т. е. не к бою, а к сбитию. Этим и обгоняется большое количество «холостых» боев, о которых мы говорили выше.

«Французские патрули,— говорит Крутень дальше, — держатся обычно на высоте в 3 000 м и охотятся за более слабыми немцами, так или иначе проявляющими свою слабость. Обычным приемом было нападать на отбившихся от группы одиночных летчиков».

Среди асов были очевидно также свои «середняки». «Асы с асами, — говорит Крутень, — не любят вступать в бой, и если видна птица по полету, то асы вежливо расходятся за исключением особо ретивых истребителей, как Гинемер, или если истребитель случайно нарвется на аса, не подозревая этого».
______________
6. Записки Рихтгофена были предоставлены мне тов. Б. Ф. Бурче, в его переводе, обработанном по германскому и американскому изданиям.
7. Кап. Крутень. Воздушный бой.



Отсюда ясно, что и асами количество покупалось за счет качества.

Другие страны Антанты имели следующее количество асов, сбивших не меньше 10 самолетов:
Англия — 29
США — 10
Италия — 9
Бельгия — 3
Россия — 1

Привожу список асов других стран Антанты и количество их побед



1. Крутень имел свыше 15 побед, но из них только 7 официально зарегистрированных.


Всего асами Антанты у немцев было сбито 2 023 самолета.

Немцы признают, что потеряли в воздушных боях 2 138 самолетов и что не вернулось из расположения противника около 1000 самолетов (частью сбитых, частью севших вынужденно).

Отсюда ясно, что истребительная авиация Антанты держалась почти исключительно асами, остальная масса истребителей лишь «при сем присутствовала». Основой истребительной авиации всей Антанты были 105 асов.

Итак, из десятков тысяч обученных летчиков буржуазные страны, столкнувшиеся в мировой войне, могли отобрать лишь 100 с лишним воздушных бойцов, обладавших действительным желанием драться. Значение и интерес этого вывода трудно переоценить.

Как мы говорили, в германской авиации дело обстояло немного лучше. Более молодой наступающий империализм их, предъявивший свои права на участие в разделе мира, проявлял вообще больше энергии в войне, чем более старый империализм стран Антанты. Соединенным силам этих стран они должны были противопоставить достаточные силы. В авиации они этого достигли. Они имели больше асов, и самое большое количество сбитых машин принадлежит германскому асу Рихтгофену (80). Но общий характер положения дела был тот же, что и в странах Антанты.

Германия имела количество асов, сбивших не менее 10 самолетов, — 161 и кроме того летчиков, сбивших не менее 4 самолетов, — 294.

Список асов Германии



1. Нынешний министр гитлеровского правительства.


Кроме того немцы насчитывают:

21 летчиков, сбивших по 9 самолетов
26 летчиков, сбивших по 8 самолетов
35 летчиков, сбивших по 7 самолетов
51 летчиков, сбивших по 6 самолетов
61 летчиков, сбивших по 5 самолетов
100 летчиков, сбивших по 4 самолета

Всего 1 665 самолетов

Таким образом, не считая летчиков, сбивших по 1—3 самолета, германские истребители сбили 4 935 самолетов.

Как видим, хотя у немцев положение дела было лучше, чем у Антанты, но картина в общем все же получается такой же. Из тысячи летчиков дерутся лишь 456 человек, а остальные «присутствуют при сем».

Эти данные подтверждаются и «свидетельскими показаниями». Так например, упоминавшийся уже нами Крутень говорит, что немецкие рядовые летчики, охранявшие корректировщиков, «не особенно активно и энергично защищают их и с приближением даже половинных сил французов бросают на произвол судьбы своих охраняемых и удаляются к своим в надежде, что кто-нибудь из немецких асов явится на помощь». Совершенно убийственную характеристику немецким летчикам-истребителям, не принадлежавшим к разряду асов, дает в своих записках Рихтгофен:

«Летчиком-истребителем способен быть не каждый. Я знал многих бойких молодых людей, которые, испытав себя в роли истребителя, не имели успеха, бросали авиацию и служили родине в какой-либо другой отрасли… Летчик-истребитель обычно проходит следующее стадии: юным пилотом он горит желанием сражаться, иметь успех. Он берется за дело очень горячо, но скоро попадает под солидный обстрел опытного англичанина. Несколько таких случаев, и юный задор выдыхается, летчик начинает сознавать всю опасность подобных предприятий. Наконец, наступает первый критический момент. Ему приходится бороться со страхом. Как новичок борется с самим собой и не может победить страха, приходится наблюдать довольно часто. Честный летчик приходит наконец, сам с докладом, что он не может выдержать, что его нервы истрепались. Белке(8), сказал однажды; «Нервами можно объяснить все». Кто же занимается самообманом, продолжает летать. Он, якобы, исполняет свой долг, принимает небольшое участие в воздушных боях, старается, например, помочь другому в беде, но сам никогда не нападает, так как не решается подвергнуть себя настоящей опастности. Особенно ловкие люди могут выдерживать так годами и тогда в конце концов собьют одного или двух англичан. В итоге истрепанные нервы требуют отправки таких летчиков для лечения на родину. Только ничтожный процент преодолевает порог, который должен переступить каждый летчик-истребитель, чтобы стать сознательно смелым, и только этот процент дает действительно хороших воздушных бойцов».
______________
8. Знаменитый ас Германии. Один из первых основоположников тактики воздушного боя.


Трудно с большей яркостью подтвердить наши выводы, полученные статистическим путем, о том, что во время мировой войны буржуазия не могла выделить из своей среды достаточного числа настоящих воздушных бойцов.
Tags: ВВС, ПМВ
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…