Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Танковые корпуса не нужны, и другие выводы из Польского похода 1939 года

Из доклада Тюленева о действиях Южной группы Украинского фронта (1 октября 1939 г.).

Каменец-Подольская Южная группа действовала в составе 4, 5 КК, 13 СК, 25 ТК, 23, 26 ТБР.

[III.] ОЦЕНКА ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК

Характеризуя в отдельности действия частей и соединений Южной опергруппы, следует отметить, что на протяжении всей операции и особенно на ее первом этапе наилучшим образом действовали 4 и 5 КК, 23 и 26 ТБР.

23 ТБР в первый день сделала 110 клм. и умело выполнила задачу по захвату ж.д. узла КОЛОМЫЯ, отрезав пути отхода польским войскам в РУМЫНИЮ и обеспечив слева действия главных сил группы.

Хорошо справился с возложенными на него задачами 13 СК.

Неудовлетворительно действовал 25 ТК, командование которого не справилось с задачами, возложенными на 25 ТК, и не сумело использовать целиком возможности этого наиболее мощного и подвижного соединения. В результате чего 25 ТК на протяжении первых дней операции отставал от конницы, двигаясь в отношении ее уступом назад, и, естественно, не выполняя основную свою роль мощного и подвижного тарана всей группы.

Командование 25 ТК допускало такие недопустимые ошибки, как выдвижение всего корпуса по одной дороге без предварительной разведки ее, тем самым стесняя подвижность корпуса, лишая его маневренности и ставя его под угрозу поражения по частям. Такие действия 25 ТК мешали другим корпусам (загромождал дороги, резал соседние колонны при их маневре, зачастую создавал неразбериху), что вынуждало к личному вмешательству в управление корпусом командования группой. Выделение в распоряжение Комкора двух помощников также не помогло.

К отрицательным явлениям, присущим всем частям и соединениям, относятся:

1) Отсутствие твердой маршевой дисциплины, особенно в тылах мехчастей и соединений. Тыловые эшелоны сплошь и рядом двигались без руководства и регулирования. Вследствие этого на дорогах постоянно создавались пробки, тормозившие маневр боевых частей. Это положение усугублялось еще и тем, что не знали нумерацию своих частей. Условный номер части путали не только красноармейцы, но и начсостав. Большое количество приписного состава тыловых учреждений, не знающих своих обязанностей и часто подвергавшихся панике, усугубляло движение тылов по прямому их назначению.

Налеты отдельных групп вызывали порою общую тревогу и беспорядочную стрельбу, требовалась железная воля начсостава для прекращения паники.

2) Излишняя и ненужная смелость отдельных бойцов и начальников, старавшихся во что бы то ни стало взять врага живьем, приводила к напрасным жертвам.

Имелись недостатки и в работе штабов. Основной недочет — не привита ответственность за связь. В этом отношении наиболее положительно выделялись штабы 4 и 5 КК.

Что касается остальных штабов, то от них донесения или поступали с большим опозданием, или вовсе не поступали.

Второй основной недочет в работе штабов — это их нейтралитет к вопросам обеспечения марша частей и тылов. Не организовывая регулирование и управление колоннами, не влияя на организацию твердого порядка в тылу, штабы сами зачастую не были в силах устранить создававшуюся сутолоку.

IV.О РЕЗЕРВАХ

Одновременное, внезапное, стремительное и глубокое наступление по всему фронту Южной группы позволило смять противника во всей полосе и не дать ему возможности группироваться на отдельных участках, чему целиком предшествовала обстановка. Однако успешные действия войск группы настоятельно требовали движения вторых эшелонов, чем группа не располагала. Отсутствие второго эшелона группы не давало возможности быстро двигающимся войскам тщательно «прочесывать» всю полосу боевых действий, что позволяло отдельным группам противника укрываться в лесах и селах, делать нападения на колонны тылов, а также вызывало большой расход красноармейцев для конвоирования пленных и сбора оружия.

V. БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЮЖНОЙ ГРУППЫ

Состав войск Южной группы (конница, танки и мотопехота) позволял выдержать максимальные темпы операции и применить тактику захлестывания, отрезая пути отхода на РУМЫНСКУЮ и ВЕНГЕРСКУЮ границы и [проводя] окружение польских войск и разоружение их по частям.

Примеры: налет на КОЛОМЫЯ, окружение в районе ЧЕРТКОВ и в районе ГАЛИЧ, СТАНИСЛАВОВ, ур. ЖУРАВИНЕЦ.

VI. О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ТАНКОВОГО КОРПУСА

Организационная сторона танкового корпуса не отвечала задачам. Опыт операций Южной группы показал его несостоятельность — громоздкий, малоподвижный, трудноуправляемый. Более гибкой, маневренной и в то же время мощной является отдельная танкбригада.

Из записки Ворошилова и Шапошникова об изменении плана реорганизации сухопутных вооружённых сил (23 октября 1939 г.).

«Постановлением СНК СССР от 2.9.1939 года… был утвержден план реорганизации…

В основу реорганизации было положено…

5. Расформирование в танковых войсках стрелково-пулеметных бригад в корпусах и стрелково-пулеметных батальонов в бригадах…

В настоящее время… оказалось необходимым внести изменения ранее намеченного плана реорганизации Красной Армии…

3. ТАНКОВЫЕ ВОЙСКА

В существующих танковых бригадах сокращаются обслуживающие подразделения. Пулеметно-стрелковые бригады и пулеметно-стрелковые батальоны танковых частей расформировываются.

Механизированные корпуса как громоздкие соединения для управления подлежат расформированию, а поэтому 4 управления механизированных корпусов расформировываются».

Из доклада Тимошенко, Борисова и Ватутина об освобождении Украинским фронтом Западной Украины (23 октября 1939 г.).

ВЫВОДЫ

1. О ПОДГОТОВКЕ ОПЕРАЦИИ

1. Подготовка операции в целом к началу боевых действий не была полностью закончена. Имелся ряд пробелов и недостатков в этой работе.

2. Заключенная в рамки строгой секретности, подготовка к операции, особенно в низовых звеньях, проводилась недостаточно целеустремленно. Это сказалось на подготовке некоторых частей. Подготовка велась «по мирному», многие элементы боевой готовности были упущены. Приходилось выправлять их на месте, в процессе контроля частей, что было сопряжено с большими трудностями ввиду отрыва частей от своих гарнизонов.

3. Боевые части в основном были готовы к действиям 11.9. Запаздывали ввиду затруднений в развертывании (задержки в прибытии приписного состава и приписной матчасти) и плохой работы жел. дорог корпусная артиллерия и части усиления. До времени фактического начала действий (17.9) положение с их сосредоточением улучшилось незначительно. Готовность к действиям между 11-17.9 оставалась, по существу, равноценной. Войска с одинаковым успехом могли начать действия 11.9.

4. Самым слабым звеном в подготовке операции была подготовка тыла. Тыл к началу операции не был развернут. Тыловые учреждения, необходимые для обслуживания частей при быстром продвижении вперед, не были сосредоточены. Начало их перевозок было запланировано Генштабом только на третий день перевозок по сосредоточению. Естественно, они отстали. Необходимо сделать ВЫВОД на будущее о том, что тылы при сосредоточении должны вестись параллельно с боевыми частями.

5. Войсковые обозы и тылы, на которых в основном базировалось в начале операции материально-боевое питание частей, выходили с опозданием и не полностью укомплектованные. Поступившие по приписке конский состав, обоз и автотранспорт оказались непригодными к длительной и напряженной работе. Тылы отставали от быстро продвигавшихся частей, забивали дороги и не обеспечивали своевременного питания войск,

6. Открытие станций снабжения, головных складов и сосредоточение на них запасов, необходимых для питания операции, проходило с большими трудностями. Желдороги, забитые не закончившимися мобилизационными перевозками, проводившимися вне графика, и начавшимися перевозками по сосредоточению, не могли обеспечить своевременного пропуска снабженческих эшелонов. Только благодаря наличию и использованию автотранспорта удалось создать минимальные запасы для обеспечения операции.

7. Совершенно не готовой к началу операции оказалась связь.

Намеченные быстрые темпы продвижения частей требовали заблаговременного сосредоточения на каждом направлении связи достаточных сил и средств для восстановления связи на территории противника.

Между тем кроме штатных средств связи войсковых частей к началу операции ничего сосредоточить не представилось возможным. Перевозки частей связи были запланированы Генштабом только на третий день перевозок по сосредоточению.

Прибывавшие части связи (КШР, ТСР и др.), состоявшие преимущественно из приписного состава, оказались неподготовленными к четкому несению службы связи.

8. Не были подготовлены к началу операции аэродромно-строительные части, ввиду позднего их прибытия не представлялось возможности выбросить их за наступившими частями для подготовки аэродромной сети. Благодаря этому войсковая авиация очень быстро оторвалась от своих частей и не была полностью использована.

II. О ВЫПОЛНЕНИИ ОПЕРАЦИИ

1. Войска фронта показали исключительно высокие темпы наступления, выходящие за рамки всех установленных норм.

2. Средний темп продвижения для подвижных войск (конницы и мехчастей) равнялся 60-80 клм. в сутки на протяжении нескольких дней подряд. Стрелковые части делали в день до 40 клм в среднем, а отдельными отрядами, усиленными автотранспортом, до 50-60 клм.

3. Особенно высокую маневренность и подвижность показали кавчасти и отдельные танкбригады.

Кавалерийские дивизии в чрезвычайно трудных условиях местности (гористо-лесистая), двигаясь баз дорог, покрывали огромные расстояния, решая в основном исход операции.

Большую роль в операции сыграли и отдельные танкбригады, в большинстве случаев, вырываясь вперед, они действовали самостоятельно, на большом отрыве от пехоты. Будучи усилены пехотой на автомашинах, они показали себя способными решать самостоятельно сложные и ответственные задачи.

4. Целиком оправдал себя опыт перевозки стрелковых дивизий на автотранспорте. Перевозка на автотранспорте увеличивает маршевые возможности пехоты и сохраняет ее силы к моменту развертывания в боевой порядок.

По опыту применения стрелковых дивизий, посаженных на автотранспорт, напрашивается вывод о нецелесообразности иметь специально моторизованные пехотные части и соединения (стрелк.-пулем. бригады). Такие части привязаны слишком к машинам и неохотно расстаются с ними, когда нужно развертываться для боя. Выгоднее обычные стрелковые части и даже целые соединения в нужных случаях сажать на автотранспорт, используя его как средство быстрого маневра и подхода к полю боя.

5. Корпусная артиллерия и артиллерия РИС не была использована в операции. Запоздав в сосредоточении и имея на вооружении малоходный и быстро изнашивающийся тракторный парк, она не могла в течение всей операции нагнать быстро продвигавшиеся части. Вообще артиллерия на существующей мехтяге показала себя неманевроспособной и непригодной к большим и длительным маршам.

6. Очень часто имели место случаи выброски стрелковыми дивизиями отдельных батальонов на автотранспорте для быстрого захвата важных пунктов или рубежей. Встает вопрос о целесообразности иметь в дивизии небольшой резерв автотранспорта для подобных операций, особенно в условиях маневренных и быстро развивающихся действий.

7. Хорошую боевую работу показала авиация. Все случаи бомбометания сопровождались хорошими показателями. Взаимодействие с наземными войсками в полной мере осуществить не удалось. Связь наземных войск с поддерживающими их ВВС благодаря быстрому продвижению была потеряна. ВВС использовались преимущественно по заданиям Командования фронтом. Войска недостаточно обучены и не имеют навыков в обозначении при появлении авиации своей линии фронта, что чрезвычайно затрудняло взаимодействие авиации с войсками на поле боя.

III. ПО ВОПРОСАМ УПРАВЛЕНИЯ

1. Управление войсками на протяжении всей операции было непрерывным и не терялось штабами.

Однако наши штабы оказались чересчур громоздкими и тяжеловесными. Гибкость и оперативность в управлении войсками поэтому совершенно отсутствовала.

2. Подготовка штабов оказалась не на должной высоте.

В штабах очень много случайных и не подготовленных к оперативной работе людей. Всю тяжесть работы по управлению войсками несут отдельные командиры, штабы в целом не работают. Причины: постоянная текучесть состава штабов, направление в штабы не лучших и достойных командиров, а случайных, зачастую совершенно непригодных к штабной службе лиц. Необходимы самые радикальные меры к улучшению состава наших штабов; нужно стабилизировать состав штабов, дать ряд каких угодно привилегий для штабных командиров, чтобы создать заинтересованность в штабной службе и поднять значение, вес и авторитет штабных командиров.

Особенно слабым в штабах оказался приписной состав. Нужно пересмотреть вопрос комплектования штабов в военное время в том направлении, чтобы избежать разжижения штабов неподготовленным приписным составом.

3. Существующая штабная организация штабов себя не оправдала. Наши штабы громоздки и многочисленны. Необходимо пересмотреть организационную структуру штабов в сторону ее сокращения. Нужно иметь в штабах немногочисленный, но высококвалифицированный состав штабных командиров.

4. Со стороны командиров частей и соединений наблюдалась вредная для управления практика бросать свои штабы и выезжать вперед без средств связи с одним-двумя штабными работниками. Из такого «приближения» руководства к частям, конечно, ничего не получалось. С этими тенденциями надо решительно бороться.

5. Высшие штабы не проявляли приличествующей им выдержки и спокойного тона в работе. Чрезмерная опека, постоянное тормошение и дергание подчиненных штабов создавали в этих последних нервную и бестолковую обстановку работы и, конечно, не способствовали успеху управления.

IV. ПО ВОПРОСАМ СВЯЗИ

1. На протяжении всей операции связь явилась наиболее больным местом.

Условия связи были чрезвычайно трудные. Быстрый темп продвижения частей, густая, но полуразрушенная сеть проводов на территории противника требовали наличия большого количества строительных частей и ремонтных органов связи. Между тем части связи к началу операции сосредоточены не были, перевозки их начались поздно, и темп прибытия и развертывания связи отставал от темпа операции.

2. Несмотря на тяжелые условия, случаев длительной потери связи с частями не было. Широкое применение в операции нашли способы живой связи (делегаты, личное общение) и вспомогательные средства (самолет связи, летучая почта), в значительной мере восполнявшие недостаток и плохую работу технических средств связи.

3. Большую роль в связи сыграли радиосредства. Радиосвязь нашла широкое применение, особенно в низовых звеньях. Хуже была организована радиосвязь в высших штабах. Здесь сказалось отсутствие широкой практики в использовании радиосвязи в процессе нашей мирной учебы. Доверия в высших штабах радиосвязь еще не завоевала.

4. На организации и работе связи чрезвычайно отрицательно сказалась плохая подготовка частей связи, развернутых из приписного состава, и специалистов связи, призванных из запаса.

Настойчиво напрашивается вывод о необходимости основные части связи содержать в мирное время по штатам и организации военного времени с тем, чтобы избежать их разжижения приписным составом с объявлением мобилизации.

Необходимо также содержать в мирное время усиленные кадры специалистов связи для частей, поднимаемых с объявлением мобилизации.

Комплектование частей связи должно быть построено по экстерриториальному принципу с тем, чтобы имелась возможность подбора соответствующего состава специалистов.

5. Большие затруднения в организации связи создавала крайне низкая обеспеченность частей связи специмуществом.

Во фронтовом и армейских батальонах связи недоставало современных образцов буквопечатающей телеграфной аппаратуры.

Особенно плохо были обеспечены кабельно-шестовые роты, большинство которых прибывало на фронт снабженными на 25%, что затрудняло их использование.

Радиодивизионы вышли в некомплекте, не имея полностью положенных им типов и количества радиостанций. Это создавало затруднение в организации радиосвязи, особенно при переносах компунктов.

Части связи второочередных дивизий и корпусов не имели даже достаточного количества т/т кабеля, шестового имущества, а некоторые корпуса и дивизии не имели радиостанций типа 3А и 4А.

Особенно низка была обеспеченность всех частей связи автомотосредствами. Во фронтовом и армейских батальонах не было авиазвеньев связи.

6. Количество телеграфно-строительных частей, запланированных Генштабом, оказалось явно недостаточным.

К концу операции штаб фронта имел 4 тср и 9 кшр. Несоответствие количества ТСР и КШР вынудило к переформированию 4 кшр в телеграфно-строительные роты.

V. ПО БОЕВОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ И ОРГАНИЗАЦИИ АРТИЛЛЕРИИ

1. Полковая и противотанковая артиллерия в системе маршевых и боевых порядков пехоты и конницы использовались правильно.

Противотанковая артиллерия полностью себя оправдала. Она оказалась не только превосходным противотанковым средством, но и отличным средством сопровождения пехоты. Противотанковые орудия при преодолении УР САРНЫ широко использовались для сопровождения пехоты и оказали ей большую помощь (60 сд).

В каких-либо организационных изменениях ни полковая, ни противотанковая артиллерия не нуждаются. Желательно только в противотанковом дивизионе дивизии ввести подвижные радиосредства для связи командира дивизиона с батареями на марше, т.к. на марше выявилась целесообразность придачи батарей дивизиона отдельным колоннам.

2. Дивизионная артиллерия на протяжении всей операции по условиям обстановки имела очень ограниченное применение.

Батареи и дивизионы ДА, содержавшиеся в мирное время в резко сокращенном составе и пополненные приписным составом, показали очень слабую маневренность. Особенно тяжелыми в управлении и медлительными во всех действиях оказались взводы боевого питания.

Необходимо в мирное время содержать более сильные кадры в ДА. Нужны лучший подбор конского состава и зарядные ящики боевой части. Нужно облегчение ходовой части ящиков за счет улучшения шины колеса (сделать более широкой). В полевых полках целесообразно ящики во взводах боевого питания заменить на повозки военного образца.

3. 152 мм дивизионы гаубичных полков дивизий, имевшие по мирному времени трактора ЧТЗ только по числу орудий и не полностью укомплектованные при мобилизации потрепанными тракторами и прицепками из народного хозяйства, с большими трудностями сопровождали войска, оставляя на дорогах выходящие из строя трактора.

Тихоходность трактора ЧТЗ не удовлетворяет требованиям использования 152 мм дивизионов. Они подлежат замене на трактора более современных типов.

4. Корпусная артиллерия и артиллерия РГК показала еще меньшую маневренность. Существующая мехтяга (ЧТЗ) для них совершенно непригодна. Нужна замена ЧТЗ тракторами более мощного и подвижного типа.

203 мм дивизионы КТАП для корпусной артиллерии тяжелы. Выгоднее заменить 203 мм гаубицы 152 мм гаубицами обр. 1934/37 гг.

5. Выявилась необходимость зенитную артиллерию содержать в мирное время по штатам военного времени. Приписной состав и второочередные формирования в ЗА доказали очень низкую боеспособность.

Безусловно, необходимо отказаться от танковых корпусов и перейти на организацию отдельных танковых бригад, близких по типу к германской мехдивизии.

Этот вывод подтверждается и действиями германских мехчастей в Польше, где они работали в основном отдельными небольшими самостоятельными колоннами, очень гибкими, подвижными и маневренными. Танковые бригады организационно дают возможность таких действий, в то же время и не исключают массированного применения танков путем концентрации на нужном направлении нескольких танковых бригад.

В целом бригадная организация танковых частей более гибкая, чем корпусная, и обеспечивает более целесообразное по обстановке применение танковых войск.

6. Наличие танковых частей в дивизии, даже в условиях маневренных операций, обязательно. Однако эти части могут и не входить организационно в состав дивизии. С точки зрения более гибкого и маневренного использования танков (сосредоточение на главном направлении за счет второстепенных участков) целесообразно иметь в стрелковом корпусе танковую бригаду в такой организации, которая позволяла бы использовать в бою и танкбригаду как целое соединение, и по-батальонно по стрелковым дивизиям как средство их поддержки.

7. В отдельных танковых бригадах для связи со старшим начальником необходимо иметь танковые рации с большим радиусом действия (100-150 км.). Имеющиеся в настоящее время радиостанции 5 АК и 11 АК двигаться с боевыми частями не могут и, как показал опыт, обычно отстают.

Желательно ввести организационно в состав отдельной бригады звено самолетов связи.

VI. ПО ВОПРОСАМ МОТОРИЗАЦИИ ПЕХОТЫ

1. Иметь специальную моторизованную пехоту не следует. Выгоднее в руках армейского и фронтового командования иметь резерв автосредств для организации в нужных случаях автомобильного маневра пехоты.

2. Как доказал опыт, наилучшей организацией автовойск, предназначенных для перевозки стрелковых соединений, являются отдельные автотранспортные бригады, имеющие оборудованный для перевозки войск автопарк из расчета:

— бригада поднимает полностью стр. дивизию;
— батальон поднимает стр. полк.

VII. ПО ВОПРОСАМ ТЫЛА

1. Наши тылы являются чрезвычайно разбухшими, многочисленными и тяжелыми в организации и управлении. Необходимо пересмотреть структуру тыловых учреждений в смысле ее упрощения и сокращения на основе современной технической базы (механизация процессов работы, дальнейшая механизация и моторизация подвоза).

2. Средства подвоза (армейские автобаты, войсковые транспорты) следует сделать обезличенными и универсальными, пригодными для подвоза любых средств боепитания в зависимости от потребности в них в каждый данный момент.

3. В войсковом и армейском тылу должна быть в современных условиях особенно четко организованная «служба дорог». Обязательно должны быть выделены и оборудованы соответствующим образом отдельные дороги для конного движения и для автомобильного транспорта. Автомобильное движение должно быть, преимущественно, односторонним.

Особенно четко в войсковом и армейском тылу должна быть поставлена служба регулирования движения. Для этой цели необходимо иметь в каждой армии примерно один батальон регулирования из расчета по одной роте на корпусное направление (для усиления средств ДЭПов).

4. Необходимо коренным образом разрешить вопрос о связи в тылу. На каждое направление грунтового подвоза нужно иметь моторизованные кабельно-шестовые средства. Практика придачи КШР конной тяги себя не оправдала, они не успевают организовывать связь, особенное быстрым продвижением вперед.

5. Наш тыл является слишком ведомственным. В нем сталкиваются интересы целого ряда специальных отраслей снабжения и специальных служб. Выявилась необходимость жесткой централизации управления тылом — или в лице специального начальника тыла, или в лице Начальника Снабжений.

Изложенные выводы не охватывают всего опыта проведенной операции. Нужна еще большая работа по обобщению и изучению этого опыта. Такая работа развернута и ведется полными темпами.
Tags: 1918-1941, Артиллерия, Вестник АП РФ, Танки, экономика и тыл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment