Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Перед крупной войной отечественные генштабы обычно лихорадит

«Как это ни больно, но в интересах истины приходится прежде всего сказать, что мирная подготовка вероятных операций наших армий на западном фронте в начальный период войны, до очевидности не отвечала ни серьезности, ни объему задачи, по той простой причине, что в этой важнейшей работе не было главного высшего идейного руководства. Многим это свидетельство личного опыта могло бы показаться злостным преувеличением, похожим на сведение счетов с почему либо неугодным прошлым. Но опубликование переписки Янушкевича с Сухомлиновым, недавно появившиеся в свет записки последнего — этот уничтожающий документ для всего тогдашнего высшего военного управления — в состоянии убедить читателя в том, что в данном свидетельстве говорит лишь одно уважение к исторической правде, на которой только и можно с пользой учиться. Сухомлинов считал, что идейное оперативное руководство и подготовка лежат на обязанности начальника генерального штаба; сам он, если и оказывал чему свое внимание, то лишь материальной части дела. Но, как известно, за 9 лет, разделявших японскую войну от великой европейской, сменилось шесть начальников генерального штаба. Не говоря уже о том, что они в преобладающем большинстве ни с какой стороны не являлись подходящими для своей роли, такая быстрая смена, сама по себе, была помехой делу. Каждый из этих «халифов на час» уходил со своего поста прежде, чем успевал ознакомиться с сутью дела в той мере, как того требовали исключительно сложные условия подготовки России к войнам на различных театрах.

Все дело оперативной подготовки, при этих обстоятельствах, лежало на генерал-квартирмейстере, продержавшемся на своем посту бессменно вплоть до объявления войны в течение 6 лет и не оставившем по себе другого воспоминания, как о человеке исключительной приверженности к бездушному бюрократизму и бумажному формализму. Угнетающий все живое характер этого человека привел к тому, что оперативное отделение, ведавшее разработкой подготовки к войне на западном фронте, в свою очередь превратилось в канцелярское бюро, в котором совершенно умер дух самокритики. При полном отсутствии идейного руководства, работа оперативного отделения первого обер-квартирмейстера свелась к выработке схематичной директивы командующим военными округами и будущим командующим армиями или соединениями из них, к чисто бумажной проверке, так называемых, отчетных работ округов, к внесению коррективов в боевое расписание армии, являвшихся, в большинстве случаев, следствием постоянного нажима французского генерального штаба в смысле ускорения сосредоточения и перехода в наступление на восточно-прусском театре.

Неизгладимый и трагический след в деле подготовки страны к вероятной европейской войне оставила неожиданная отмена большой стратегической игры только из-за того, что старшие чины армии сводили счеты друг с другом. До сих пор живо в памяти то впечатление смущения и досады, которое осталось у каждого из нас, подготавливавших это, в высшей степени интересное испытание, когда, за несколько минут до назначенного съезда командующих войсками, получился приказ собирать все карты и материалы и оставить Зимний дворец, в котором должна была состояться игра, ввиду того что «игра отставлена».

Это, по-видимому, навсегда отбило охоту к большим стратегическим играм. Впредь таковые и не устраивались в главном управлении генерального штаба. Оперативная подготовка была лишена лучшего средства проверки своих решений и работ».

Носков А.А. Проблема конницы // Война и мир. 1924. № 16.
Tags: до ПМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments