Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

К 100-летию Амьена (II)

В корпусах и дивизиях бой протекал следующим образом.

На участке 54-го германского корпуса атака англичан встретила упорное сопротивление со стороны германцев. Немцы на этом участке ожидали наступления союзников и приняли ряд оборонительных мер дополнительного порядка. Кроме того, на этом участке было много воронок от снарядов, оставшихся от прежних боев, что затруднило действия английских танков. Но на левом фланге 54-го армейского корпуса, на участке 27-й пехотной дивизии (кстати сказать, вполне боеспособной — по отзыву командования 2-й германской армии), атака 18-й английской дивизии сразу же имела значительный успех. Уже к 6.20 фронт 123-го пехотного германского полка, располагавшегося на левом фланге дивизии, был прорван.
______________
8. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 55.


К 7.20 англичане достигли своей ближайшей цели (задача 1). 27-я германская дивизия оставила свою первую линию обороны, что не замедлило сказаться и на положении соседа справа — 54-й резервной дивизии, которая также стала отходить.

В 7.30 туман рассеялся, и германское командование, выяснив обстановку, вводит в бой ударные батальоны и дивизионные резервы с целью выбить противника из занятых им передовых окопов. Авиация союзников начинает действовать по резервным частям германцев. Союзники вводят в бой свои вторые эшелоны пехоты и танков. Бой продолжался до 17.00 и закончился частным разгромом частей 54-го германского корпуса. 3-й английский корпус занял д. Морланкур и северную окраину д. Шипильи. 27-я пехотная дивизия германцев понесла большие потери, оставила свои позиции и принуждена была отойти с уцелевшими частями и артиллерией на менее выгодные позиции. Ее сосед справа, 54-я резервная дивизия, под давлением превосходных сил противника также принуждена была отходить, неся большие потери.

Таким образом, на участке севернее Соммы бой закончился частным успехом англичан и поражением двух пехотных дивизий 54-го германского корпуса. Незначительность успеха англичан на этом участке объясняется тем, что англичане действовали здесь, как и во всей операции, строго по плану, а последним не предусматривался здесь глубокий прорыв.

На участке 11-го германского корпуса (южнее Соммы) наступал австралийский корпус 4-й английской армии. Австралийцы вышли из окопов еще до открытия артиллерийского огня. Когда огонь был уже открыт, австралийцы были вблизи германских окопов. В 5.27 (т. е. через 7 минут после открытия огня) австралийцы ворвались в окопы главной линии сопротивления на участке 43-й пехотной дивизии. Стремительность их ошеломила германцев. Тяжелое положение усугубилось еще тем, что командование 11-го германского корпуса отдало распоряжение произвести в ночь на 8 августа смену 43-й пехотной дивизии частями 108-й пехотной дивизии, стоявшей в резерве. Смена эта из-за тумана затянулась до утра, и наступление австралийцев застало германцев как раз во время смены. Некоторые роты сменявшейся 43-й пехотной дивизии уже из окопов ушли, некоторые роты 108-й пехотной дивизии еще не подошли к окопам. Артиллерия этих дивизий в это время также сменялась; часть батарей отошла в резерв, часть не прибыла еще для смены. Руководство боем во время атаки австралийцев взял на себя штаб 43-й пехотной дивизии, так как штаб 108-й пехотной дивизии не был в курсе обстановки и не знал всех условий местности. В то же время в окопах большинство подразделений было уже 108-й пехотной дивизии. Руководивший боем штаб 43-й пехотной дивизии не знал многих своих подчиненных командиров, а те не знали своих начальников. Все это привело к тому, что управление войсками нарушилось, подразделения и части перепутались, произошла паника.

В результате короткого боя к 9.00 батальоны 43-й пехотной дивизии и 108-й пехотной дивизии были разгромлены, артиллерия была захвачена в плен или уничтожена. В распоряжении германского командования осталось лишь около двух батальонов 108-й пехотной дивизии, которые не успели еще подойти к полю боя.

Таким образом, на участке непосредственно южнее р. Соммы были полностью разгромлены части 43-й и 108-й пехотных дивизий германцев. Этот эпизод весьма поучителен. Обращает на себя внимание полная растерянность командного состава германцев. На фронте в момент смены были две дивизий; казалось бы, двойные силы должны были усилить оборону, получилось же обратное: паника. Никто из средних и старших командиров не пытался взять на себя командование двумя подразделениями (смененными и занявшими участок), никто не подумал во время смены выставить сильное боевое охранение и тщательным образом организовать самое смену, никто не сообразил, что сменять одновременно и пехоту и артиллерию нельзя, как нельзя организовать смену так, чтобы части уже сменились, а командование еще нет. У нас нет сведений о том, посылались ли еще днем (за день до смены) лица комсостава 108-й пехотной дивизии (в том числе и младшего комсостава) в окопы 43-й пехотной дивизии для принятия участков. Думается, что этого не было. Полной беспечностью германских командиров всех степеней, их излишней самонадеянностью, растерянностью при всяких мало-мальски трудных условиях и можно лишь объяснить результаты боя 8 августа на этом участке.

Южнее 43-й пехотной дивизия оборонялась 13-я пехотная дивизия. Она имела узкий участок (всего 2,5 км), оборудованный тремя оборонительными линиями окопов с проволочными заграждениями, укрытиями и убежищами. Помимо этого, впереди первой полосы сопротивления имелись передовые посты (секреты), за ними располагались отдельные полевые укрепления, потом шла линия боевого охранения. В общем 13-я пехотная дивизия имела три линии обороны: в каждом полку была первая линия, занятая передовым батальоном, за ней шла линия главного сопротивления, где также оборонялся один батальон, и, наконец, третья линия — резервный (ударный) батальон.

Таким образом, оборонительная полоса 13-й пехотной дивизии была глубоко эшелонирована и сильно укреплена. Дивизия имела достаточное количество легкой и тяжелой артиллерии и пулеметов, что придавало обороне большую устойчивость. И тем не менее эта дивизия была быстро разгромлена австралийцами. Уже около 5.30, т, е. через 10 минут после открытия огня, австралийцы под прикрытием танков атакуют передовые позиции и полностью уничтожают передовые батальоны германцев. Вслед за этим австралийцы атакуют линию главного сопротивления и также почти полностью уничтожают батальоны, находящиеся во втором эшелоне. Тогда командование 13-й дивизии бросает в бой ударные (резервные) батальоны, которые охватываются австралийцами с флангов, окружаются и уничтожаются. В общем к 13.00 бой на участке 13-й пехотной дивизии заканчивается полным разгромом дивизии; остатки этой дивизии в беспорядке отходят на восток, преследуемые австралийцами, частью сдаются в плен.

Еще южнее оборонялась 41-я пехотная дивизия германцев. Она занимала весьма важный участок не только на фронте корпуса, но и армии — дивизия седлала Римскую дорогу, имевшую стратегическое значение, и железную дорогу Амьен — Шон. Участок по фронту был протяжением свыше 4 км. Местность на всем участке была открытая. Оборона 41-й пехотной дивизии также была эшелонирована в глубину, причем на главной линии сопротивления и в передовых окопах было сосредоточено 16 пехотных рот, остальные подразделения располагались во вторых эшелонах и в резерве.

Борьба на этом участке также дает поучительный пример. Дивизия в ночь с 7 на 8 августа производила боевую разведку, имевшую целью захватить контрольных пленных и выяснить силы, расположение и намерение союзников. Этот ночной поиск был организован при поддержке большого количества артиллерии дивизии, что повлекло за собой значительный расход боеприпасов. Если бы разведывательный поиск германцам удался, они бы выяснили (правда, очень поздно), что перед ними новая группировка противника, что перед ними новые части противника из канадского корпуса. Но когда германцы открыли артиллерийский огонь для поддержки поиска, союзные войска предусмотрительно отошли из передовых окопов на вторую линию. Разведывательные части германцев, ворвавшись в передовые окопы противника, нашли их пустыми и ни с чем возвратились обратно. Какое значение для последующих событий дня имел этот неудачный, плохо организованный поиск, мы видим из слов Бозе: «Эта разведывательная операция имела еще ряд неприятных последствий. Поскольку предполагалось, что противник предпримет ответный обстрел, пехоте было приказано не покидать без нужды укрытий. Операция закончилась в 5.00. Когда затем, спустя 20 минут, начался ураганный артиллерийский огонь противника, пехота подумала: это и есть огонь в возмездие за атаку и ничего больше, и укрылась, как могла. Артиллерия тоже не сразу ответила; в результате минуты, имевшие для атакующего решительное значение, были упущены»(9).

И в самом деле, через несколько минут после открытия артогня, пехота австралийцев и канадцев в тесном взаимодействии с танками ворвалась в окопы 41-й германской дивизии. Сопротивление германцы оказали лишь на правом фланге дивизии, по обеим сторонам Римской дороги, и на левом фланге у Марселькав, в центре же атака австралийцев почти не встретила сопротивления. К 9.00 войска союзников овладели основными окопами противника на всем участке дивизии, уничтожив большинство ее рот и захватив большое число пленных и трофеев. К 11.00 41-я дивизия была целиком разгромлена. Немногочисленные ее остатки в беспорядке отходили на восток.

В это время 1-я дивизия канадского кавалерийского корпуса с большими трудностями обогнала свою пехоту и овладела Арбоньер. Однако при дальнейшем своем продвижении она была задержана частями подходившей 109-й пехотной германской дивизии и остановилась, ожидая подхода своей пехоты.

К 13.00 на участке 11-го германского корпуса создалось катастрофическое положение: 43-я, 108-я, 13-я и 41-я дивизии были почти полностью уничтожены, артиллерия почти полностью захвачена в плен или уничтожена, штабы полков разгромлены, штабы дивизий и штаб корпуса потеряли управление частями. Авиация союзников бомбила и обстреливала из пулеметов отдельные группы отступающих германцев и обозы, увеличивая тем самым панику. Так, в направлении на Фрамервиль (вдоль Римской дороги) в воздухе одновременно появилось до 90 самолетов союзников, которые расстреляли последний отходящий поезд на железной дороге западнее Фрамервиль, взорвав бомбой вагон со снарядами, и обстреляли из пулеметов, снизившись до 100 м, отходящие группы германцев и обозы. Какое трудное было здесь положение, свидетельствуют слова фон-Бозе: «После 13.30 на германской стороне между Соммой и левым флангом 41-й пехотной дивизии (бывшим теперь в районе Фрамервиль) создалось прямо катастрофическое положение. Между Мерикур и лесом северо-восточнее высоты 84 находилась лишь тонкая стрелковая линия, которая имела поддержку только со стороны слабой части, занимавшей гору Георга. Позади стояло только 4 легких батареи. От северо-западных окрестностей Прояр до самой группы Криса больше никакой пехоты вообще не было. Несколько тяжелых батарей заняли позиции севернее Шюиньоль, а также около и восточнее Шюинь, несколько легких батарей тем временем совершало марш с северного берега Соммы в направлении на Прояр, а у Фукокур стоял один легкий артиллерийский полк. При энергичном продвижении наступления по обеим сторонам Римской дороги противник мог бы пройти еще далеко на восток, не встречая германских резервов. Было еще счастьем, что у неприятельского командования не хватило решимости использовать благоприятную обстановку»(10) (разрядка моя — А. Б.).
______________
9. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 145.
10. Там же, стр. 174.



Во второй половине дня командование 2-й германской армия, узнав о катастрофическом положении на участке 11-го армейского корпуса, поднимает по тревоге свой резерв — 107-ю пехотную дивизию — и на автомашинах перебрасывает ее в район Фукокур с задачей образовать заслон, оседлав Римскую дорогу. Одновременно 243-я пехотная дивизия (из резерва 54-го армейского германского корпуса, где было сравнительно благополучно) перебрасывается в направлении Шинильи также с задачей создать здесь заслон. Кроме того, у соседа — 17-й армии — испрашивается помощь, и в ответ на эту просьбу командование 17-й армии перебрасывает па автомашинах в район Каппи 119-й резервный полк.

Но паника охватила и штабы и эти резервы. Резервы прибывают к месту боя в период 12.00—16.00, когда уже в основном дивизии фронта были разгромлены и лишь отдельные группы спасались бегством от наступавшего противника. Резервы прибывают беспланово, пачками, без артиллерии, которая отправляется вслед за пехотой своим ходом и к бою опаздывает, штабы не могут взять управление в свои руки. Фон-Бозе так описывает картину прибытия резервов на этот участок: «Весьма неутешительную картину увидели головы обеих колонн севернее и южнее Соммы (речь идет о подходящих резервах — 243-й и 107-й пехотных дивизиях. — А. Б.); под действием неприятельского дальнего огня и сильных воздушных атак обозы и парки, сломя голову, бежали в беспорядке на восток, местами в дикой скачке мчались отдельные запряжки, бросившие свои повозки»(11).

Дивизиям резерва некоторые отступающие в панике немецкие солдаты кричат: «Штрейкбрехеры!» «Им еще мало войны!».

В общем, если бы союзники направили свежие пехотные части и кавалерию в направлении вдоль Римской дороги, они бы не встретили здесь почти никакого сопротивления и могли бы продвинуться далеко на восток. Только излишней методичностью наступления английских корпусов, граничившей с безинициативностью, можно объяснить то, что они не преследовали отходящего в панике противника. Если бы здесь было организовано преследование, если бы вдоль Римской дороги была брошена сильная конница, результаты были бы более плачевными для германцев.

На участке 51-го германского корпуса первый удар канадцев пришелся по 117-й пехотной дивизии, располагавшейся на правом фланге корпуса. Так как сосед справа — 41-я пехотная дивизия германцев — был уже в весьма короткое время разбит, то правый фланг 117-й дивизии оказался обнаженным, дивизия была атакована и с фронта и с фланга. Уже в 8.30 передовые батальоны и батальоны линии главного сопротивления всех полков 117-й пехотной дивизии были разгромлены, окопы их заняты канадцами, захвачено большое число пленных, в том числе все штабы полков. Командование дивизии вводит в бой ударные батальоны, но вводит их по частям, и канадцы их уничтожают. К 13.00 бой на участке 117-й пехотной дивизии в основном заканчивается. 2-я канадская дивизия занимает фронт Кайе — Арбоньер. 117-я пехотная дивизия, одна из самых боеспособных дивизий во 2-й германской армии, полностью разгромлена, и ее остатки в беспорядке отходят на восток.

Южнее 117-й дивизии оборонялась 225-я пехотная дивизия, которая седлала государственное шоссе — дорогу Амьен — Руа, располагаясь по обе стороны р. Люс. Так же, как и везде, атака началась здесь в 5.20 коротким огневым налетом. И уже в 6.00 канадцы во взаимодействии с танками и артиллерией врываются в Ангар и после короткого боя овладевают германскими окопами линии главного сопротивления. К 7.00 канадцы занимают Демюэн.
______________
11. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 177.


На левый фланг этой дивизии наступала 42-я пехотная дивизия французов, которая также в 6.00 прорывает фронт обороны немцев и громит их передовые батальоны. В результате боя к 10.00 все три полка дивизии полностью разгромлены, артиллерия в большей части попала в плен. Командование 225-й пехотной дивизии вводит в бой ударные батальоны и переданный в ее распоряжение 370-й пехотный полк из 109-й пехотной дивизии, находившейся в корпусном резерве, направляя все эти силы в контратаку на противника в направлении на Бокур. Союзники вводят в бой вторые эшелоны и громят подходящие немецкие резервы. К половине дня бой на участке 225-й пехотной дивизии закончился полным разгромом этой дивизии со всеми ее резервами.

Для развития успеха в образовавшийся прорыв направляется 3-я кавдивизия канадского кавалерийского корпуса. В районе Кэ она была задержана 2½ ротами сапер, поддержанных одной уцелевшей легкой батареей. Разгромив этих сапер, конница, однако, дальше не преследовала, а остановилась, ожидая подхода своей пехоты. В районе же южнее и юго-западнее Кэ образовался большой прорыв, и конница могла бы энергичным наступлением развить успех в направлении вдоль государственного шоссе. Таким образом, и здесь конница не была использована в полной мере.

Южнее 225-й пехотной дивизии оборонялись 14-я баварская и 192-я пехотная дивизии, которые были атакованы утром 8 августа частями 31-го французского корпуса. 14-я баварская дивизия оборонялась на участке протяжением до 5 км. Передний край обороны представлял собой выпуклую дугу, что таило в себе угрозу охвата с севера. В 6.05 началась атака, а в 6.30 образовался уже прорыв на участке соседа справа (225-й пехотной дивизии), что сразу же неблагоприятно повлияло на оборону 14-й баварской дивизии. К 8.00 сопротивление германцев на основной позиции было сломлено, передовые роты их уничтожены, а артиллерия попала в плен. Подходящие резервные батальоны также были разгромлены. К 14.00 бой заканчивается, и лишь остаткам дивизии удается ускользнуть из окружения.

Атака на участке 192-й пехотной дивизии началась позже — в 9.20, так как французское командование хотело выждать результатов развития успеха севернее, с тем чтобы облегчить трудное форсирование р. Авр. Атакующие были встречены сильным ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем противника, так как туман к этому времени совершенно рассеялся и немцы уже ожидали наступления. Однако обход с севера и сильная атака с фронта французов сломили сопротивление немцев, передовые батальоны немцев к половине дня были отброшены. Ввиду того что все резервные батальоны 192-й пехотной дивизии находились в распоряжении командира корпуса, они были введены в бой с большим опозданием и также были разбиты французами. В общем ко второй половине дня 192-я пехотная дивизия, понеся тяжелое поражение, отошла на восток.

Таким образом, все четыре дивизии первого эшелона 51-го армейского корпуса германцев к половине дня были разбиты, и на фронте создалось катастрофическое положение. Тогда командование 51-го армейского корпуса ставит своему резерву (109-й пехотной дивизии) задачу — занять и удерживать рубеж Арбоньер, Кайе. Одновременно командир корпуса просит соседний слева корпус о помощи; последний направляет свой резерв—1-ю резервную пехотную дивизию — в направлении на Кенель. Наконец, командование 2-й армии просит 18-ю армию о направлении в ее распоряжение 119-й пехотной дивизии, находящейся в районе юго-восточнее Руа. 119-я пехотная дивизия также направляется в район Розьер — Врели с целью противодействия наступлению французов. Таким образом, во второй половине дня на участке 61-го армейского германского корпуса были введены в бой три свежих дивизии из резерва: 109-я, 1-я резервная и 119-я. Но так же, как и в 11-м армейском корпусе, эти резервы вводятся в бой по частям, беспланово, частично без артиллерии или с артиллерией, но без огнеприпасов.

Эти резервы, встретившись с введенными в бой союзниками свежими частями вторых эшелонов, несут большие потери и не в силах .задержать успешное наступление союзников.

ИТОГИ ДНЯ 8 АВГУСТА

К исходу дня 8 августа союзники вышли на фронт Браш, Кэ, Арбоньер, Мерикур, Шипильи. Таким образом, задача дня союзниками была выполнена. Железная дорога Париж — Амьен была избавлена от обстрела германской артиллерии. Глубина продвижения: на севере — 2—3 км, в центре — до 12 км, на правом фланге — 8—10 км.

На всем фронте от р. Соммы до р. Авр 10 дивизий первого эшелона германцев и 6 дивизий, подброшенных из резерва (всего 16 пехотных дивизий), были разбиты и почти полностью уничтожены. Союзниками было взято в плен 16 350 человек, в том числе большое количество командного состава (1 генерал, часть штаба 51-го армейского корпуса), захвачено 400 орудий и много технического имущества. Кроме того, немцы понесли большое количество потерь убитыми и ранеными.

9 августа союзные армии продолжали наступление, причем атака совершалась так же методично, как и в первый день операции. Сначала короткое огневое нападение, потом под прикрытием огневого вала шли танки, а за ними пехота. Немцы вводят в бой все свои резервы, но под давлением превосходных сил союзников в половине дня начинают отход. К концу 9 августа союзники выходят на фронт Мондидье, Бушуар, Розьер, Фрамервиль, Внллер. Продвижение — до 10 км. Количество пленных достигает 22 тыс. человек.

Такой крупный успех побуждает Фоша еще больше расширить фронт наступления. На 10 августа он приказывает: 4-й английской в 1-й французской армиям продолжать наступление на Гам, 3-й французской армии наступать на Лассаньи, Нуайон. Кроме того, он приказывает 3-й английской армии как можно скорее подготовить наступление в общем направлении на Бапом, Перонн.

В продолжение последующих дней с 10 по 13 августа 4-я английская и 1-я французская армии продолжают наступление, захватывая пленных, орудия и имущество. К вечеру 13 августа союзники выходят на фронт Руа, Шон, Фукокур, Альбер. Сопротивление немцев растет, и наступление союзников к этому времени приостанавливается.

Далее события протекали следующим образом. С 17 по 22 августа переходит в наступление 10-я французская армия Манжена между рр. Эн и Уаза, с 21 по 26 августа 4-я и 3-я английские армии наступают на Бапом, с 26 по 29 августа 1-я английская армия наступает к югу от р. Скарпа.

Неся большие потери, германские армии оставляют захваченные ими во время больших наступательных операций районы и отходят на позицию «Зигфрида», т. е. туда, откуда они в марте начали успешное наступление. Но вернулись они к разбитому корыту, потеряв свыше 700 тыс. человек убитыми и ранеными, 150 тыс. пленными, отдав противнику свыше 2 тыс. орудий, 13 тыс. пулеметов и огромное количество других материальных средств.

«Когда 8 августа на поле сражения 2 армии наступил вечер, небывалое с самого начала войны тяжелое поражение германской армии стало совершившимся фактом. Атакованные между Соммой и Авр дивизии первой линии были почти целиком разбиты. Сильно пострадали также и передовые части, занимавшие фронт севернее Соммы, а равно и большая часть резервов, введенных в бой на протяжении дня»(12).

Людендорф в своих воспоминаниях говорит, что день «8 августа представляет самый черный день германской армии в истории мировой войны»(13).

Самым же серьезным было поражение в моральном отношении.

10 августа Людендорф докладывает Вильгельму свои соображения о положении, и тот в свою очередь повторяет: «Я вижу, что нужно установить равновесие. Наши силы приходят к концу. Войну нужно кончать»(14). И война вскоре после этого была закончена. Германия капитулировала, заключив сначала перемирие 11 ноября 1918 г., а потом в 1919 г. подписав условия Версальского мира. Бозе так заканчивает свою книгу: «Через 6 дней после поражения состоялся решающий государственный совет в Спа, на котором было решено приступить к мирным переговорам. Катастрофа 8 августа открыла мрачный путь через Компьенский лес в зеркальный зал Версаля»(15).
______________
12. Т. Фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 200.
13. Э. Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг., т. II, стр. 237.
14. Рене Турнес. Фош и победа союзников в 1918 г., стр. 150.
15. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 267.




ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Причины успеха союзников в данной операции заключались в следующем:

1. У наступающего был четкий, продуманный план наступления; вопросы взаимодействия пехоты, артиллерии и танков были рассчитаны строго не только по часам, но и по минутам. Этот план исключал всякие сложные маневры, все части наступали прямо перед собой, в точно вымеренных полосах, резко обозначенных границами; это в связи с туманом в начале боя 8 августа сыграло исключительно положительную роль.

Правда, этот план был излишне методичен, осторожен, но это объясняется нежеланием подвергать армию союзников какому-либо риску. С другой стороны, если бы союзники после прорыва укрепленной полосы германцев развили энергичное преследование, а не делали двухчасовых пауз, то результаты Амьенской операции были бы значительно крупнее.

У германского же командования никакого плана не было. Если до сих пор немцы наступали, не имея при этом превосходства ни в живой силе, ни в технических средствах, и тем самым проводили авантюристическую стратегию, то теперь, когда германское командование решило перейти к обороне, оно не давало войскам никаких указаний по укреплению оборонительной полосы, не принимало никаких реальных мер к тому, чтобы оборона эта была упорной. Оно, наконец, не подумало о том, чтобы срезать выступы для уменьшения растяжки фронта и улучшить весьма невыгодную для немцев конфигурацию фронта в виде исходящих углов к противнику.

2. У союзников было двойное превосходство сил, значительное превосходство в технических средствах, особенно в артиллерии и авиации, а также абсолютное превосходство в танках.

3. Весьма тщательная подготовка операции союзниками привела к тому, что наступление было совершенно неожиданным для германцев.

В данной операции принцип внезапности был осуществлен блестяще. Использование ночи для сосредоточения войск, меры маскировки, дезинформация, открытие огня артиллерии без предварительной пристрелки, использование самолетов для маскировки шума танков и т. д. — все это привело к тому, что атака союзников утром 8 августа для немцев была, как гром среди ясного неба. В то же время у германцев отмечается чрезвычайно плохое ведение разведки и полная беззаботность к получению сведений и к обработке имеющихся (хотя и скудных) сведений о противнике.

4. У союзников было осуществлено тесное взаимодействие пехоты и танков с артиллерией. Две трети всех батарей ведут огонь по артиллерии и по тылам противника и одна треть создает огневой вал (завесу), который передвигался впереди танков и следовавшей за ними пехоты. Первые 250—400 шагов завеса продвигалась на 120 шагов в каждые 2—3 минуты, затем 120 шагов в 4 минуты на удобной для пехоты и танков местности, при наличии же препятствий — в 6 и даже 8 минут. Постановка такой завесы требовала четкого, взаимодействия пехоты, танков и артиллерии и предварительной подготовки войск.

5. Союзники использовали танки в массе и осуществили тесное взаимодействие их с пехотой и, как мы видели выше, е артиллерией. Сами танки в этой операции понесли значительные потери, но роль, сыгранная ими в разгроме германцев, весьма значительна. Следует отметить, что здесь впервые были применены транспортные танки, вмещавшие, кроме вооружения, 20—24 пехотинца.

Недооценка со стороны германского командования танков, как нового грозного вида оружия, неоднократно уже применявшегося в мировую войну (под Камбрэ в 1917 г., под Виллер-Коттере — 18 июля 1918 г.), сказалась и в Амьенской операции. Применявшиеся у германцев противотанковые ружья не соответствовали своему назначению: они были громоздки, тяжелы и имели большую отдачу. Людендорф был вынужден признать, что люди «с отвращением обслуживали их». Немецкие солдаты большей частью бросали эти ружья еще до подхода танков на 200 м, т. е. до приближения их к зоне наиболее действительного огня этих ружей.

6. Благоприятная для наступления погода (туман) вначале препятствовала германцам вести воздушную разведку и какое-либо наблюдение, скрыла выдвижение танков и пехоты союзников к исходному рубежу для атаки и не позволила немцам вести прицельный огонь по наступающим. Однако нужно отметить исключительно хорошую организацию действий в тумане пехоты союзников. Здесь уместно вспомнить Балка: «Для хорошо обученных войск туман является лишь ценным союзником».

7. Наконец, главнейшая причина заключалась в том, что солдатские массы германской армии, изнуренные длительной безуспешной войной, изверившиеся в близком окончании войны, не хотели больше воевать, не хотели быть больше пушечным мясом и служить империалистическим интересам правящей буржуазии. Солдатские массы, как и весь германский народ, хотели мира, хлеба и политической свободы.

Этого не видело и не желало видеть германское командование. Оно все еще верило в «дух» немецкого солдата и явно недооценивало сил противника. Вот почему германское командование растерялось после первой же неудачи; отсюда — паника, выброска пачками неподготовленных резервов, что дало возможность союзникам по частям разбивать эти резервы.

В этой операции были применены авиация и конница. В порядке подготовки к операции авиация много сделала, захватив господство в воздухе и тем самым обеспечив скрытность подготовки к операции союзников. 8 августа в начале дня авиация из-за тумана участия в бою не принимала и только во второй половине вступила в бой. Из хода сражения видно, что авиация взаимодействовала с пехотой и танками, атакуя отступающие германские войска и их тылы. Однако авиация не приняла активного участия в разгроме подходящих к полю боя германских резервов. Не было у нее и тесного взаимодействия с конницей.

Со стороны союзников возможности конницы были в этой операция использованы недостаточно. Коннице ставится ограниченная задача: достичь рубежа, намеченного задачей дня, и удерживать его до подхода своей пехоты. Конница рассредоточена, распылена, действует дивизиями по отдельным направлениям. 2-я кавдивизия канадского корпуса вообще не приняла участия в сражении. Конница недостаточно взаимодействует с танками и авиацией. В результате несколько саперных рот противника задерживают целую кавдивизию и заставляют ее спешиться; редкая цепочка остатков разгромленных дивизий германцев сдерживает конницу союзников. Конница могла бы успешно развить преследование противника, если бы она была использована сосредоточенно и усилена танками, авиацией и пехотными частями, посаженными на автомашины. Выброска германцами своих резервов пачками, неорганизованно давала полную возможность коннице совместно с авиацией разгромить их по частям и вырваться на маневренную свободу. Таким образом, преследования конницей в собственном смысле этого слова не было.

Амьенская операция лишний раз подтвердила, что проволочная связь в обороне — самая ненадежная и что нужно ее дублировать. Особенно необходимо применять радиосвязь. В плане боя должны быть предусмотрены вопросы управления боем, вопросы взаимодействия родов войск и мероприятия на случай перерыва телефонной связи. Наконец, Амьенская операция лишний раз подчеркнула все значение непрерывности и достоверности разведки. Германцы, не имея хорошей разведки, оказались застигнутыми врасплох.

Военная мысль. 1939. № 8.
Tags: Военная мысль, ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments