Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

К 100-летию Амьена (I)

А. Д. БОРИСОВ

АМЬЕНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ
(к 25-летию начала мировой войны)

Большие наступательные операции, предпринятые германцами в период март—июль 1918 г., окончились неудачей. Германия была накануне краха. Ленин еще 17 июня 1917 г. на I съезде Советов говорил: «Германия стоит на краю гибели и после выступления Америки, которая желает скушать Мексику и которая завтра, вероятно, вступит в борьбу с Японией, — после этого выступления положение Германии безнадежно»(1).

В то время как силы союзников прибывали (американская армия уже высаживалась на европейском континенте), в Германии силы с каждым днем убывали. Германская армия в 1918 г. вынуждена была влить в свои ряды призыв 1919 г., затем — 1920 г., но армия продолжала таять, пришлось итти на сокращение состава батальонов сначала с 980 человек до 880 человек, потом до 650 человек. В германской армии начинается «самопожирание» — расформирование одних частей для пополнения других (к августу 1918 г. было расформировано 10 пехотных дивизий).

В самой Германии наступил голод. Ленин в докладе на объединенном заседании ВЦИК и Моссовета 4 июня 1918 г., говоря о том, что на голоде наживаются миллионеры, указывал: «Империалистические страны это поощряют, как, например, в Германии, где лучше всего организован голод. И недаром говорят, что там центр организованного голода, лучше всего пайки и корки хлеба распределены между населением»(2).

Растет революционное движение. Если в начале 1916 г. число бастующих рабочих было незначительно, то в апреле—сентябре 1916 г. оно достигло 57 тыс. человек (по официальным данным), в апреле 1917 г. на одних заводах Берлина (преимущественно в снарядных мастерских) бастовало уже 125 тыс. человек, а в январе 1918 г. в том же Берлине бастовало полмиллиона рабочих, к которым вскоре присоединяются рабочие других промышленных городов. Растет революционное движение и среди германских солдат: открыто высказываются мысли о прекращении войны, увеличивается число дезертиров. В отдельных случаях имели место восстания в армии и флоте.

Несмотря на все это, германское верховное командование продолжало свою авантюристическую стратегию. Оно пыталось еще нанести сокрушительный удар Антанте и выиграть войну. Начиная с 21 марта и вплоть до 18 июля 1918 г., когда союзники перешли в контрнаступление под Виллер-Коттере, немцы упорно пытались лобовыми ударами сокрушить врага. Но все эти попытки привели к весьма незначительным результатам: фронт союзников был вдавлен в нескольких местам образовались «мешки» (см. схему 1), которые привели к ещё больше растяжке фронта. Германцы понесли в этих боях большие потери около 700 тыс. человек, большое количество артиллерии и других технических средств.
______________
1. В. И. Ленин. Соч., т. ХХ, стр. 485.
2. В. И. Ленин. Соч., т. XXIII, стр. 51.




ПЛАНЫ СТОРОН

Как только стали сказываться положительные результаты операции под Виллер-Коттере, Фош созывает 24 июля совещание главнокомандующих союзными армиями. На этом совещании он развертывает свой план действий, могущий, по его мнению, привести к победе союзников. В своем плане он исходит из того положения, что союзники имеют превосходство в авиации, в танках, а скоро будут иметь, и в артиллерии, что у них имеются людские резервы и что их положение с прибытием американской армии будет с каждым днем улучшаться; в то же время силы и средства противника истощаются, людских резервов у него нет. «Пришел момент, — говорит Фош, — оставить общую оборону, к которой нас вынуждаю численное превосходство противника, и перейти в наступление»(3). В первую очередь надо немедленно начать ряд быстрых, внезапных, следующих одна за другой операций, имеющих целью срезать выступы, образовавшиеся в результате германских наступлений. Первой операции он ставит цели а) освобождение из-под обстрела железнодорожной линии Париж — Амьен; б) овладение железнодорожным узлом Шон, через который шло снабжение германских войск, расположенных в районе Альбер — Мондидье — Розьер.

Людендорф уже 22 июля решает перейти к обороне. В инструкции, посланной 2 августа командующим группами армий, он говорит, что в данный момент о наступлении нечего и думать. Но он еще не отказывается от мысли в будущем перейти в наступление. Положение, по его мнению, не безнадежно. Союзники в ближайшее время не в состоянии начать крупную операцию. Сейчас германские армии должны перейти к вынужденной обороне с целью дать отдых войскам для восполнения потерь, с тем чтобы потом вновь перейти в наступление.
______________
3. Рене Турнес. Фош и победа союзников в 1918 г., стр. 142.


Оценивая планы сторон, необходимо признать, что план Фоша, заключавшийся в методических, следующих одна за другой операциях с ограниченной целью, с задачей не дать противнику передышки и не упускать из своих рук инициативы, в основном соответствовал сложившейся к тому времени обстановке. Правда, план этот был излишне осторожен, был рассчитан на окончательный разгром немцев лишь в 1919 г., но объясняется это исключительно тем, что Фош не хотел итти на риск, предпочитая выждать прибытие американской армии.

Что же касается немецкого командования, то оно, утратив инициативу, все еще ясно не представляло себе, что пришел конец его авантюристической стратегии, все еще надеялось вновь перейти в наступление. И только Амьенская операция открыла ему глаза.

Каково было численное соотношение вооруженных сил на Западном фронте к началу Амьенской операции?

Союзники на всем фронте имели около 200 пехотных и 10 кавалерийских дивизий, 13 тыс. легких, 8 500 тяжелых и 6 тыс. траншейных орудий, 37 500 пулеметов, 1 500 танков и 5 500 самолетов. Общая численность превышала 2 млн. человек.

Германия на Западном фронте имела 205 пехотных дивизий, 11 тыс. легких, 7 тыс. тяжелых и 11 тыс. траншейных орудий, 20 тыс. пулеметов и 3 тыс. самолетов. Общая численность германской армии приближалась к 2 млн. человек.

Таким образом, германская армия по своей численности и вооружению представлялась в глазах ее командования достаточно грозной силой. Однако тяжелое положение страны, ряд безуспешных и с большими потерями наступлений в марте — июле 1918 г. привели к тому, что германская армия не только не могла в дальнейшем перейти в наступление, но, как потом оказалось, не могла и обороняться.

ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНА ОПЕРАЦИИ

На севере территория, где намечалась операция, пересекается широкой долиной р. Соммы, сильно извилистой в своем течении. Южнее протекает р. Люс, имеющая сильно заболоченные берега. Еще южнее — р. Авр, представлявшая значительное препятствие при форсировании.

Местность севернее Соммы изрезана оврагами, южнее Соммы — слегка волниста, покрыта небольшими лесами и рощами, с большим количеством населенных пунктов.

Весь участок удобен для действий всех родов войск. Значительным препятствием могли быть болотистая долина реки Люс и река Авр.

Позади немецких окопов находились внешние оборонительные амьенские позиции союзников, которые были ими потеряны в прошлых сражениях. Далее к востоку местность была опустошена во время неоднократных боев, начиная еще с 1916 г., и имела огромное количество воронок, старых окопов, обрывки проволочных заграждений и пр., что могло затруднить действия танков и конницы в конном строю.

Перед 8 августа несколько дней шли дожди, что не позволяло авиации вести разведку. Но на ходе наступательной операции дожди не отразились, так как грунт был твердый. Стояли темные, безлунные ночи, что способствовало проведению скрытой подготовки операции. В самый же день атаки, 8 августа, был сильный туман, способствовавший осуществлению внезапности атаки союзников.

СИЛЫ СТОРОН

В операции принимали участие 4-я английская армия Раулинсона и подчиненная ему на время операции 1-я французская армия Дебене (фактически участвовал одни 31-й французский армейский корпус). Разграничительные линии между 4-й английской и 1-й французской армиями показаны на схеме 2. Против них располагалась 2-я германская армия Марвица, имевшая справа 17-ю армию, слева — 18-ю армию Соотношение сил и средств сторон показано в таблице:

Соотношение сил сторон 8.8.1918 г. (участок главного удара)
Армии                   Участок    Протяжение   Кол-во    Ширина фронта      На 1 км фронта
                                     участка    дивизий  в км на дивизию  артил-  танков  само-
                                                           1-го эшелона   лерии           летов
4-я английская армия
Австрал., канад. и      Ангар –        18       11 пд          2,3          115     25     22,5
3-й англ. корпуса,      Морланкур                3 кд
кавкорпус и арм. ср-ва

1-я французская армия
31-й франц. корпус      Морейль –       7        6 пд          2,3           54     15      —
и армейские средства    Ангар

Всего                                  25       17 пд          2,3           98     21,2    —

2-я германская армия           
54-й, 11-й, 51-й        Альбер –       25       14 пд*         2,5           40      —      —
корпуса и арм. ср-ва    ля-Невиль
* Из них на позиции было 10 пехотных дивизий, в бою же 8 августа приняло участие еще 3 пехотных дивизии из состава соседних армий.


Таким образом, мы видим, что у союзников было превосходство в технических средствах. По количеству пехотных дивизий силы разнятся как будто незначительно, но нужно учесть, что германские дивизии были весьма малочисленны. В общем у союзников было двойное превосходство в силах.

СОСТОЯНИЕ ВОЙСК

Войска союзников, участвовавшие в операции, были вполне боеспособны. Канадский и австралийские корпуса к началу операции были пополнены свежим людским составом, хорошо отдохнувшим и окрепшим. Особенно высоко по своей боеспособности расценивался канадский корпус. Появление канадцев на каком-либо участке фронта рассматривалось немцами как признак готовящегося здесь наступления. Австралийский корпус также был крепким и устойчивым.

Части 2-й германской армии расценивались как боеспособные. Правда, немецкий исследователь майор фон-Бозе дает следующую характеристику частям 2-й германской армии: «...Передовые дивизии 2-й армии со времени прекращения общего наступления 4 апреля до самого конца июля пережили чрезвычайно тяжелое время. Вряд ли где-либо на другом участке всего Западного фронта, если говорить о периодах позиционной войны, противник на протяжении целых месяцев развивал такую усиленную наступательную, огневую и воздушную деятельность, как на амьенском участке. Поэтому совершенно естественно, что боеспособность и стойкость всех частей 2-й армии, находившихся долгое время в передовой линии, понизились, пожалуй, в значительно большей степени, чем у большинства позиционных дивизий, вообще действовавших во Франции и Бельгии»(4).

Командование 2-й германской армии, давая боевые оценки своим дивизиям, указывало 3 августа следующее.

27-я и 117-я пехотные дивизии вполне боеспособны; 54-я резервная, 108-я, 41-я, 225-я и 14-я баварская пехотные дивизии боеспособны в условиях позиционной войны; 13-я, 243-я и 192-я пехотные дивизии вполне способны выполнять оборонительные задачи лишь на спокойных участках фронта; 43-я резервная, 107-я и 109-я пехотные дивизии требуют смены.

Таким образом, само командование не называло ни одной дивизии полностью небоеспособной. Из трех дивизий, требующих смены, две дивизии (107-я и 109-я) как раз и находились в резерве (а, стало быть, к началу операции 8 августа успели уже отдохнуть), а 43-я пехотная дивизия должна была смениться в ночь с 7 на 8 августа (фактически сменялась в день атаки союзников).

Инженерное оборудование также было достаточное. Правда, тот же немецкий исследователь фон-Бозе и тут пробует оправдать военное поражение германцев тем, что на этом участке фронта почти не было сплошных окопов, проволочных заграждений и ходов сообщения. Однако это опровергается словами Людендорфа, пишущего в своих воспоминаниях про амьенский участок: «В этом спорном выдающемся районе дивизионные участки были узки, дивизии были хорошо снабжены артиллерией и занимали глубокое расположение... В отношении укрепления позиций здесь не было сделало так много, как, например, в 18-й армии, хотя последняя расположилась на них позднее»(5).
______________
4. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 30—31.
5. Э. Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг., т. II, стр. 237.



Во всяком случае, у германцев были 3 линии окопов с сильно развитыми проволочными заграждениями, с ходами сообщения, легкими укрытиями и прочными убежищами. Если же учесть, что у немцев было достаточное количество артиллерии (до 40 орудий на 1 км), большое количество траншейной артиллерии и пулеметов, то можно притти к выводу, что оборона немцев могла быть вполне устойчивой и крепкой.

На стороне союзников абсолютное превосходство было лишь в танках. Однако на 1 км фронта атаки приходился всего 21 танк; танки действовали в 2 и 3 эшелонах, и, таким образом, одновременно па 1 км фронта наступало не более 7—10 танков, т. е. большого насыщения фронта атаки танками не было.

Таким образом, союзники, безусловно, были к началу операции сильнее германцев, но германцы были все же достаточно боеспособны и, казалось, могли бы оказать упорное сопротивление при прорыве их фронта.

ПОДГОТОВКА СОЮЗНИКАМИ ОПЕРАЦИИ

Подготовка к данной операции союзниками была проведена чрезвычайно скрытно. Ничто не давало возможности германцам установить, что здесь готовится большое наступление. Сосредоточение каждого корпуса на участок прорыва было произведено ночными маршами. В широкой степени была использована дезинформация. Так, два батальона канадцев с одной рацией были направлены на север во Фландрию в район Кеммель, где была создана обстановка готовящегося крупного наступления и где они были германцами обнаружены. Весь же состав канадского корпуса был скрытно переброшен к р. Сомме. Ему предназначался участок па правом фланге 4-й английской армии, но сразу канадцы его не заняли. В ночь на 31 июля 3-й английский корпус растянул свой фронт от Альбера к югу до р. Соммы, сменив на южном участке своими резервами австралийцев. Австралийский корпус своими резервами в следующую ночь (на 1 августа) сменил французские части на участке от Виллер-Бретонне до дороги Амьен — Руа (включительно), т. е. занял тот участок, который предназначался канадцам.

Таким образом, немцы были дезинформированы. Имея сведения от своей разведки, что 4-я английская армия растягивает свой фронт к югу и что на фронт не прибыло ни одной новой свежей дивизии, они вывели заключение, что союзники здесь не собираются переходить к активным действиям, а, наоборот, повидимому, перебрасывают отсюда части на какой-либо другой фронт.

В операции приняло участие 14 танковых батальонов. Для маскировки их сосредоточения к месту прорыва, помимо ночных передвижений, была применена авиация. Начальник штаба 4-й английской армии Монгомери пишет(6): «Чтобы заглушить шум двигавшихся только по ночам танков, применялись самолеты. В ночь на 7 августа танки были подтянуты по группам в выжидательные районы, находившиеся около двух или трех миль позади фронта. В ночь на 8 августа они заняли свои исходные районы около 1 тыс. ярдов позади исходных позиций пехоты».

Сосредоточение артиллерии на участок прорыва было произведено перед самым началом атаки; артиллерийская пристрелка не производилась.

Авиация союзников господствовала в воздухе и не давала возможности германской авиации вести разведку. К тому же последние дни стояла нелетная погода. Фон-Бозе говорит, что «за время с 1 по 7 августа удалось совершить 37 полетов, из них лишь 7 — с фотографированием и наблюдением. 2 и 5 августа стояла нелетная погода»(7).
______________
6. Монтгомери. История 4-й армии, стр. 28.
7. Т. фон-Бозе. Катастрофа 8 августа 1918 г., стр. 21.



К месту атаки был стянут кавалерийский канадский корпус (из трех кавдивизий), который был сосредоточен далеко позади фронта и только в ночь на 8 августа форсированным маршем перешел в район прорыва. Части войск союзников о предстоящей атаке были извещены лишь за 36 часов до ее начала; поэтому-то взятые в плен германцами англичане в период с 1 по 5 августа не могли сообщить о предполагавшемся наступлении.

Правда, два обстоятельства могли приоткрыть немного завесу и дать некоторые данные о ближайших намерениях противника, но германское командование оказалось близоруким. Так, немецким летчиком в 12 часов 6 августа была обнаружена колонна в 100 танков по дороге на Айи, Моризель (повидимому, следующих к 31-му французскому корпусу). 7 августа немецкая артиллерия случайным выстрелом подбила один танк из роты транспортных танков, сосредоточенной во фруктовом саду недалеко от Виллер-Бретонне. Танк, наполненный горючим, загорелся. Это привлекло внимание германской артиллерии, и вся рота в 25 танков была артиллерийским огнем германцев уничтожена. Кроме того, войска из окопов все время доносили, что по ночам они слышат какой-то шум, повидимому, от передвижения танков. Германское командование все эти данные игнорировало и «сохраняло поразительную беззаботность», по выражению одного штабного офицера 51-го армейского германского корпуса, а разговоры о танках объясняло оно «нервозностью» частей.

Таким образом, несмотря на всю скрытность подготовки, некоторые данные о ней все же проникали к германскому командованию. Но, будучи самонадеянным и уверенным в том, что в ближайшее время союзники не смогут перейти в наступление, оно прозевало подготовку крупной операции союзников. Это говорит также о том, что разведка у германцев была плоха, а служба маскировки и дезинформации у союзников была в это время поставлена неплохо.

ХОД СРАЖЕНИЯ
(Схема 2)

Расположение сторон к утру 8 августа 1918 г. показано на схеме 2. Севернее р. Соммы наступал 3-й английский корпус с одним батальоном танков, имея все четыре пехотные дивизии в первом эшелоне. Против него был расположен 54-й армейский корпус германцев (три пехотные дивизии в 1-й линии и одна в резерве).



Южнее р. Соммы, на участке до Виллер-Бретонне включительно, наступал австралийский корпус с четырьмя батальонами танков. Против него был 11-й армейский корпус германцев, имевший три пехотные дивизии в первом эшелоне и одну во втором.

Южнее австралийского корпуса наступал канадский корпус с четырьмя батальонами танков и 31-й французский корпус с двумя батальонами танков. Против них занимал позицию 51-й армейский корпус германцев, имея четыре пехотные дивизии на фронте и одну в резерве. Кроме того, в резерве 2-й германской армии в районе южнее Перони находилась 107-я пехотная дивизия.

Атака по плану должна была начаться в 5.20 8 августа огневым артиллерийским налетом по переднему краю обороны противника. После этого должны были пойти танки, а за ними — пехота. После прохождения танками линии передовых частей противника артиллерия должна была создать одной третью всех орудий заградительный огневой вал, а остальными вести огонь по артиллерийским позициям противника, по командным пунктам и по тылам.

Задача дня должна была быть осуществлена в 3 этапа (см. на схеме — 1-я, 2-я и 3-я задачи атаки). После достижения 1-го рубежа (от 2 до 5 км) следовала двухчасовая пауза для подтягивания вторых эшелонов и артиллерии; то же — и после достижения 2-го рубежа.

Несмотря на то, что весь участок местности, на котором предстояло вести наступление, покрылся еще с полуночи густым туманом, который к утру 8 августа не только не рассеялся, а, наоборот, еще больше усилился, огневой налет артиллерии начался строго по плану — в 5.20. Спустя 20 минут после открытия артиллерийского огня, а на некоторых участках спустя 7—10 минут, пошли в атаку танки, а за ними и пехота. Вот как описывает эту атаку немецкий исследователь фон-Бозе:

«И вот в 5.20 утра внезапно разразился страшный ураганный огонь противника на 32-км фронте от северных окрестностей Морланкур до южных окрестностей Морейль. Тысячи орудий обрушились на пехотные и артиллерийские позиции, на подступы к позициям и населенные пункты, на биваки и командные пункты... Обычно даже ночью или в сумерках по блеску орудий, падению снарядов, по ракетам и световым сигналам можно было очень быстро определить фронт и глубину неприятельского артиллерийского огня и по ним — фронт и силу готовящейся атаки. Но на этот раз жестокая судьба как бы наложила всем повязки на глаза. Еще более сгустившийся туман, покрывавший теперь и самые большие высоты, вследствие пыли и дыма, а местами вследствие дымовых снарядов превратился в темную стену, которая даже для самых дальнозорких глаз неумолимо закрывала все, что находилось дальше 5, самое большее 20 шагов. И уже в течение первой четверти часа прекратилась почти вся телефонная связь полковых командных пунктов вперед и с соседями...»(8).

Конечно, Бозе хочет показать, что немцы понесли большие потери и не могли поэтому стойко обороняться. Во всяком случае, артиллерийский кратковременный огневой налет без предварительной пристрелки не мог причинить больших потерь и разрушений. Что же касается перерыва телефонной связи, то в условиях современного боя при артподготовке это будет обычным явлением. Искусство современного командира и состоит именно в том, чтобы уметь управлять боем и при отсутствии телефонной связи. А где же, наконец, дублирование связи?

Так начался день 8 августа 1918 г., названный потом Людендорфом черным (т. е. траурным) днем германской армии.
Tags: Военная мысль, ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments