Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Сабля или пистолет? А также ещё одно сходство между кавалеристами и танкистами

Пара отрывков из переводной книги Г. Брандта «Современная конница» (Изд. 2-е. М., 1936). Автором примечаний является переводчик — В. И. Микулин.

«Спорным является вопрос, можно ли отменить саблю, заменив ее пистолетом.

Кавалеристу нужно оружие, которым он мог бы пользоваться с коня.

Хотя конные атаки крупных соединений и стали невозможными, тем не менее отделения и взводы будут чаще, чем принято думать, атаковать в конном строю(42). В прошлом, когда атаковал сомкнутый эскадрон, возможность пользования пистолетом ограничивалась и была исключительно случайной вследствие опасности поразить соседа. Это ограничение отпало, так как теперь конная атака производится меньшими подразделениями и не так сомкнуто, как раньше. Поэтому пистолет вполне мог бы вытеснить саблю при условии, что была бы введена модель пистолета крупного калибра, дающая гарантию, что противник будет немедленно выведен из строя при поражении вследствие величины калибра пули. Пока такого пистолета нет, и поэтому от сабли еще нельзя отказаться(43)».
________________
42. Почему только отделения и взводы? Там, где это будет возможно, будут атаковать и эскадроны и даже целые полки, а там, где это будет невозможно, придется и отделению слезать для пешего боя. Автор опять дает рецепт, конечно, неприемлемый именно потому, что это — абстрактный штамп, типичный результат формальной методологии исследователя.

43. Автор явно увлекается. Стрельба с коня — исторически проверенная вещь, показавшая себя как прием, при конной атаке никуда негодный. Вспомним, что еще во времена Североамериканской войны 1861—1865 гг., когда в распоряжении обеих сторон имелось как рае то, чего хочет Брандт — крупнокалиберный (с голубиное яйцо) хотя и не пистолет, но все же барабанный револьвер, — знаменитый кавалерийский начальник Юга Стюарт категорически запрещал стрельбу с коня при атаке и допускал ее только после шока, при рукопашке. Современная американская конница, хранящая здоровые традиции своих предков, имеет и автоматический пистолет и саблю. Упор на один лишь пистолет легко может вернуть самую что ни на есть современную конницу к худшим временам ее упадка (как конницы), ибо зачем доходить в атаке до противника, когда пуля пистолета убойно кроет 150—200, а то и больше шагов? Стремление довести раз начатую атаку до конца будет только у той конницы, которая воспитана на том, что противник должен быть опрокинут ударом коня и сабли одновременно, иначе атаки не будет, а атакующая часть, которая "завянет", не дойдя до противника, потому что надеется на пистолет (из которого и стрелять-то на полном ходу почти невозможно, надо обязательно придержать), всегда будет легкой добычей стремительных рубак противника. Природа конной атаки остается там, где последняя возможна, неизменной, какой была много сот лет назад, и всякие стрелковые новаторства в этой области являются по сути дела не чем иным, как перепевом на современный лад (автоматический пистолет) тех идей, которые не один раз уже клали свою печать на действия конницы, а временами парализовали их вовсе. Поэтому, отнюдь не возражая против поголовного дополнительного вооружения конницы крупнокалиберным, легко перезаряжающимся пистолетом (обойма), нужно вместе с тем всячески настаивать на том, чтобы ее обучение и воспитание производились в духе тех же принципов, которые проводил в свое время Фридрих II, запретивший стрельбу с коня при атаке и требовавший стремительного удара по противнику с клинком в руке. Иначе нет атаки, а тем самым нет и конницы, а есть типичная ездящая пехота, которая не может заменить конницу ни оперативно, ни тактически, ни морально (в смысле воздействия на пехоту противника, подвернувшуюся конной атаке при благоприятных для этого условиях). И крайне странно, что Брандт, воспевший Густава Адольфа и Фридриха, неожиданно сполз вдруг сам на защиту идеи отмены сабли. Впрочем это не странно, ибо Брандт — буржуазный теоретик и как таковой формалист и механист. Поэтому ему трудно при всей его профессиональной квалификация понять, что потребность в сохранении сабли именно в современной коннице наряду с усилением ее танками, авиацией и пр., — одно из диалектических противоречий военного дела и ничего больше.



«Облегчение седельного вьюка играет в коннице такую же важную роль, как облегчение снаряжения в пехоте. Стремление уменьшить его вес и вес снаряжения, не давало, однако, сколько-нибудь удовлетворительных результатов. Каждый раз оказывалось, что бойцу необходим для боя ряд предметов, которые ему нужно иметь всегда при себе. Вот что писал Мольтке еще в 1858 г. по этому вопросу: «В коннице надо думать не столько об облегчении веса вьюка, сколько об уменьшении веса всадника. Едва ли нужно доказывать, как ощутительна для лошади независимо от веса вьюка разница в весе всадника в 140 и 200 фунтов. Лошадь под более легким весом будет не только быстрее передвигаться в бою, но силы ее будут лучше сохранены к началу боя. Определение «тяжелая кавалерия» само по себе противоречиво. Поэтому можно утверждать, не рискуя быть парадоксальным, что для главной массы конницы следует отбирать как раз самых малорослых людей, направляя наиболее рослых и крупных в артиллерию, которая, главным образом, в них нуждается. Даже в пехоте они нужнее, чем в коннице». Мы видим, что правильное решение проблемы было указано еще 70 лет назад. Результаты даже самого решительного уменьшения веса вьюка не могут быть сравнимы с теми, которых можно без труда добиться за счет уменьшения веса всадника. В конницу следовало бы зачислять только людей ростом не более 1 м 60 см — 1 м 70 см и весом не более 65 кг*».
________________
* Предложение до крайности простое и вместе с тем исключительно рациональное, над которым и ним следовало бы серьезно призадуматься. — Прим. перев.
Tags: 1918-1941, Кавалерия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments