Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Реформирование глубокого боя и современная глубокая операция, вторая половина 30-х (II)

Выводы из опыта развития прорывов войны в 1914—1918 гг.

Анализируя условия развития прорывов в течение войны в 1914—1918 гг., мы приходим к следующим основным выводам (см. таблицу «Условия и результаты развития прорывов»):

1. Успех развития тактического прорыва, а также глубина прорыва в 1914—1918 гг. зависели, главным образом, от наличия и быстроты ввода в сражение достаточно крупных оперативных резервов обороны.

Там, где обороняющийся имел на направлении угрожаемого участка фронта или мог быстро туда сосредоточить достаточно сильные оперативные резервы, ввод которых в сражение изменял соотношение сил, там, как правило, наступление кончалось полным неуспехом или прорыв ограничивался незначительной глубиной. Наоборот, при отсутствии у обороняющегося крупных оперативных резервов и невозможности быстрой переброски последних к фронту наступления (например, Горлицкая операция) прорыв получал развитие на значительную глубину(4).

2. Для обеспечения возможности осуществить глубокий и широкий оперативный прорыв в условиях 1918 г. на западном фронте в основном было необходимо решить проблему истощения и сковывания свободных оперативных резервов противника. Эта задача могла быть решена только комбинацией наступательных операций при значительном общем превосходстве сил наступающей стороны (превосходство в численности вооруженных сил, их материального обеспечения и политико-морального состояния).

3. В условиях 1918 г. задача изоляции оперативных резервов обороны от фронта прорыва хотя и ставилась, но не могла быть решена, вследствие недостаточной боевой мощи авиации, а также вследствие отсутствия крупных мото-механизированных соединений, способных действовать на значительную глубину.
____________
4. Неправ Г. Иссерсон, когда пытается объяснить неудачи развития прорывов в мировое войне (см. «Военная мысль» № 1), главным образом, отсутствием эшелонов развития прорыва. Такие эшелоны были, но они, как мы видели, не могли быть использованы или в результате неудач тактического прорыва или вследствие быстрого появлении к фронту прорыва оперативных резервов обороны. Несерьезным является объяснение неудачи использования кавалерийских соединений, усиленных танками, в 1918 г. неумением их вводить в прорыв. Не это явилось решающим, а наличие резервов обороны, быстро появлявшихся на поле сражении. Даже если бы группам подвижных войсковых соединений удалось проникнуть изолированно от фронта на глубину нескольких десятков километров, то в условиях 1918 г., при наличии многочисленных оперативных резервов обороны, это привело бы, вероятно, к тому, что эти соединения были бы просто уничтожены и не только не развили бы прорыва, но и не вернулись бы в «исходное положение».


4. Важным фактором развития прорыва являлась оперативная внезапность наступления. При соблюдении внезапности противнику не удавалось заблаговременно подвести войска к угрожаемому фронту. Благодаря этому наступающий имел возможность относительно более продолжительное время сохранить необходимое для успешного сражения превосходство сил. Это увеличивало темпы и общую глубину прорыва.

5. В условиях 1918 г. на западном фронте при наличии многочисленных оперативных резервов, которые быстро перебрасывались к фронту прорыва, эшелоны развития прорыва не получили успешного использования.

Прорыв развивался наступлением — продвижением вперед первого эшелона, питаемого из глубины свежими войсковыми соединениями. Глубина прорыва зависела от того, насколько быстро обороняющийся успевал перебросить к фронту прорыва нужное количество оперативных резервов, которые создавали новое соотношение к группировку сил и останавливали дальнейшее успешное наступление.

Развитие прорыва в современных условиях

Ликвидация войск обороны в тактической зоне. Как мы видели выше, современные средства наступления (танки, артиллерия, химия, авиация), а также способы наступления создают предпосылки для ликвидации войск обороны в ее тактической зоне. Возможности такой ликвидации подтверждены опытом сражений конца мировой войны.

Однако, разгром войск противника в зоне его обороны требует со стороны наступающего наличия достаточных средств подавления и искусной организации и проведения прорыва. При наличии этих условий можно рассчитывать ликвидировать противостоящие войска обороны.

В связи с разгромом противника в тактической зоне создаются благоприятные условия для быстрого развития прорыва.

Во время мировой войны (до 1918 г.) обороняющийся мог сравнительно легко вывести свои войска из сражения, занять ими новые позиции и организовать новый сплошной огневой фронт. Наступающий вынужден был снова атаковать обороняющиеся войска и не мог быстро развить прорыва даже в тех случаях, когда обороняющийся на данном оперативном направлении не имел оперативных резервов.

В настоящее время положение значительно изменилось. Современные средства и способы атаки, при их искусном использовании, во многих случаях позволят ликвидировать атакуемого противника. Войска обороны при атаке их современными средствами часто не в состоянии будут отойти и организовать новое сопротивление на новых оборонительных рубежах. Это, в случае отсутствия значительных оперативных резервов на данном направлении, откроет пути для быстрого продвижения вперед наступающего в целях решительного развития прорыва.

Отсюда мы видим исключительное оперативно-тактическое значение требования нашего ПУ 36 об организации одновременной атаки противника «на всю глубину его боевого, порядка, с целью его изоляции, полного окружения и уничтожения».

Ликвидацией войск противника в зоне тактической обороны резко увеличатся темпы наступления в первом этапе операции прорыва.

Борьба с оперативными резервами обороны. На восточноевропейском театре будущей войны численность оперативных резервов на разных участках общего стратегического фронта и в равные этапы войны будет различна. На главных оперативных направлениях противник может располагать крупными оперативными резервами.

В связи с этим в будущей войне борьба против оперативных резервов неизбежно должна будет принять серьезный и острый характер. Многочисленные оперативные резервы, при наличии современных транспортных средств, явятся одним из важнейших факторов, препятствующих развитию тактического прорыва в оперативный и ограничивающих глубину, наступательных операций.

Успех наступления, возможность продвижения войск вперед, при прочих равных условиях, в основном зависит от численного соотношения сил на данном оперативном направлении.

Глубина оперативного прорыва теоретически обусловливается средним темпом суточного продвижения, при данных условиях обстановки, и временем, на которое наступающему удается сохранить превосходство сил, необходимое для наступления и успешного преодоления сопротивления противника.

При развитии прорыва, если противник решил оказать противодействие на данном оперативном направлении, обороняющийся направит к фронту прорыва свои оперативные резервы, если таковые будут иметься в его распоряжении.

Благодаря этому, а также истощению сил наступающего, на фронте развития прорыва через некоторое время создастся такое соотношение сил и их группировка, которые не позволят дальнейшего успешного наступления. Это полностью подтверждено богатым опытом большой войны 1914—1918 гг.

Из этого мы видим, какое исключительное значение имеют оперативные резервы обороны для глубокого развития прорыва.

В конце мировой войны 1914—1918 гг. немцы сделали первые попытки изолировать направление развития прорыва от оперативных резервов обороняющегося. Эту задачу они стремились разрешить бомбардировочной авиацией. Однако, численность последней и ее грузоподъемность были еще настолько незначительны, что не удалось воспрепятствовать подвозу и подходу оперативных резервов обороны к фронту прорыва. Авиации удавалось прерывать работу отдельных железнодорожных лилий лишь на 8—10 часов (при расходе около 10 т бомб на железнодорожный узел в условиях ночной бомбардировки).

В современных условиях проблема временной изоляции направления развития прорыва от оперативных резервов имеет шансы на более успешное разрешение.

Бомбардировочная и штурмовая мощь современной авиации резко возросла по сравнению с 1918 г. Для характеристики этого достаточно указать, что один залп всей германской бомбардировочной авиация в 1918 г. составлял около 90 т бомб, в то время как в 1937 г. германская бомбардировочная авиация имела бы вес одного залпа около 600 т бомб.

Железнодорожная сеть в восточной Европе менее развита, чем на западе, а следовательно и более уязвима. Если германская авиация в 1918 г. прерывала движение по отдельным линиям железных дорог на 8—10 часов, то при систематическом нападении современной авиации по железнодорожным объектам можно рассчитывать на серьезное воспрепятствование железнодорожным переброскам оперативных резервов.

Штурмовая авиация может серьезно помешать быстрой переброске оперативных резервов и по грунтовым дорогам (на автотранспорте и походным порядком).

Все это создает серьезные предпосылки для временной изоляции направления развития прорыва от оперативных резервов обороны.

В благоприятных условиях, когда на данном оперативном направлении не имеется сильных ближних оперативных резервов обороны, крупные быстроподвижные войсковые соединения наступающего в состоянии будут успешно участвовать в решении задачи по изоляции фронта прорыва от глубоких оперативных резервов противника.

Все это вместе взятое в свою очередь создает предпосылки для успешного развития глубокого оперативного прорыва. Однако, возможная глубина прорыва будет зависеть от данной конкретной обстановки: численность и расположение оперативных резервов противника, степень превосходства в воздухе, степень превосходства наступающих наземных войск и их группировка, обеспеченность нормального подвоза снабжения и т. д.

Все же при наличии достаточных свободных оперативных резервов противника развитие прорыва неизбежно будет на какой-то глубине приостановлено. В связи с этим, для того чтобы совершить глубокий оперативный прорыв с последующей свободой маневренных действий войсковых масс для окончательного разгрома противника, необходимо истощить и сковать резервы противника наступательными операциями своих наземных армий. Лишь при отсутствии у обороняющегося серьезных оперативных резервов и наличии достаточного превосходства сил у наступающего последний получает возможность широкого и глубокого развития оперативного прорыва.

Глубина проникновения группы быстроподвижных войсковых соединений. Во время мировой войны в 1914—1918 гг., как мы видели, во многих операциях на западноевропейском фронте имелись крупные массы кавалерии, иногда усиленные танками, для быстрого броска в оперативную глубину при прорыве. Однако, как мы знаем, эти кавалерийские группы своей задачи не выполнили.

В будущей войне, несомненно, во всех европейских армиях будут участвовать значительные массы современной конницы, богато оснащенной огнестрельным оружием и танками, а также соединения мото-механизированных войск. Одной из задач этих быстроподвижных войсковых соединений безусловно явится развитие прорыва быстрым продвижением в оперативную глубину противника для разгрома его оперативных резервов и атаки с тыла отходящих войск. Быстроподвижные войсковые соединения вынуждены будут действовать в оперативной глубине, как правило, в сложной обстановке. Их успех будет зависеть в значительной степени от правильной населенности в глубину, от постановки посильных задач, вытекающих из данной конкретной оперативной обстановки.

Группа быстроподвижиных войсковых соединений в операции прорыва, как правило, должна иметь основной задачей участие в разгроме наступающей армией войск противника, находящихся на фронте, действиями с тыла и фланга. Для выполнения этой задачи быстроподвижные войска должны быть нацелены на необходимую глубину.

Обстановка иногда может потребовать направления группы быстроподвижных войск на значительную глубину оперативного расположения противника с целью разгрома его оперативных резервов, тылов и т. д.

Возможная глубина проникновения группы быстроподвижных войсковых соединений в оперативное расположение противника в основном зависит от силы и месторасположения оперативных резервов противника. Чем меньше оперативных резервов противника на данном оперативном направлении, тем больше возможная глубина действий группы быстроподвижных войск. И, наоборот, чем больше оперативных резервов противника на данном оперативном направлении и чем ближе они расположены к фронту, тем больше ограничиваются возможности проникновения в глубину группы быстроподвижных войсковых соединений.

При наличии сильных оперативных резервов противника на данном направлении и их близком расположении к фронту, группа быстроподвижных войск при прорыве иногда вообще не в состоянии будет самостоятельно действовать в глубине оперативного расположения противника. Если бы в этих условиях быстроподвижные войска оказались в глубине оперативного расположения противника, то они нередко подвергались бы концентрическому нападению превосходных по силе оперативных резервов противника, что привело бы к их изолированному поражению.

В связи с этим возможная глубина действий группы быстроподвижных войсковых соединений должна определяться в каждом случае отдельно, в зависимости от конкретной обстановки. В этом вопросе какие-то средние нормы иногда могут явиться гибельными.

При наличии на данном оперативном направлении сильных оперативных резервов нередко будет выгоднее развивать прорыв наступлением лишь стрелковых корпусов, богато насыщенных современной техникой (артиллерия, танки, авиация), отказываясь от броска группы быстроподвижных войск в оперативную глубину противника.

При наличии многочисленной самоходной и тракторной артиллерии, при наличии массы танков, химического оружия (в частности, использования дымовых средств) и легкой авиации армия, состоящая из усиленных стрелковых корпусов, может рассчитывать на успешное развитие прорыва и разгром войск противника по частям, по мере их ввода в сражение.

Основы организации и проведения прорыва. Современная военная техника, примененная массированно, дает возможность серьезного подавления важнейших объектов в глубине оперативного расположения противника, в связи с чем увеличиваются оперативные возможности наступающего.

Современные армия, располагающие большим количеством танков, авиации и мото-механизированных частей, получают новые оперативные возможности. Такие армии могут и должны организовать наступательные операции по-новому, ставя решительные цели полного разгрома противостоящего противника. Они имеют возможность осуществлять нападение — подавление на всей глубине оперативного расположения противника, расстраивая его систему оперативной обороны, громя противника по частям.

Организация и проведение прорыва в таких наступательных операциях в принципиальной своей части сводятся в следующему:

1. Во время подготовки операции производится разгром баз питания и парализуется подвоз снабжения армии противника па избранном оперативном направлении.

Средства для этого: тяжелая и легкая бомбардировочная авиация.

2. Ширина исходного фронта прорыва в основном определяется наличием средств подавления (артиллерия, танки, авиация) и силой обороны противника (плотностью тактического и оперативного расположения противника и степенью инженерного оборудования оборонительных позиций), но, как правило, не может быть меньше 30 км.

При плотностях фронта обороны противника в 10—12 км на дивизию и достаточной моральной устойчивости его войск, при условии пятидневной работы обороняющегося по укреплению своих позиций для обеспечения успеха прорыва необходимо на 1 км фронта прорыва не менее 40—45 орудий (с большим количеством снарядов), 30—40 танков, 25—30 самолетов различного назначения и, примерно, тройное превосходство живой силы.

При увеличения плотностей обороны и инженерного усиления позиций средства подавления должны быть усилены. При этом, чем плотность фронта противника больше, тем в большей степени необходимо превосходство сил.

При уменьшении плотностей обороны нормы средств подавления наступающего могут быть несколько снижены.

Наиболее выгодной формой операции является прорыв двумя ударными группировками на двух участках фронта с последующим развитием наступления по сходящимся направлениям. В современных условиях это может привести не только к разгрому противостоящих войск противника, но и к окружению его войск, находящихся между ударными группировками наступающего.

3. На первом этапе операции основной задачей является возможно более быстрое уничтожение сил противника в полосе тактической обороны.

Средства для этого: масса артиллерии и танков, вся наличная авиация, могущая действовать на поле боя, живая сила и техника разных родов войск.

Способ: одновременное подавление противника на всей глубине тактической обороны.

4. С началом отхода уцелевших частей противника задачей наступающего является уничтожение отступающих войск противника.

Способ для этого: выигрыш флангов и окружение отходящих групп противника с одновременной атакой с фронта.

Средства: стрелковые войска, насыщенные танками и артиллерией; мото-механизированные войска; современная конница, усиленная танками и огневыми средствами; десанты в кризисные моменты операции в тылу противника (в районах важнейших дефиле и переправ).

5. С началом переброски оперативных резервов противника к фронту наступления задачей наступающего является максимальная задержка и расстройство перебрасываемых резервов с последующей их ликвидацией наземными войсками.

Способы:

а) парализование работы железнодорожного транспорта систематическим разрушением и расстройством важнейших железнодорожных узлов, мостов, перегонов и т. д.;
б) атака перебрасываемых резервов во время движения;
в) преграждение путей, по которым следуют резервы;
г) атаки наземными войсками.

Средства: бомбардировочная и штурмовая авиация; мото-механизированные части; дальнобойная артиллерия и моторизованная пехота.

Применяя такой способ действий, армия, богато снабженная современными техническими средствами борьбы и решительно наступающая, может рассчитывать на ликвидацию противника по частям, на нанесение решительного поражения силам противника, находящимся в сфере наступательной операции. Новые современные средства борьбы открывают новые оперативные возможности, позволяют вести операции с решительной целью. Однако, для этого мощные средства подавления (артиллерия, танки, авиация) должны применяться массированно. Только большие количества этих средств, направленных на решающие направления, могут обеспечить крупный оперативный успех.

Совершенно очевидно, что такое мощное техническое оснащение может получить только одна, максимум две ударных армии, действующих на главном направлении фронта. Все же остальные (большая часть) армии будут вести сражения и участвовать в операциях с меньшим количеством танков и самолетов, должны будут обойтись ограниченными средствами подавления. Не имея средств для одновременного подавления всей тактической я оперативной глубины противника, они будут последовательно подавлять сосредоточенными силами лишь объекты, имеющие решающее значение в данный момент боя и на данном этапе операций.

Искусное сочетание действий ударных армий, богато насыщенных танками, авиацией и артиллерией, с действиями неударных армий, т. е. армий без большого количества артиллерия, танков и самолетов, может и должно дать решительные результата, крупные оперативные победы.

Военная мысль. 1937. № 5—6.
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Военная теория, журналы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments