Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

"Глубокий бой" в условиях 1918 года (I)

ПРОРЫВ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПО ОПЫТУ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Я. ЖИГУР

А. ПО ОПЫТУ НЕМЦЕВ НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ В 1918 г.

В условиях ведения современного наступательного боя и операции при эшелонировании элементов обороны на значительную глубину исключительное значение приобретают одновременное подавление всей глубины тактической обороны и воздействие на глубину оперативного расположения противника. Успех наступления часто будет зависеть от умения и возможностей подавления глубины обороны. Придавая особое значение этому важному и сложному вопросу, мы постараемся показать, как, какими средствами и какими результатами разрешался этот вопрос германской армией в конце прошлой империалистической войны.

I. Оперативно-тактическая доктрина германцев

На основе опыта сражений на западном и восточном фронтах в 1917 г. немцы выработали для действий на 1918 г. новые приемы прорыва обороны. Они были изложены в инструкции «Наступление в позиционной войне», утвержденной 1 января 1918 г., принципиальные положения которой (вместе с последующими дополнениями) сводились к следующему:

1. Прорыв осуществляется сосредоточением на широком фронте мощных сил и средств. Успех достигается методичностью подготовки, внезапностью, быстротой и силой ударов и большой глубиной проникновения.

2. Внезапность обеспечивается скрытностью всей подготовки и короткой артиллерийской подготовкой, основанной на отказе от полного разрушения укреплений противника и на нейтрализации неприятельской пехоты и артиллерии массовым применением химснарядов и уничтожением искусственных препятствий минометами.

3. Артиллерия подавляет одновременно всю тактическую глубину обороны, а дальнобойные орудия стремятся нейтрализовать штабы войсковых соединений, глубокие тактические и ближние оперативные резервы, деятельность железных дорог прифронтовой полосы (накопленные к 1918 г. артиллерийские средства позволяли ставить такие задачи. — Я. Ж.).

4. Штурмовая авиация непосредственно перед атакой подавляет в глубине обороны ведущую огонь артиллерию, важнейшие опорные пункты неприятельской пехоты, а во время прорыва — артиллерию, резервы и отходящие части противника.

Бомбардировочная авиация частично принимает участие в поражении отходящих войск противника и его резервов.

5. Сила первого удара обеспечивается мощной поддержкой массы минометов и орудий (до 100 орудий и до 50 минометов на 1 км фронта). Тактический прорыв должен быть осуществлен в первый день операции захватом артиллерийских позиций противника.

Атака и продвижение пехоты происходят под прикрытием подвижного мощного огневого вала артиллерии (со скоростью около 1,5 км в час) на глубину досягаемости главной массы артиллерии.

6. Пехотная дивизия совершает прорыв на участке около 2 км. Обычное построение боевого порядка: 2 полка в первом эшелоне, 1 — во втором (в резерве). Дивизии второго эшелона располагаются в 2—3 км за дивизиями первого эшелона, а дивизии третьего эшелона — в 15—18 км.

Дивизии, введенные в бой, не сменяются до полного истощения.

Дивизии второго и третьего эшелонов имеют задачей замену истощенных дивизий первого эшелона и развитие прорыва.

Для того чтобы установить, как фактически осуществлялись прорывы на основе вышеприведенных положений, рассмотрим отдельные операции 1918 г.

Наступление немцев 21 марта 1918 г. в Пикардии

а) Соотношение сил

К 21 марта на фронте первоначального удара около 80 км наступающий и обороняющийся имели следующее соотношение сил:



Таким образом немцы в начале операции имели превосходство сил: а) по числу дивизий в первом эшелоне — в 1½ раза, б) по числу всех дивизий на фронте наступления — в 2 раза, в) по числу орудий — почти в 3 раза, г) по количеству самолетов — в 2 с лишним раза.

Перед фронтом германского наступления оборонительная система англичан состояла из полосы охранения глубиной в 1—1½ км и полосы главного сопротивления глубиной в 2—3 км, расположенной непосредственно за полосой охранения.

Таким образом эти две полосы вместе взятые имели глубину 4—5 км. Главная масса германской артиллерии с одних позиций поражала основную систему обороны англичан (первые две полосы).

Тыловая полоса глубиной в 2—3 км своим тыльным краем была удалена от переднего края полосы охранения на 8—15 км и могла обстреливаться тяжелой пушечной артиллерией (10-см калибра и выше) (схема 1).

На фронте 5-й английской армии (против наступающих 18-й и большей части 2-й армий германцев) на 1 дивизию обороны приходилось около 6 км (отдельные дивизии — от 3 до 9 км).

3-я английская армия против наступающих частей 2-й и всей 17-й армии немцев оборонялась со средней плотностью 4 км на дивизию.

При обороне дивизии на участке 4—6 км приходилось (считая всю глубину обороны дивизии) на 1 км фронта в среднем:

станковых пулеметов — 10—15,
легких пулеметов — 23—35,
штыков — 750—1 000.

На каждый кв. км зоны обороны (полосы охранения и главного сопротивления) в среднем приходилось:

станковых пулеметов — 2,5—4,
легких пулеметов — 6—9.

б) Подавление тактической глубины обороны

Имея вышеприведенные плотности фронта и соотношение сил, немцы 21 марта организовали одновременное подавление глубины системы обороны англичан, используя артиллерию и авиацию.

Применение артиллерии (схема 1)

Артиллерийская подготовка началась без пристрелки и продолжалась с 4.40 до 9.40, т. е. велась в течение 5 часов.



При этом артиллерия по целям в глубине была распределена следующим образом:

1. Подавление первой позиции обороны глубиной в 2—2,5 км(1) — около 45% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: почти исключительно легкие и тяжелые полевые гаубицы и мортиры.

2. Подавление второй позиции глубиной около 1 км (в 3—6 км от переднего края первой позиции) — около 20% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: почти исключительно легкие полевые пушки.

3. Подавление артиллерии — около 25% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: легкие пушки, легкие и тяжелые полевые гаубицы, 10-см пушки.
_______________
1. Первая позиция здесь дается в понимании германских артиллеристов, на деле она покрывала часть полосы главного сопротивления англичан.


4. Подавление дальних целей на глубину от 6 до 30 км от переднего края обороны (железнодорожные станции, склады, резервы, штабы и т. д.) — около 10% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: тяжелые пушки от 10-см до 38-см калибра.

Кроме того многочисленные минометы (около 45 на 1 км фронта) поражали первые линии окопов и уничтожали искусственные препятствия.

В продолжение первых 2 часов артподготовки вся артиллерия (за исключением самой тяжелой) подавляла артиллерию противника, командные пункты и узлы связи; широко применялись химические снаряды.

После первых 50 минут артподготовки вся артиллерия в течение 10 минут обрушилась на пехоту (первая и вторая позиции), а затем снова перешла на артиллерию.

Минометы вели мощный огонь лишь в продолжение 20 минут с начала артподготовки, а затем — огонь лишь при обнаружении активности противника.

По истечении первых 2 часов артиллерия перешла на поражение своих назначенных целей.

По количеству батарей и времени ведения огня было израсходовано:

а) На подавление артиллерии противника — около 48% артиллерийских ресурсов.

б) На подавление первой позиции противника — около 28%(2) артиллерийских ресурсов.

в) На подавление второй позиции противника — около 14% артиллерийских ресурсов.

г) На подавление дальних целей противника — около 10% артиллерийских ресурсов.
_______________
2. Кроме того мощный минометный огонь по части первой позиции.


Таким образом на подавление артиллерии было израсходовано около 50%, пехотных позиций — около 40% и дальних целей — около 10% всех артиллерийских ресурсов, отпущенных на артподготовку.

После 5-часовой артподготовки был создан подвижной огневой вал (главная масса легких пушек, гаубиц и минометов), под прикрытием которого атаковала и продвигалась пехота. В это время остальная артиллерия продолжала подавление артиллерии противника, его важных опорных пунктов и дальних целей.

«Огневой вал должен во время наступления принудить противника укрыться и позволить своей пехоте застать его в таком положении. Огневой вал должен парализовать противника, но он не в состоянии его уничтожить» (из артиллерийского приказа 18-й германской армии).

Артиллерия немцев была выдвинута настолько вперед, что огневой вал был в состоянии сопровождать пехоту через всю вторую позицию (полоса главного сопротивления) англичан.

После окончания огневого вала главная масса артиллерии переподчинялась командирам дивизий для поддержки дальнейшего наступления.

Расход огнеприпасов. Высшей нормой расхода снарядов на время поражения и огневого вала было установлено (в 1 час на 1 батарею):

для легких полевых пушек 400 выстрелов
для легких полевых гаубиц 300 выстрелов
для тяжелых полевых гаубиц 180 выстрелов
для 10-см пушек 200 выстрелов

Химические снаряды были разложены в районах огневых позиций артиллерии из расчета на батарею:
                                Зеленого      Синего 
                                «креста»     «креста»
Артиллерия подавления пехоты

Легкие полевые пушки              500          500
Легкие полевые гаубицы            350          350
Тяжелые полевые гаубицы           150          150

Батареи подавления артиллерии

Легкие полевые пушки              500        1 250
Легкие полевые гаубицы            350          800
Тяжелые полевые гаубицы           150          350
10-см пушки                       180          500
Таким образом наступающий для артиллерийской подготовки располагал 2—3 боекомплектами химических снарядов.

О фактическом расходе артснарядов 21 марта данные не опубликованы. Но если считать, что из 9 часов стрельбы (5 часов — артподготовка и 4 часа — огневой вал и подавление важных целей) вся артиллерия по совокупности вела огонь в течение 6 часов с максимальной нормой расхода снарядов, то общее количество израсходованных снарядов составит приблизительно 2 760 000 шт. Допуская, что 260 000 снарядов было направлено на цели 5 км и глубже от переднего края, мы получаем в среднем на 1 кв. км укрепленной зоны около 6 250 снарядов. Это свидетельствует о мощности подавления артиллерией тактической глубины обороны.

Использование авиации. На первый день наступления 17-я германская армия поставила задачу своей штурмовой авиации: «Эшелоны штурмовой авиации используются по указанию командиров корпусов. Части, участвующие в первой атаке, должны перелететь передовую позицию противника в Ч плюс 2 минуты» (Ч — время начала атаки).

Объектами атаки штурмовиков в начале наступления командование 17-й армии считало пехотные позиции и резервы противника; в дальнейшем штурмовики должны атаковать артиллерию противника, не обстреливаемую своей артиллерией, и резервы.

Штурмовая авиация 18-й армии на 21 марта имела задачей: «Центр направления штурмовых эскадрилий, назначенных для сопровождения пехоты должен совпадать с направлением главного удара пехотной атаки. После достижения линии (4—5 км в глубине обороны, считая от переднего края последней) штурмовые эскадрильи переходят в распоряжение командования армией и сосредоточиваются на аэродромах... Предполагается передать их в распоряжение командира 9-го корпуса для прорыва тыловой позиции противника на участке Этрейер, Гаппенкур» (из авиационного приказа 18-й германской армии).

Объектами атаки штурмовиков 18-я армия считала в начале атаки артиллерию и пехотные позиции противника, а с развитием наступления — контратакующие части обороняющегося, его артиллерию, резервы, переправы, важные опорные пункты и отходящие войска.

Так как с утра 21 марта на поле сражения стоял туман, то германская штурмовая авиация вступила в бой лишь с 15.30, который вела до наступления темноты, атакуя пехоту и артиллерию противника там, где они оказывали наиболее упорное сопротивление.

Деятельность штурмовиков по подавлению противника на поле боя в первые дни операции может быть характеризована следующими неполными данными:

21 марта

17-я: Атака пехоты, артиллерии и резервов

2-я: С 5.30 — атака резервов и позиций у Темпле, Вийе, Фервак, Эпеи и артиллерии.

Выпущено 16 300 пуль и сброшено более 200 ручных гранат.

В среднем каждый штурмовик получил от огня противника 6—8 пробоин,

18-я: С 15.00 — атака пехотных позиций, артиллерии, резервов и отходящих войск противника.

При атаке селения Рупи штурмовики уничтожили и частью сковали его гарнизон.

22 марта

2-я: Атака артиллерии у дороги Эдикур—Фэн, позиций резервов и артиллерии в районе Сорель. Выпущено 18 280 пуль и сброшено 265 ручных гранат.

18-я: Приведение к молчанию артиллерии во многих пунктах. Атака колонн. Сломлено сопротивление англичан (61-я английская дивизия) у Бовуа 30 самолетами. Нанесены большие потери артиллерии 9-й английской дивизии, отступавшей на запад (30 самолетов).

23 марта

2-я: Атака отходящих войск и резервов по дорогам Эванкур-Лешелль, Ле-Мениль—Рокиньи и Бю-Рокиньи, Клери—Марикур, Ам—Кюрлю. Выпущено 25 000 пуль, сброшено 395 ручных гранат.

18-я: Атака отходящих войск и резервов. Временами прекращение движения по дорогим, паника. Истребительные эскадрильи принимают участие в штурмовых действиях.

В последующие дни штурмовая авиация продолжала свои действия, но сильно страдала от усилившейся авиации союзников.

Результаты подавления и прорыв тактической обороны

«Потери англичан от артиллерийского огня были значительны. Связь была уничтожена, войсковые соединения лишились управления. Многие английские батареи были нейтрализованы, а частью выбыли из строя.

... Обстрел глубокого тыла, дорог, наблюдательных пунктов оказался очень полезным, так как управление немедленно утрачивалось и резервы уже не могли следовать по дорогам и потому запаздывали»(3).

«На фронте 17-й армии по перехваченным радиограммам и показаниям пленных устанавливалось, что атака для англичан, была совершенно неожиданной, потери англичан были чрезвычайно велики, а результаты артиллерийской подготовки небывалы»(4).

«Штурмовая авиация немцев нанесла большие потери обоим союзникам.

... То обстоятельство, что высокий процент английской тяжелой артиллерии попал в руки немцам, необходимо в большей своей части приписать действительному и моральному действию штурмовой авиации»(5)

В 9.40 21 марта пехота под прикрытием мощного огневого вала начала атаку.

«Атака 17-й армии, имевшей против себя наибольшие силы противника, докатилась лишь до второй позиции противника (полосы главного сопротивления), а огневой вал оторвался далеко вперед; пехота потеряла с ним соприкосновение.

При атаке 2-й армии совместная деятельность пехоты и артиллерии сложилась более удачно и пехота ворвалась во вторую неприятельскую позицию.

В 18-й армии все прошло планомерно и она хорошо продвинулась вперед»(6).

21 марта дневное продвижение 17-й и 2-й армий — 2—4 км, 18-й — 4—6 км.

22 марта 17-я германская армия вела бой за овладение главной полосой сопротивления и продвинулась лишь примерно на 2 км; 2-я армия овладела всей полосой главного сопротивления, продвинувшись за день на 5—6 км; 18-я армия овладела всей укрепленной зоной и форсировала канал Кроза, продвинувшись за 22 марта на 5—7 км.

23 марта 17-я армия вела тяжелые бои и продвинулась лишь на 2 км; 2-я армия, успешно наступая, продвинулась своими корпусами на 7—14 км; 18-я армия продолжала развивать успех и продвинулась в среднем на 7—8 км.
_______________
3. А. Базаревский. Мировая война 1914—1918 гг., т. I, стр. 177, 255, 256.
4. Шварте. Мировая война 1914—1918 гг., т. III, стр. 386 (немецкое издание).
5. Ганс Арндт. Воздушная война, стр. 102.
6. Людендорф. Мои воспоминания, стр. 167.



Уже к вечеру 22 марта в 5-й английской армии были израсходованы все резервы.

Оборона была потрясена, управление частник армии нарушилось, уцелевшие войска представляли собой рассеянные бродячие группы. 25 марта между двумя английскими корпусами образовался широкий прорыв на участке Ля-Барк, Эрвиллер. К утру 26 марта в стыке этих корпусов продолжал еще зиять никем не занятый прорыв шириной в 7 км.

27 марта между 3-й французской и только прибывавшей 1-й французской армиями создался прорыв в 15 км.

По этому поводу Дебене телеграфировал Файолю:

«Между обеими армиями образовалась брешь в 15 км, где нет никого. Прошу присылки войск на автомобилях, хотя бы для воспрепятствования проходу неприятельской кавалерии».

На другой день эта брешь была закрыта войсками.

Однако немцы ни в том, ни в другом случае не располагали подвижными частями для развития прорыва. В прорывы медленно в локтевой связи с соседями продвигались обычные войсковые соединения, которые, не успев развить прорыв, стали встречать вновь созданный огневой фронт противника. Открывшиеся хотя бы накоротке возможности быстрого развития прорыва остались неиспользованными из-за отсутствия подвижных войсковых соединений.

За первые 3 дня операции 2-я армия, овладевая зоной обороны противника, захватила свыше 10 000 пленных и около 200 орудий.

18-я армия в первые 2 дня операции, овладевая зоной обороны, взяла 10 000 пленных, 150 орудий и 300 пулеметов.

19 дивизий, имевшихся в первом эшелоне обороны, при прорыве немцами укрепленной зоны «были почти полностью уничтожены или во всяком случае настолько обессилены и деморализованы, что для их восстановления потребовалось много времени»(7).

Наступление немцев 27 мая 1918 г.

а) Соотношение сил

На исходном положении операции 27 мая соотношение сил было следующее(8):
_______________
7. А. Вольпе. Фронтальный удар, стр. 167.
8. Н. Варфоломеев. Ударная армия, стр. 90 и А. Базаревский. Мировая война 1914—1918 гг., т. II, стр. 13—16.




Таким, образом на всем фронте операции к 27 мая немцы имели более чем полуторное превосходство дивизий и более чем двойное превосходство артиллерии.

На участке же первоначального главного удара (38 км) немцы сосредоточили особо превосходные силы; по числу дивизий они превосходили союзников более чем в 3 раза, а по количеству артиллерии — в 4 раза. На этом участке немцы имели отборные ударные дивизии, а союзники занимали фронт дивизиями, нуждавшимися в отдыхе после тяжелых боев на других участках фронта.

Первая позиция французов состояла из 4 линий окопов общей глубиной в 2—4 км (схема 2). В первой линии окопов располагалось охранение, во второй — боевая часть, в третьей — поддержки, четвертая — тыловая. Между линиями окопов имелись редюиты с пулеметами.

Линией главного сопротивления являлась вторая линия окопов.

Вторая позиция состояла из 2—3 линий окопов и находилась в среднем в 4 км от первой позиции и могла обстреливаться германской пушечной артиллерией с ее исходных позиций.

Позади второй позиции были разбросаны отдельные узлы сопротивления.

Глубина всей оборонительной зоны колебалась от 8 до 12 км.

Характерной особенностью французской системы обороны являлось то, что главной позицией сопротивления была первая позиция, на которой нужно было «обороняться до конца».

Вторая позиция предназначалась для занятия в случае необходимости дивизиями армейского резерва.

Таким образом основная масса войск обороняющегося находилась в сфере самого действительного огня мощной артиллерии наступающего.



б) Одновременное подавление тактической обороны

Подавление тактической обороны на фронте 7-й германской армии было организовано на тех же основаниях, как и в наступлении 21 марта.

Из общего числа около 1 000 батарей 7-й германской армии по целям были распределены следующим образом:

1. Подавление первой позиции — около 65% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: легкие полевые пушки, легкие и тяжелые полевые гаубицы и мортиры.

2. Подавление артиллерии — около 30% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: легкие полевые пушки и гаубицы, тяжелые полевые гаубицы, 10-см пушки.

3. Подавление дальних целей — около 5% общего числа всех батарей.

Вид артиллерии: пушки от 10 до 24 см.

Артподготовка началась в 2.00 27 мая без пристрелки. Продолжительность ее — 2 часа 40 мин. Стрельба велась по целям на глубину до 15 км, охватив расположение пехоты, артиллерии, штабы и ближние железнодорожные станции.

В первые 10 минут артиллерия обрушила свой мощный огонь по всему расположению противника (пехотные позиции, артиллерия, командные пункты, штабы и узлы связи). В последующие 65 минут все батареи (за исключением самой тяжелой артиллерии) подавляли артиллерию противника. После этого до конца артподготовки (85 минут) велся огонь на поражение своих целей по всей глубине обороны. «Обстреливались бомбами и химическими снарядами заблаговременно намеченные цели не только на первой укрепленной полосе союзников, но и на второй, штабы корпусов и дивизий, железнодорожные станции, находившиеся до 16 км позади союзного фронта, и др.»(9).

Учитывая количество артиллерии и продолжительность ведения огня по разным целям, артиллерийские ресурсы, отпущенные на артподготовку были израсходованы:

1) на подавление первой позиции(10) — около 40% всех артресурсов,
2) на подавление артиллерии — около 55% всех артресурсов,
3) на подавление дальних целей — около 5% всех артресурсов.
_______________
9. А. Базаревский. Мировая война 1914—1918 гг., т. II, стр. 26—27.
10. Кроме того по первым линиям окопов и проволочным заграждениям вели огонь минометы (не менее 35—40 минометов на 1 км фронта).



После артподготовки мощный огневой вал сопровождал атакующую пехоту.

К началу артподготовки 27 мая артиллерия 7-й армии имела снарядов: на батареях — 2—2½ боекомплекта, в зарядных ящиках — 1 боекомплект, в дивизионных складах — 1½ боекомплекта, в корпусных складах — 1 боекомплект; итого 5½—6 боекомплектов.

На боевых позициях батарей имелось примерно следующее количество снарядов (в тысячах штук):
Калибры снарядов       Осколочных   «Синего»  «Зеленого»  Всего
                                     креста     креста
Легких полевых пушек       332         654        110     1 096
Легких полевых гаубиц      267         249         54       570
Тяжелых полевых гаубиц      91          54         15       160
Мортир                      37                               37
10-см пушек                 31          57                   88
Пушек от 12 до 24 см        13                               13

Итого                      771       1 014        179     1 964
Если во время артподготовки и движения огневого вала было израсходовано только вышеприведенное количество снарядов, имевшееся на батареях, то на 1 кв. км оборонительной зоны (глубиной около 6 км) перед фронтом 7-й германской армии приходится около 7 500 снарядов разных калибров (1 800 000 снарядов — 6 кмX40 км). Эта цифра достаточно наглядно характеризует силу артиллерийского подавления глубины тактической обороны.

Результаты артподготовки. «В итоге артподготовки почти вся артиллерия союзников и пулеметы были приведены к молчанию. Окопы были разрушены, гарнизон отравлен или уничтожен, проволока искромсана, связь уничтожена, наблюдение сорвано»(11).

«Газы химических снарядов наполнили весь район в глубину на 12—16 км. Мосты через р. Эн находились под убийственным огнем. Последовали многочисленные взрывы огнеприпасов на позициях союзных батарей; дым от этих взрывов и от дымовых снарядов препятствовал наблюдению и оптической связи.

Атака нашла оборону почти целиком отравленной или уничтоженной. Союзная артиллерия была настолько парализована, что существенно помешать германской пехоте во время штурма не могла. Пулеметы и траншейные орудия почти нигде не оказали сколько-нибудь значительного противодействия. От проволочных заграждений остались лишь комки проволоки»(12).

Огонь по дальним целям оказался также действительным. Полотно некоторых железных дорог было настолько повреждено, что при наступлении немцы захватили 14 тяжелых железнодорожных орудий, которые не могли отойти из-за разрушений дороги.

Штурмовая авиация во время наступления, как и в операции 21 марта, атаковывала важные опорные пункты пехоты, артиллерию, резервы и отходящие войска на поле боя. С 27 мая по 18 июня штурмовая авиация 7-й германской армии произвела 714 самолето-вылетов, совершила 2 173 самолето-атак с пулеметным обстрелом с выпуском около 450 000 пуль.

в) Прорыв тактической обороны

Атака началась в 4.40. Уже к 11.00, т. е. за 6 часов, 4 германских корпуса вышли к р. Эн, преодолев систему обороны ‘на глубину около 9 км. К вечеру 27 мая 7-я германская армия на фронте главного удара полностью прорвала всю оборонительную зону союзников и прошла своими корпусами в глубину на 10—18 км.

«В течение 27—28 мая были потеряны позиции, считавшиеся неприступными; союзные дивизии были уничтожены, буквально раздавлены и исчезли.

Французские дивизии второго эшелона, желая принять участие в обороне первой позиции, были опрокинуты во время продвижения»(13).
_______________
11. Н. Варфоломеев. Ударная армия, стр. 107.
12. А. Базаревский. Мировая война 1914—1918 гг., т. II, стр. 27.
13. А. Корда. 1918 год, стр. 39—40.



Потери союзников в первый день наступления могут характеризоваться следующими данными:

«Из 6 командиров полков 22-й французской дивизии спасся только 1. Командиры батальонов этой дивизии погибли все; из остатков дивизии удалось набрать 2 роты. 21-я французская дивизия потеряла 160 офицеров и 6 000 солдат. В 157-й французской дивизии осталось всего 1 200 человек, в 11-й — 800»(14).

Уже в первый день наступления между 9-м английским корпусом и 39-й французской дивизией образовался открытый прорыв в 11 км. Для его развития немцы сажают небольшие пехотные части с пулеметами на грузовые автомобили и направляют в прорыв. Однако эти слабые импровизированные части на путях своего движения вскоре встречают подходящие части 21-го французского корпуса и вынуждены остановиться. Только что образовавшийся прорыв не получил своего развития из-за отсутствия мощного подвижного эшелона развития прорыва при наличии многочисленных оперативных резервов обороняющегося.

IV. Выводы

Одновременное подавление и нейтрализация глубины тактической обороны до атаки, в процессе ее и прорыва являлись в 1918 г. необходимой и обязательной предпосылкой для успешного прорыва укрепленных оборонительных зон.

Немцы добились подавления глубины обороны искусным применением массы артиллерийских средств и штурмовой авиации. Расход 6 000—7 500 снарядов, выпущенных в среднем на 1 кв. км тактической зоны обороны в течение нескольких часов, обеспечивал достаточное подавление средней силы обороны для успешного прорыва. Артиллерийская плотность выражалась в 80—120 орудий на 1 км фронта прорыва. Большую роль в разрешении этой задачи сыграли химические снаряды и минометы. Удельный вес химснарядов в наиболее крупных операциях при прорыве укрепленных полос составлял не менее 50% общего количества снарядов. Минометы разрушали проволочные заграждения и подавляли первые линии окопов, освободив таким образом значительную часть артиллерии для подавления более глубоких целей.

Артиллерийские ресурсы, израсходуемые на прорыв, обычно распределялись по целям: а) подавление артиллерии противника — 30—50% всех артресурсов; б) пехотные позиции глубиной до 5 км — 40— 60%; в) дальние цели (штабы, глубокие резервы, склады и т. д.) — 5—10%. Продолжительность артподготовки колебалась от 2 до 5 часов.
_______________
14. А. Базаревский. Мировая война 1914—1918 гг., т. II, стр. 29.


Штурмовая авиация успешно подавляй оборону во время прорыва, атакуя важные опорные пункты обороны, артиллерию, резервы и отходящие войска.

Опыт многочисленных операций 1918 г. показал безотказность осуществления прорыва тактической обороны при условии сосредоточения достаточно превосходных сил (превосходство в живой силе — в 2—3 раза, в средствах подавления — в 3—4 раза при плотностях обороны 4—8 км на дивизию). При этом выявилось, что относительное превосходство должно быть тем больше, чем больше плотность обороны.

Обязательным условием успешного прорыва являлось соблюдение оперативной внезапности. Это достигалось кроме скрытности подготовки операции короткой артиллерийской подготовкой.

Прорывы при одновременном подавлении и нейтрализации глубины обороны приводили как правило к полному разгрому войск, занимавших оборонительную зону, и ближних оперативных резервов.

В будущей войне на важнейших оперативных направлениях нередко будут встречаться участки обороны с плотностью 10—12 км на дивизию, откуда плотность ружейно-пулеметного огня вряд ли будет уступать фактической плотности огня обороны в 1918 г. на западном фронте (на 1 км по фронту и на 3—4 км в глубину в среднем будет иметься около 35—40 станковых и ручных пулеметов). В этой же зоне будут расположены пехотные и противотанковые орудия. Плотность же артиллерии обычно будет в 5—7 раз меньше, чем на западе в 1918 г. (в среднем 5—6 орудий на 1 км фронта вместо 30—40 орудий в 1918 г.). Глубина главной полосы обороны в восточноевропейских армиях принята в 3—5 км.

При такой плотности фронта прорыв неизбежно будет требовать сильных средств подавления. При этом, учитывая относительную слабость артиллерии обороны, главные усилия подавления как правило должны быть направлены на зону пехотной обороны.

Удельный вес штурмовой авиации в подавлении глубины обороны увеличивается по сравнению с 1918 г. в связи с ростом ее боевой мощи.

Практика прорывов в 1918 г. показала целесообразность применения штурмовиков в подавлении глубины тактической обороны, имея объектами атаки резервы, артиллерию, важные опорные пункты и отходящие войска противника.

Учитывая вероятную относительную сласть и разбросанность оперативных резервов на широком фронте, последние обычно будут поспевать к полю боя не раньше исхода первого дня сражения. Благодаря этому в первый день операции и во всяком случае в первые часы боя все средства подавления, могущие быть использованными на поле боя, должны быть направлены на подавление зоны тактической обороны противника, на полный разгром его войск, занимающих эту зону, с тем чтобы в дальнейшем организованно-сосредоточенными силами уничтожить подходящие оперативные резервы обороняющегося.
Tags: Военная мысль, Военная теория, ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments