Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

От густой стрелковой цепи к групповой тактике

2. Эволюция пехоты в мировую империалистическую войну 1914—1918 гг.

На театр военных действий мировой империалистической войны 1914—1918 гг. пехота всех воюющих стран выступила, имея на вооружении винтовку, станковый пулемет и ручную гранату. Винтовка считалась основным, могущественнейшим средством в пехотном бою, с дистанцией действительного огня до 1200 м. Станковый пулемет считался оружием ближнего боя, с примерной нормальной дистанцией ведения огня на 500—400 м. Это делало пулемет лишь вспомогательным боевым средством. Тактическая значимость ружейно-пулеметного огня определялась тем, что 5000 пуль, выпущенных в 1 минуту на фронте в 1 км, должны были сделать этот километр непроходимым. Указанные средства вооружения и методы их использования определяли и методы борьбы и организацию пехоты того времени.

Во внимание принимался лишь маневренный бой. Основная форма его — наступление. Решение боя — в штыковой схватке. Для того, чтобы осуществить штыковую схватку, одни старались как можно скорее дойти до дистанции 200—400 м от противника, до так называемой «последней стрелковой позиции», где развивался максимальный огонь для подавления противника, и как только это подавление достигалось, пехота бросалась в атаку. Движение к последней стрелковой позиции совершалось под прикрытием огня артиллерии по открытым боевым порядкам пехоты противника. Оно велось сначала безостановочно, а с дистанции в 1500—1000 м могли иметь место короткие остановки для стрельбы (французская точка зрения). Другие стремились еще в процессе движения к последней стрелковой позиций добиться перевеса в пехотном огне, продвигаясь волнами до дистанции атаки и оказывая этими волнами взаимную огневую поддержку. Когда при поддержке артиллерии и своего огня огневую линию удавалось продвинуть до непосредственной близости с противником и в достаточной мере поколебать его, переходили в атаку (германская точка зрения).

Обороне уделялось меньшее внимание. Она должна была вестись на одной неподвижной линии, перед которой требовалось широкое поле обстрела. Обороняющийся густо занимал живой силой эту линию и с нее открывал огонь на дальние дистанции по наступающему противнику. Огонь вели стрелки. Пулеметы чаще всего оставались позади в руках старшего командира и вводились в бой лишь по мере развития боя.

И тот и другой метод наступления и характер обороны требовали наличия в пехотных тактических организмах большого количества людей как для создания мощного огня, так и для могучего штыкового удара. Чтобы получить мощный огонь, пехота развертывалась в густую цепь. Этой цепью наступали на противника и из этой цепи велся огонь при обороне. Чтобы избежать поражения своих бойцов, цепь на местности имела форму линии. Для того чтобы этой цепью осуществить мощную атаку, позади в нескольких десятках шагов имелись поддержки, которые при под ходе к противнику, обычно на последней огневой позиции, вливались в первую линию для замены выбывших из строя. Вторжение в расположение противника и штыковая атака решали бой в ту или иную сторону. Глубины боевых порядков не было, и бой фактически кончался на позиции развернувшихся цепей.

В соответствии с указанным, организация пехоты сводилась к тому, что пехотные подразделения представляли собой более или менее крупные группы стрелков. Численность этих групп определялась числом винтовок, необходимых дли создания огня определенной мощности, и всегда была совершенно равной численности винтовок. Основной огневой единицей являлась рота, которая в минуту могла выпустить до 2000—2500 пуль и требовала 200—250 человек. Станковые пулеметы как вспомогательное средство в небольшом количестве (6—8 пулеметов на полк) объединялись в руках старших пехотных начальников — обычно командира, полка.

В первые же месяцы мировой войны пехота кровью расплатилась и за методы борьбы и за свою организацию. Линейные, крайне насыщенные живой силой, боевые порядки несли тягчайшие потери. Тогда стали пытаться уменьшить потери при подходе к противнику за счет разрежения цепи и создания нескольких линий цепей. Чтобы сохранить мощность удара, на последней стрелковой позиции все линии цепей вливались в первую и совместно бросались в атаку. Однако такое расчленение боевого порядка повлекло за собой уменьшение огневой мощности цепи и было крайне невыгодным. Естественно, возникла необходимость восстановить огневую мощь цепи и, не увеличивая числа винтовок, ввести в цепь такое боевое средство, которое возместило бы отодвинутые во вторые линии винтовки. Таким средством могло быть только автоматическое оружие, способное по своей мощи и скорострельности замещать 15—30 винтовок. Из имевшихся к этому времени огневых средств удовлетворить такие требования могли только станковые пулеметы. Вслед за этим делаются попытки располагать станковые пулеметы в стрелковых цепях или в непосредственной близости к ним, что в отношении огневого воздействия на противника давало положительные результаты.

Надежды на исключительно маневренный характер войны и боя, как известно, не оправдались. Возникла позиционная война со сплошными линиями фронта, требовавшими громадного количества живой силы для их защиты и еще большей силы для их преодоления. Особенно большие трудности возникли перед германцами, которые для ведения своих операций стали испытывать недостаток живой силы. Не отказываясь в общем от наступательных тенденций, они принуждены были, готовя удар на Западном фронте, значительно ослаблять себя на Восточном, и наоборот. В целях обеспечения себя от поражения на ослабленном фронте, они компенсировали недостаток на нем живой силы мощными фортификационными сооружениями, а недостаток винтовок восполняли пулеметами, увеличивая их количество в пехоте.
>Таким образом опыт войны заставил в результате наступательного боя и в результате оборонительного боя переменить взгляд на роль пулемета и начать внедрение его в пехотные порядки. Внедрение станкового пулемета в стрелковые цепи увеличило огневую мощность пехотных порядков. По мере все увеличивающихся требований об усилении огня станковый пулемет все шире и шире вводился как обязательный элемент в пехотный боевой порядок.

Но станковый пулемет при своем применении на поле боя выявил и неудобства. Будучи скрыт окопом в обороне, он в наступательном бою оказался чересчур громоздким, тяжелым и заметным. В связи с этим возникла необходимость наряду со станковым пулеметом снабжать пехоту более легким, удобным, легко применяемым к местности автоматическим оружием. В 1916 г. такое оружие появилось во французской армии в виде легкого пулемета Шоша. Этот пулемет и был введен непосредственно на вооружение стрелковых подразделений. Уступая станковому пулемету в мощности огня, легкий пулемет обладал меньшим весом, был удобнее в движении, а главное, менее заметен для противника. С введением его на вооружение стрелковых подразделений была окончательно нарушена однородность вооружения стрелков и положено начало разнообразному оружию в пехотных подразделениях.

Пулеметы (и станковые и легкие), являясь мощным средством для поражения открыто двигающихся целей, значительно усилили мощь пехотного огня в маневренном бою, в условиях отсутствия окопов. В позиционной же войне они дали значительное преимущество обороне. Обороняющийся, располагая пулеметы в надежных укрытиях, имел возможность безнаказанно расстреливать из этих укрытий атакующего противника, так как для пехотного ружейно-пулеметного огня наступающего эти пулеметы оставались неуязвимыми. Атакующая пехота несла попрежнему огромные потери.

Под влиянием этого фактора видоизменяются методы атаки: пехотной атаке предшествует длительная артиллерийская подготовка, целями которой является не только подвести наступающего к противнику на дистанцию 200—300 м, но и разгромить позицию обороняющегося противника, уничтожить его огневые очаги, чтобы этим не дать противнику возможности встретить атакующего своим убийственным огнем. Артиллерийская подготовка заставила и оборону изменить свою форму. Разгром всех сооружений единственной укрепленной линии обороны делал оборонительную позицию сравнительно легкой добычей наступающего, почему обороняющийся пошел по линии рассредоточения средств обороны в глубину. Нарождается оборона в 2—3 линии, с переносом центра тяжести борьбы в глубину. В первой линий остаются небольшие силы и пулеметы, для которых на период артиллерийской подготовки устраивались специальные укрытия. Тотчас после того, как артиллерийский огонь атаки переносился вглубь обороны, уцелевшие бойцы выходили из укрытий для встречи атакующего противника. Таким образом, несмотря на артиллерийскую подготовку, первая линия обороны оживала, наносила противнику поражение, а иногда и совершенно останавливала атаку. Для подавления этих оживших огневых очагов, использовавших обычно уцелевшие окопы, вмешательство артиллерий атакующего исключалось из опасений поразить свою атакующую пехоту. Оружие с настильной траекторией (пулеметы, винтовки) в этих условиях также не могло применяться. Поражения можно было достигнуть только при условии применения новых средств, имеющих крутую траекторию и по своему разрушительному действию приближающихся к артиллерии.

Вопрос был разрешен придачей пехоте так называемой «траншейной или пехотной артиллерии». Сначала для этого приспособлялась ручная граната, выбрасываемая при помощи винтовки и особых приборов — мортирок, гранатометов, а затем на сцену появляются бомбометы, мелкокалиберные (37-мм) пушки и, наконец, 81-мм минометы, снаряды которых обладали большим фугасным действием.

Все эти средства имели довольно ограниченную дальность действия (200—500 м), но вызванное позиционным характером войны чрезмерное сближение противников позволяло эти средства использовать как в период подготовки атаки, так и в период атаки, причем они оказались пригодными и для наступления и для обороны. К тому же эти средства были так сконструированы, что для работы при них требовались обычно пехотинцы; выполняли эти орудия задачи узко пехотного характера; располагались всегда на территории пехотных подразделений; в наступлении двигались вместе с боевыми порядками пехоты, сопровождая ее, почему и были организационно включены в пехоту.

Введение новых боевых средств, приводя к еще большему разнообразию вооружения пехоты, одновременно разрушало ее старые организационные формы. Как у французов в мировую войну организационно менялся состав стрелковой роты — видно из таблицы 5.

Таблица 5. Организационный состав стрелковой роты французской армии в 1914, 1916 и 1918 гг.
                                       1914 г.  1916 г.  1918 г.

Офицеров                                  3        3        3
Сержантов                                 8        8        4
Командиров отделений                     16       16       12
Капралов                                 16       16       24
Стрелков                                192       68       36
Легкопулеметчиков (по 2 на пулемет)       —       16       24
Подносчиков патронов                      —        8       36
Гренадер (ручных гранатометчиков)         —       28       12
Гранатчиков (ружейных гранатометчиков)    —       24       12

ИТОГО                                   235      187      163
Таблица наглядно показывает, какие изменения произошли в организации пехоты в связи с развитием средств борьбы. При этом не следует забывать, что если до мировой войны на каждый батальон было всего лишь 2 станковых пулемета, то во французской армии в 1916 г. их было на батальон 8, и если до мировой войны не было и речи о пехотной артиллерии, то в 1916 г. на каждую стрелковую роту было или 1 орудие 37-мм, или бомбомет, или миномет. Наконец окончательно произошел перелом во взглядах на станковый пулемет.

Станковый пулемет переводится в разряд дальнобойного пехотного оружия, могущего вести огонь через головы своих войск, с закрытых позиций. Пулеметы начинают считаться средством массирования огня, который они могут дать достаточно быстро и в любом направлении.

Включение в пехоту новых или приспособление известных средств борьбы потребовал не только наземный бой. Развитие боевой авиации привело к необходимости дать пехоте средства борьбы с ней. Для этих целей был приспособлен станковый пулемет, снабженный соответствующим прицелом и пулями (зажигательными, бронебойными и т. д.). Того же потребовали и появившиеся на поле боя танки, результатом чего явилась придача пехоте 37-мм пушек и специальных противотанковых пулеметов.

Огромное насыщение пехоты техникой, колоссальный рост артиллерии, наконец, применение на поле боя новых средств борьбы (авиации, танков, химии) заставили еще раз воюющих пересмотреть методы борьбы. Линейные боевые порядки, хотя и были разрежены и рассредоточены в глубину, однако не удовлетворяли ни обороняющихся, ни наступающих. В обороне линии прочно укрепленных позиций укрывали войска до начала боя, с началом же боя они являлись ловушкой, по которой сосредоточивался огонь мощной артиллерии противника, разрушавший самые окопы и поражавший их защитников. Сами бойцы стихийно нашли способ для более удачного разрешения задач борьбы. Пехота оставляла возведенные и оборудованные в форме окопов позиции и стала охотно выходить с началом артиллерийской подготовки из окопов и занимать воронки от снарядов. Это привело к дроблению пехотных частей на мелкие группы, островками расположенные на местности, трудно наблюдаемые, легко маскирующиеся — а благодаря значительному насыщению автоматическим оружием пехотных подразделений — и достаточно мощные в огневом отношении. Боевой опыт подтвердил целесообразность этой формы обороны. В результате оборонительные полосы, состоящие из сплошных укрепленных линий, постепенно отмирают; вместо них оборонительное расположение принимает характер сильных огневых очагов, разбросанных на местности без соблюдения линейного порядка, но объединенных в строгую систему взаимно прикрывающего и поддерживающего огня.

Для овладения такой оборонительной полосой атакующему приходилось вести единоборство с огневыми очагами. Практиковавшиеся цепи и линии совершенно не были пригодны для этого единоборства и, кроме того, являлись отличными целями, в силу чего наступающие несли огромные потери. В результате и наступающий пришел к новой форме боя. Боевая действительность выдвинула, так же как и в обороне, отдельные группы, достаточно сильные и для удара и для ведения огня, способные успешно бороться с мелкими очагами противника, удобоприменимые к местности, использовавшие, так же как и обороняющийся, воронки и мельчайшие укрытия на местности для продвижения к противнику. Цепь окончательно распалась, так как эти группы стали невольно эшелонироваться в глубину, сочетая свое движение с огнем своим и противника.

Таким образом и в обороне и в наступлении народился новый боевой порядок, расчлененный на мелкие группы и развитый в глубину. Окончательно он был разработан уже после войны и послужил основанием так называемой «групповой тактики».

Такова общая эволюция пехоты за мировую войну. Пехота, начав ее в основном с однообразным оружием — винтовкой, в простой однообразной организации, с линейной тактикой, окончила ее с многообразным вооружением, осложнившейся организацией и с групповой тактикой.

Военное дело. 2-е изд. М., 1935. С. 34—39.
Tags: Военная теория, ПМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments