Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

100 лет назад

ГЕРМАНСКАЯ ОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА (НАСТУПЛЕНИЕ)

В предвидении решительного наступления весной 1918 г., задуманного еще в ноябре 1917 г., германское командование обратило серьезное внимание на подготовку войск в духе тех требований, которые вытекали из предшествующего боевого опыта и в частности из опыта оборонительных и наступательных боев 1917 г.

Подобно тому как зима 1916/17 г. была использована для подготовки войск к обороне, так зима 1917/18 г. была использована для обучения войск ведению наступательных боев. Основной целью этого обучения ставилось привитие войскам приемов наступления в условиях глубокого развития успеха, т. е. следовательно в условиях возможного перехода от позиционных к маневренным действиям. Предстояло, выведя войска из окопов, воскресить в их сознании важность частной инициативы, умения вести бой в условиях отказа от сплошного фронта, в расчлененных боевых порядках, с полным использованием всей силы продвигаемого вперед огня и с закреплением пройденного пространства.

Выработав тактическую доктрину в соответствии с новейшим боевым опытом, германцы проверили правильность своих представлений в успешном наступлении под Ригой в декабре 1917 г. После этого соответствующие указания были преподаны войскам в изданной 1 января 1918 г. инструкции «Наступление в позиционной войне»(1). Поскольку она характеризует определенный перелом в тактических взглядах на метод ведения наступательного боя и в частности значительно отличается от французской и английской точек зрения, представляется необходимым остановиться на ней более подробно.
________________
1. С дополнениями от 24 января, 2 и 16 февраля, 17 апреля и 27 июля 1918 г.


Основными положениями этой инструкции являлись следующие:

1. Цель наступательного боя может быть двоякая: или ограниченная (улучшение собственного расположения, демонстрации) или решительная (прорыв, расширяемый от тактического к оперативному и приводящий к маневренной войне). Прорыв осуществляется сосредоточением на широком фронте мощных сил и средств; успех достигается методичностью подготовки, внезапностью, быстротой и силой ударов и большой глубиной проникновения.

2. Внезапность обеспечивается скрытностью всей подготовки и короткой (2—4 часа) артиллерийской подготовкой, основанной на отказе от разрушения с заменой нейтрализации неприятельской пехоты и артиллерии массовым применением химснарядов и уничтожением препятствий минометами.

3. Сила первого удара должна ошеломить и деморализовать противника. Он обеспечивается поддержкой мощной массы минометов и орудий (до 100 орудий на 1 км фронта атаки). Непрерывность действия достигается тем, что раз начатая атака должна безостановочно развиваться на возможно большую глубину. Быстрота продвижения обеспечивается парализованием неприятельской огневой системы. Артиллерийская система противника будет нарушена продвижением в глубину на 8—10 км. При борьбе с неприятельской пехотой не следует упорствовать в лобовых атаках на опорные пункты, просачиваясь обходом с фланга и с тыла.

4. Наступление на большую глубину (до 10 км в первый же день боя) не может быть полностью поддержано артиллерией. Поэтому бой расчленяется на два периода:

а) бой в позиционной зоне под прикрытием подвижного артиллерийского вала, расчищающего путь пехоте; здесь скорость боевого продвижения пехоты равна скорости движения огневого вала (1 км в час); управление боем строго централизовано, инициатива младших начальников ограничивается до минимума; помимо организации огневого вала артиллерия атаки продолжает обстрел неприятельской артиллерии;

б) бой за пределами досягаемости огневого вала; управление децентрализуется, бой ведется на основе инициативы частных начальников и гибких методов атаки; важнейшее значение имеет быстрое выдвижение вперед не только легкой, но и тяжелой артиллерии и боевых припасов (для организации артиллерийской подготовки следующего скачка пехоты); успешность самостоятельной борьбы пехоты с встречающимися препятствиями (огневые точки, опорные пункты, узлы сопротивления) обеспечивается сопровождением пехоты приданной ей артиллерией и минометами на колесном ходу; разведывательная и штурмовая авиация оказывает помощь на поле боя пехоте и артиллерии.

5. С целью получения глубоко эшелонированного боевого порядка фронт атаки пехотной дивизии не должен превышать 2 км, а пехотного полка — 800 м(2). Обычное построение пехотной дивизии для атаки: 2 полка — в первой линии, третий полк — в резерве во второй линии. В целях производства глубокого прорыва на основе единого усилия пехотные дивизии, введенные в бой, не сменяются до полного истощения(3). 2—3 дивизионных участка сводятся в корпусной участок. Во второй и третьей линиях располагаются пехотные дивизии резерва высшего командования, предназначенные как для замены истощенных дивизий второй линии, так и для усиления направлений, на которых уже достигнут успех.
________________
2. Эти нормы относились не к исходному положению для атаки, а к ширине рубежа, подлежащего занятию в первый день наступления. Отклонение от этих норм допускалось в исключительных случаях. Нарезку полос наступления для дивизий менее 2 км следовало избегать, так как такая большая плотность фронта влекла излишние потери, затрудняла управление и стесняла снабжение войск (нехватка дорог для подвоза).
3. Это положение находит свое обоснование в оценке германцами английского опыта наступления в 1917 г. под Аррасом и во Фландрии.



6. Особой заботой командования являются: а) обеспечение пехоты от лишних потерь и экономное ее расходование путем предельного использования технических средств борьбы; б) постоянное наличие резервов путем восстановления их в ходе боя(4) и в) своевременный (но отнюдь не преждевременный) ввод резервов в дело на направлениях успешно развивающегося наступления; резервы используются для ударов во фланги и тыл; это в особенности относится к действиям 2-го и 3-го эшелонов(5).
Таким образом инструкция основывала достижение успеха на:

1) внезапности удара (сохранение тайны, маскировка, короткая артподготовка);
2) силе и быстроте вторжения (мощный кулак, глубокое построение, деятельная помощь артиллерии);
3) глубине проникновения (энергичное использование первоначального успеха).

Как указанная выше инструкция, так и ряд других наставлений содержали детальные указания и в отношении применения различных родов войск. Суть этих указаний сводилась к следующему:

А. Пехота. Обеспечивая пехоте мощную артиллерийскую поддержку, немцы считали, что в нужные моменты пехота должна обходиться собственными силами. Для этого она усилилась придаваемыми пехотным батальонам пехотной артиллерией и минометами в запряжках. Пехота атакует в разреженном боевом порядке; легкий пулемет и стрелки образуют стрелковые отделения как низовую боевую ячейку; станковые пулеметы стрельбой с тыловых позиций обеспечивают продвижение стрелковых отделений.

Быстро проскочив зону заградительного огня противника и не задерживаясь на фронтальных атаках опорных пунктов в глубине его расположения, атакующая пехота непрерывно развивает бой в глубину, неотвязно преследуя противника(6). При наступлении части не подравниваются и не ожидают друг друга; если противник оказывает сопротивление, станковые пулеметы, минометы и пехотная артиллерия сосредоточивают огонь, а стрелки с легкими пулеметами обходят с флангов для удара с тыла. Забота об обеспечении флангов не должна ослаблять или замедлять удар.
________________
4. Германцы считали ошибочным использование англичанами дивизий 2-го эшелона для скорейшей замены потрепанных дивизий 1-го эшелона, вместо того чтобы использовать их на направлениях обозначившегося успеха.
5. Вообще накоплению и сохранению резервов германское командование придавало особое значение. Людендорф дал совершенно четкое указание, что во избежание преждевременного ввода в дело резервов дивизии 1-го эшелона должны в первый же день атаки собственными силами достичь района эшелонированной в глубине неприятельской артиллерии. По этим же соображениям он воспрещал смену дивизий 1-го эшелона в конце первого дня атаки. На эти дивизии возлагалась вся тяжесть прорыва оборонительной полосы на всю глубину.
6. Это положение было выдвинуто германцами в противовес английской тактике, построенной на схематизме атаки пехотой. Английская пехота наступала волнами, число которых обычно равнялось числу объектов атаки. Каждая волна, достигнув назначенного рубежа, приостанавливалась, выбрасывая вперед только патрули. Отсюда — паралич наступательного порыва войск и медленное достижение успеха.



Обычное построение атакующей пехоты принималось следующее (см. схему).



На схеме показан боевой порядок атакующей пехотной дивизии первой линии(7). Подробности построения пехотного полка и батальона видны из чертежа. Батальонные пулеметные роты делились между стрелковыми ротами первой линии и резервом. Минометы находились при ротных поддержках. Головным батальонам придавались штурмовые отряды и саперные части. Дивизион 77-мм орудий разбивался по одной батарее на пехотный полк.

За дивизиями первой линии продвигались дивизии 2-го эшелона корпуса. Эти последние ставились в 2—3 км позади ударных дивизий первой линии и вводились в дело при первых признаках замедления темпа наступления или для парирования случайностей. Дивизии третьей линии двигались в 15—20 км позади линии фронта.
________________
7. Капустин. Оперативное искусство в позиционной войне, стр. 158.


Б. Артиллерия. Вся артиллерия разделялась на группы:

а) «Ика» — для борьбы против пехоты с задачей подготовки атаки неприятельских пехотных позиций, по одной на участок каждой пехотной дивизии первой линии; артиллерийская группа «Ика» разбивалась на подгруппы по числу пехотных полков; в свою очередь каждая из подгрупп разбивалась на 2 сводных дивизиона, имевших задачей подготовку атаки: один — первой неприятельской полосы, другой — второй полосы; «Ика» подчинялись дивизиям первой линии;

б) «Ака» — для борьбы с неприятельской артиллерией, по одной группе на участок каждого атакующего корпуса; подчинялись штабам корпусов и разделялись на подгруппы по числу пехотных дивизий первой линии; начальником «Ака» являлся начальник артиллерии «позиционной» дивизии(8);

в) «Фека» — дальнобойные и фланкирующие группы, по одной на участок каждого корпуса; задача — деморализация тыла и фланкирование неприятельских позиций; подчинялись штабам корпусов; при большом количестве батарей, входивших в состав группы «Фека», она подразделялась на две подгруппы — дальнобойную и фланкирующую;

г) «Барбара», или «Швефла», — группы особо мощной артиллерии по одной на каждую армию с задачей обстрела на самые дальние расстояния; подчинялись штабам армий.

Для непосредственного сопровождения пехоты в бою, как сказано выше, назначался обычно 1 дивизион 77-мм орудий на каждую наступающую дивизию (1 батарея на пехотный полк). Не принимая участия в артподготовке, эта артиллерия имела своим назначением ликвидацию огнем с ближних дистанций пулеметных гнезд, узлов сопротивления, танков и тому подобных препятствий, встречающихся на пути наступающей пехоты.

Короткая(9) артподготовка начинается внезапно, без пристрелки, огонь ведется по методу уточненной, заранее исчисленной стрельбы. Вместо разрушения артподготовка ограничивалась нейтрализацией огневых средств противника (химснаряды). Подготовка открывается огневым нападением (длительностью в 1—2 часа) на неприятельскую артиллерию (участвуют группы «Ика», «Ака» и все минометы), после чего начинается планомерная подготовка атаки пехотных позиций. Борьба с неприятельской артиллерией ведется до рассвета, подавление пехоты противника — с рассветом(10).

С выходом пехоты в атаку артиллерия (в том числе и тяжелая гаубичная) организует подвижное огневое заграждение (огневой вал), расчищающее дорогу пехоте. Движение огневого вала скачками в 200 м через каждые 5—6 мин. (т. е. 1 км в 40—50 мин.). Огневой вал применяется двух видов: или простой (осколочный огонь) или двойной, когда осколочному огню, непосредственно предшествовавшему пехоте, в свою очередь предшествовал огонь химснарядов.
________________
8. Ударный корпус обычно получал для атаки участок, занимаемый одной
«позиционной» дивизией. Отличное знакомство с местными условиями начальника артиллерии «позиционной» дивизии являлось решающим доводом в пользу передачи в его руки организации противоартиллерийской борьбы в масштабе корпуса.
9. Длительность артподготовки в немецких наступлениях 1918 г.:
21 марта — 5 час.;
27 марта — 2 ч. 40 м.;
9 июня — 3 ч. 45 м.;
15 июля — 4 часа.
10. В последних германских наступлениях вся артподготовка заканчивалась до рассвета.



Скачки огневого вала производятся механически по сверенным часам. Пехота в нужных случаях своими сигналами (ракеты) регулировала скорость огневого вала. Когда продвижение наступающей пехоты выходит из сферы дальности огневого вала, то в целях поддержки пехоты (помимо непосредственно следовавшей с пехотой приданной артиллерии сопровождения) начинается поэшелонное выдвижение вперед большей части всей сосредоточенной артиллерии (в первую очередь дивизионной). Затруднения в подвозе огнеприпасов ограничивают количество выдвигаемой артиллерии фактическими возможностями этого подвоза. При дальнейшем развитии успеха (тактическое преследование) пехота должна рассчитывать только на свою дивизионную артиллерию и то только в том числе батарей, огонь которых мог быть обеспечен подвозом требуемых снарядов.

В. Авиация. Изданные наставления, используя опыт больших боев 1917 г., вместе с тем подчеркивали особенности действий авиации в условиях, приближающихся к условиям маневренной войны.

В момент штурма истребительная авиация должна обеспечить господство в воздухе, стремясь к достижению успеха в районах, имеющих решающее значение в плане земных действий. Общевойсковое командование и истребители поддерживают тесную связь. Истребительные соединения информируются о ходе боевых действий на земле и получают по своей линии точные боевые задания. Основная масса истребительной авиации остается в подчинении армии. Атакующим корпусам передаются в подчинение истребительные эскадрильи. Особенное значение придается наблюдению над полем боя с целью своевременного обнаружения маневров противника и направления огня атакующего в пункты скопления неприятельской пехоты, танков, расположения артиллерии и т. д. Была регламентирована служба летчиков пехоты (поддержание связи с пехотой, указание ей положения противника, обслуживание командования и артиллерийских летчиков).

Наступающая пехота поддерживается боевыми действиями штурмовой авиации. Если раньше это содействие носило случайный характер и оказывалось отдельно действовавшими пехотными самолетами, то теперь признавалась необходимость планомерной работы во взаимодействии с пехотой и со вводом целых отрядов (в 6—20 самолетов). Действуя на низких высотах (50—100 м), штурмовики атакуют огнем неприятельскую пехоту, артиллерию, пулеметные гнезда. При распределении штурмовых соединений следует избегать равномерного распыления их по всему фронту наступления, стремясь обеспечить массированное их применение на участках главного удара. С этой целью ударным корпусам придавались сильные группы штурмовой авиации.

Неприятельский тыл бомбардируется ночными налетами бомбардировочных эскадрилий. Рекомендуется прибегать и к дневным налетам.

В целях установления прочной связи с земным командованием аэродромы должны избираться в возможной близости к штабам дивизий. Кроме того к этим штабам от авиации высылаются офицеры как делегаты связи, в обязанность которых входило также подыскание около штабов дивизии посадочных площадок для самолетов пехоты.

В области применения воздухоплавательных частей германцы использовали опыт действий 14-й германской армии в Италии в 1917 г. Особое внимание было обращено на подвижность воздухоплавательных станций путем уменьшения зависимости от подвоза из тыла. От аэростатов требовалось, чтобы они, не отставая, продвигались вслед за наступающей пехотой.

Г. Танки(11). Поскольку к началу 1918 г. танки, опыт применения которых союзниками в 1917 г. (в особенности первых танковых выступлений) не оставил у германского командования впечатления серьезного боевого средства, не были введены на вооружение армии, постольку не были разработаны указания по их применению. В изданной ставкой инструкции «Взаимодействие танков с пехотой» по существу отрицалась необходимость этого взаимодействия, наоборот признавалось правильным, что пехота и танки продвигаются независимо друг от друга.

Д. Химические средства. К началу 1918 г. наибольшее значение немцы придавали обстрелу химснарядами, массовым использованием которых они добивались ускорения подавления противника и затруднения для него ведения боя, принуждая действовать в противогазах.

При организации огневого вала применялись дымовые снаряды, маскировавшие наступающую пехоту.

ФРАНЦУЗСКАЯ ОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА (ОБОРОНА)

Решение, принятое Антантой на 1918 г., держаться выжидательного образа действий впредь до прибытия американской помощи обусловило необходимость подготовки к оборонительным операциям и прежде всего к уточнению взглядов в области обороны.

Взгляды на оборону были регламентированы в целом ряде изданных французским командованием инструкций и наставлений, определивших подготовку войск к ведению оборонительных боев, с которыми они встретили германское наступление в первой половине 1918 г.(12).

Собственный опыт обороны в 1916 г. (Верден) и в 1917 г (контрнаступления германцев), германский опыт обороны при наступлениях союзников в 1917 г. и новые приемы германской наступательной тактики 1917 г. (Рига, Капоррето) дали в распоряжение французов материал, побудивший их пересмотреть свои взгляды в области обороны и перестроить их в соответствии с текущими условиями. В итоге французы во многом согласились с германцами.
________________
11. Как известно, германцы недооценили значения танков, а потому и не приняли своевременных мер к массовому их производству. К началу 1918 г. германская армия имела всего 10 танков. К концу 1918 г. это количество (вместе с трофейными танками) увеличилось всего до 45 танков. В отношении противотанковой обороны германцы достигли крупных успехов, идя впереди своих противников.
12. Основные указания изложены в директиве главного французского командования от 22 декабря 1917 г. и в инструкции от 24 января 1918 г. по применению директивы № 4.



Кратко основные положения французов можно сформулировать следующим образом:

1. Жесткая оборона занятого рубежа, основанная на стремлении удержать «во что бы то ни стало» каждый метр занятой территории, уступает место эластичной, упругой обороне из глубины, построенной на глубоком эшелонировании оборонительных средств и маневрировании резервов. Не истощаясь в безнадежных усилиях сохранить территорию, следует помнить, что она будет возвращена контратакой резервов.

2. Армия занимает оборудованное поле сражения, представляющее собой укрепленный район (совокупность укрепленных полос), в пределах которого следует остановить и разбить противника. Все усилия обороны должны быть направлены на удержание второй позиции (полосы), которая является основной позицией сопротивления. Оборона первой полосы (позиция прикрытия) преследует цель дезорганизовать первый натиск противника, а потому ведется ограниченными силами, достаточными для «усиляющейся» обороны наличных укреплений и для обеспечения развертывания основных сил обороны на второй позиции. Гарнизон первой позиции усилить не следует.

Итак — цепляться за первую и защищать вторую полосы(13).

3. Резервы применяются как для местных контратак, так и для контрнаступления на флангах или соседних с атакованными участках.

4. Позицию не следует занимать равномерно. Она должна состоять из ряда узлов (центров) сопротивления (батальонные районы), образуемых сочетанием опорных пунктов (ротные районы). Основной ячейкой подготовки местности и ведения боя является вооруженная автоматическим оружием «боевая группа». Для боя эти группы располагаются в шахматном порядке для достижения взаимодействия.

5. Глубина укрепленной полосы — 6—8 км. Окопы связываются отсеками и приспособленными для обороны ходами сообщения. Дивизия для обороны получает участок в 2—4 км по фронту.

6. Во избежание скучивания артиллерии к общего нарушения системы артогня обороны при вторжении противника артиллерия эшелонируется в глубину. Часть участковой артиллерии оставляется в тылу, служа запряженным резервом с задачей подготовки контратаки и усиления обороны второй полосы. При ликвидации прорывов предусматривается снятие с неатакованных участков приданной (т. е. не входящей органически в состав дивизий и корпусов) артиллерии и переброска ее вместе с «возимой» артиллерией на угрожаемые участки. Плотность артиллерии обороны признавалась достаточной в количестве 12—15 батарей на 1 км фронта.
Таковы были основные тактические положения оборонительного боя, принятые во французской армии к началу 1918 г. Перерастание оборонительных линий в укрепленные полосы, эшелонирование обороны в глубину, активность в применении резервов, — все это взято французами у германцев, сформировавших свою оборонительную атаку еще в конце первой половины 1917 г. Таким образом французская доктрина обороны развивалась по германскому пути, но с опозданием на полгода(14). Еще к марту 1918 г. французы подошли с устаревшей концепцией взглядов на оборону, базируясь на «жесткость» обороны передней позиции.
________________
13. Это правильное положение не было воспринято войсками, за что они сильно поплатились при германском наступлении, в особенности в бою 27 мая 1918 г. на Шмен-де-Дам (б-я французская армия).
14. См. Люка, Эволюция тактических идей во Франции и Германии во время войны 1914—1918 гг., стр. 62.



Дальнейшая эволюция этих взглядов и их уточнение проходят под знаком большого опыта оборонительных боев при отражении немецких наступлений первой половины 1918 г. Позднейшие инструкции (в апреле и июне) подчеркивали доминирующую важность организации обороны позиции сопротивления, гарнизон которой должен составлять большую часть всех сил и средств (2/3 или 3/4). Активные участки позиции занимаются «боевыми группами» в шахматном порядке. Пассивные участки только наблюдаются, они прикрываются искусственными препятствиями и держатся под перекрестным огнем. Основная масса артиллерии располагается позади позиции сопротивления(15) и держит под своим огнем все подступы к позициям прикрытия и сопротивления. Батареи эшелонируются в глубину, занимают маскированные позиции и во избежание поражения неприятельским огнем часто их меняют.
________________
15. Так как передний край позиции сопротивления отстоял от позиции
прикрытия на 2 км, то, считая удаление артиллерийских позиций от переднего края позиционного сопротивления также 2 км, получим удаление артиллерии от переднего края позиции прикрытия в 4 км.



Французская оборонительная тактика, с некоторым отставанием эволюционируя по германскому образцу, в общем основывалась на правильной предпосылке, указывающей на неотвратимость тактического прорыва передовой позиции. Непрерывно возраставшая и на рубеже 1917 и 1918 гг. достигшая своего апогея качественная и количественная мощь средств наступления обусловила безотказный успех первого броска наступающего, ликвидирующего сопротивление передовых эшелонов обороны. Но в дальнейшем условия менялись в пользу обороны (оборудованная местность, точно организованная система огня, фортификационная мощь укреплений, падение подвижности наступающего, отставание его средств подавления); под прикрытием с фронта маневр резервами (на базе сильно увеличившейся оперативно-тактической их подвижности) предоставлял возможность ликвидировать успех наступающего. Поэтому основы французской организации обороны — отказ от упорства в обороне передовых позиций, эшелонирование обороны в глубину и активное применение резервов (местные контратаки и общие контрудары), являются вполне целесообразными.



Германская наступательная доктрина

Опыт мартовского (и апрельского) наступления привел германское командование к убеждению, что в основном тактика наступательного боя отвечает сложившимся условиям. Однако по ряду отдельных положений в инструкции, изданные перед мартовским наступлением, являлась необходимость вносить уточнения, а иногда и некоторые изменения. Эти новые указания, легшие в основу тактических действий в майском наступлении, были изложены в инструкции главного германского командования от 17 апреля 1918 г. и в дополнительно развитых инструкциях, изданных в мае.

Чрезвычайно важным явилось то обстоятельство, что в отличие от инструкции 24 января инструкция 17 апреля подчеркивает необходимость различать два вида наступления: 1) методическую атаку в условиях позиционной войны против противника, нанимающего сплошную укрепленную полосу (полосы), и 2) атаку междуполосного пространства в условиях ведения атак на противника, не имеющего сплошного фронта.

В первом случае попрежнему должна применяться артподготовка, а самое выполнение атак производилось по точно разработанному плану и под жестким управлением высшего командования. Что касается форм и методов действий пехоты, то предыдущий опыт не давал оснований менять установленные взгляды в этой области.

Во втором случае (атаки в междуполосном пространстве) была отменена продолжительная артподготовка, признанная ненужной. Успех зависит не столько от этой подготовки и планового руководства боем со стороны высшего начальника, сколько от быстроты действий, находчивости и энергии младших начальников. Наибольшую опасность и тормоз в продвижении наступающей пехоты являли сохранившиеся неприятельские пулеметные гнезда; отсюда — пехота должна уметь справляться с ними собственными средствами, опираясь на помощь приданной артиллерии и минометов; быстрота и непрерывность наступления должны обеспечиваться успешными боями батальонов 1-го эшелона наступающих полков. Опыт мартовских боев показал, что в подавляющем числе случаев артиллерия, сопровождавшая пехоту, запаздывала. Поэтому инструкция от 17 апреля рекомендовала придачу головным батальонам артиллерийских взводов. Пехотные полки также должны получить достаточную артиллерию. Таким образом германцы придавали большое значение быстрому продвижению пехоты в условиях подвижного боя в междуполосном пространстве. Эта быстрота обеспечивалась энергичным движением и быстрым прорывом неприятельских позиций специальными «смешанными» батальонами 1-го эшелона наступающих полков.

Пулемет признавался неоспоримым главным оружием пехоты. Его во всех случаях следует выдвигать вперед, сберегая пехоту. Каждый начальник вводит в дело свой резерв (т. е. пехоту) не ранее, чем после полного использования огневых средств. В своей полосе наступления пехота, ранее выдвигавшая густые прикрывающие части, ныне должна эшелонироваться в глубину, одновременно избегая равномерного распределения по фронту. Боевые технические средства, помогающие пехоте, также должны располагать нужной глубиной. Обращалось внимание на теснейшее взаимодействие пехоты с войсками сопровождения и в частности пехоты с артиллерией. Ведя борьбу в глубине неприятельской укрепленной полосы, пехота наступает под прикрытием подвижного артиллерийского огневого вала. Однако не следует воспитывать пехоту в сознании, будто этот огневой вал является решающим условием успеха. При его отсутствии пехота должна уметь выполнять свои задачи энергичным наступлением и полным и умелым использованием своих огневых средств.

Основой действия пехоты должно служить быстрое использование ею достигнутых успехов. При продвижении вперед пехота маневром и окружением захватывает все узлы сопротивления, полностью используя при этом огонь всех находящихся в ее распоряжении средств. Головные наступающие части не должны оглядываться назад и заботиться об охранении своих флангов и тыла — это входит в обязанности последующих эшелонов.

Подчеркивая вышеупомянутые положения, инструкция от 17 апреля (изданная после принятия решения о майском наступлении) оставляла в силе основные положения ранее выпущенных указаний о тактике наступательного боя.

Взгляды французов на организацию обороны

Со времени оборонительных боев в марте и апреле существенных изменений в тактических взглядах в вопросах организации обороны не произошло. Основные положения остались прежними. Однако принцип обороны из глубины, в нужных случаях сопряженной с добровольным очищением первых позиций, ко времени майского наступления германцев не проник в толщу армии; французская оборона попрежнему цеплялась за первые слабо занятые при этом линии, стремясь удержать занятое пространство. Это непонимание изменившихся условий оборонительного боя в связи с изменением наступательной тактики германцев обусловило жестокую неудачу обороны в первые же дни майского наступления германцев. Лишь позднее, ко времени третьего германского наступления (в июле), войска оценили выгоду очищения передовых позиций и отнесения центра тяжести обороны на вторую полосу.

Варфоломеев Н. Ударная армия. М., 1933.


Вышеупомянутый Люка в своей работе делает интересное замечание (раздел про довоенную немецкую доктрину):

«Устав [пехоты] 1906 года, в свою очередь, особенно рекомендует охват, как наилучший тактический прием: «Сочетание фронтальной атаки с охватом является наиболее верным залогом успеха». Немецкая пехота не переставала в течение всей войны применять в своих атаках именно этот способ охвата, который сочли якобы открытым лишь в 1918 году и который назвали просачиванием (Infiltration)».

Да и в целом кажется, что возносимая в последнее время «тактика штурмовых групп/батальонов» не играла столь важную роль в прорывах 1918 года, в отличие от артиллерии (на всех уровнях подчинения).
Tags: Военная теория, ПМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments