Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

"На обучение обороне следует отводить достаточно времени, пожалуй не меньше, чем на наступление" (I)

А. Соколов

Сила современной обороны

Мировая война в самом же начале неожиданно для всех воюющих армий показала, что пехота, вооруженная автоматическим оружием и укрепившаяся на местности, обладает большой силой сопротивления. Эволюционируя в дальнейшем ходе войны, оборона получила еще большую устойчивость и упругость. Из тонкой линии она превратилась в широкую полосу, по всей глубине которой располагались огневые пулеметные точки, а сзади находились артиллерия и резервы.

Для преодоления такой обороны наступающий должен был сосредоточивать массу артиллерии, преимущественно тяжелых калибров. Были изобретены новые средства подавления — танки, отравляющие вещества; для той же цели в больших количествах была привлечена авиация. В корне были пересмотрены и изменены методы наступления. Основными требованиями для успешности наступления были выдвинуты внезапность и одновременное подавление всей тактической глубины обороны. В этих целях отказались от многодневной артиллерийской подготовки на разрушение оборонительных сооружений, ограничившись только подавлением обороны. Скрытное сосредоточение на сравнительно узком участке фронта большого количества войск, техники и разнообразных средств для их боевого питания потребовало принятия больших, специальных и очень сложных маскировочных мероприятий. Подготовка большой наступательной операции стала занимать много времени. «Бой, — говорит Кюльман,— напоминал некоторые катастрофы в природе: в течение нескольких столетий поток подтачивает подножие горы; затем, когда равновесие нарушено, в несколько секунд скалы с грохотом обрушиваются, уничтожая селения, изменяя весь вид местности»(1).

Эти новые методы атаки были практически проверены в 1918 г. наступлениях «большого стиля». Однако, результат их оказался значительно меньше того, какой ожидался. Вся эта сложная «наступательная машина» действительно дала возможность и очень быстро прорывать тактическую полосу обороны. Но выйти на простор маневренных полей, к чему стремились воюющие армии, не удалось. Оказалось, что оборона в состоянии быстро восстановить новый фронт в глубине образовавшейся бреши.
________________________
1. Кюльман, Общая тактика.


Наступающий должен был снова и снова подготовлять и производить атаки этого нового фронта, углубляясь в мешок, который получился в начертании фронта противника. Силы наступающего быстро расходовались, резервы истощались и наступление затухало. Мировая война закончилась под знаком бессилия преодолеть «позиционность».

В послевоенный период вплоть до настоящего времени развитие средств наступления (подавления) ведется, главным образом, исходя из основной цели — преодолеть силу обороны, исключить возможность повторения позиционной войны. Это развитие идет как по линии количественного и качественного роста технических средств подавления, так и по линии усовершенствования приемов и методов ведения наступательной операции.

Пехота, увеличив количество автоматического оружия, состоящего на ее вооружении, улучшив его скорострельность и меткость, получила свою артиллерию сопровождения в виде минометов, противотанковых и полковых орудий. Это позволяет ей самостоятельно вести борьбу внутри оборонительной полосы противника, когда поддержка артиллерии и танков будет невозможна. Использование мотора позволяет пехоте осуществлять маневр крупными силами и большого размаха в очень короткий срок.

Артиллерия, наряду с большим количественным ростом, увеличила свою мощность и почти вдвое увеличила дальнобойность (по сравнению с концом мировой войны). В лице мотора артиллерия получила средство, позволяющее ей быстро маневрировать и сосредоточиваться в больших массах к району наступления. Усовершенствование методов стрельбы в сочетании с большими дальностями и современными средствами разведки и наблюдения позволяет ей осуществлять одновременное подавление не только тактической, но в значительной мере и оперативной глубины обороны.

Танки — новое средство подавления, появившееся в период мировой войны, — за короткое время прошли чрезвычайно большой путь развития. В несколько раз увеличилась их скорость, улучшены броневая защита, вооружение и маневренность. Из вспомогательного средства атаки механизированные части превратились в самостоятельный род войск, способный к нанесению быстрых и решительных ударов. Механизированные части в сочетании с моторизованной пехотой или конницей являются основой мото-механизированных соединений, предназначаемых для осуществления самостоятельных ударов по флангам, по тылам и сообщениям противника, а равно и для развития прорыва на фронте.

Не менее быстрый и разительный путь развития проделала авиация. Она также стала самостоятельным родом войск, способным как к нанесению быстрых и решительных ударов на фронте во взаимодействии с наземной армией, так и к проведению самостоятельных операций по подавлению глубокого тыла противника.

Меньше всего известно о развитии химических средств борьбы. Но постоянная и настойчивая работа над изобретением новых боевых отравляющих веществ, ведущаяся в лабораториях всех капиталистических государств, свидетельствует о том, что и в этом отношении нужно ожидать крупных усовершенствовании.

Наконец, службы управления и обеспечения получили в свое распоряжение многочисленные и разнообразные технические средства, позволяющие нм полностью обеспечить подготовку и проведение современной сложной наступательной операции.

В полном соответствии с развитием и усовершенствованием технических средств борьбы претерпел изменения и метод проведения современной наступательной операции. Ее успех базируется, главным образом, на внезапности нападения, на быстроте маневра превосходными силами массированной техники по флангу и тылу противника. В случае невозможности осуществить внезапный удар по слабому месту (флангу и тылу), успех фронтальной атаки достигается одновременным подавлением всей тактической и оперативной глубины расположения противника, что также должно приводить к окружению и уничтожению его жигой силы. Осуществленный прорыв завершается ударом быстроподвижных войск по образованным флангам и глубокому тылу. Быстрота маневрирования войск, развивающих прорыв (мото-мехсоединения, механизированная конница, авиация), должна приводить к полному разгрому противника, не позволяя ему восстановить новый фронт.

Таким образом, современные армии обладают огромной ударной силой и быстротой маневрирования, т. е. теми элементами, которые всегда в прошлом обеспечивали успех наступления. Естественно, поэтому, возникает вопрос: насколько оборона может противостоять поступлению современной ударной армии?

Этот вопрос серьезно занимает внимание военных теоретиков за рубежом. Наряду с ультранаступательными теориями, пытающимися разрешить вооруженный конфликт одним внезапным ударом мото-механизированных и воздушных сил, в последнее время все чаще и чаще раздаются голоса о том, что оборона попрежнему остается трудноодолимой.

Из числа последних можно указать на известного английского писателя капитана Лиддель-Гарта. В одной из последних своих статей он заявляет: «Моя точка зрения состоит в том, что все потенциальные возможности развития наступательной мощи значительно перекрываются действительным ростом, часто незамечаемым, мощи обороны; прогресс механизации усилил возможности сопротивления больше, чем можно было ожидать от усиления возможностей атаки»(2).

Мы не склонны разделять этот достаточно «пессимистический» взгляд бывшего апологета механизации. Наступление попрежнему остается решающей формой боя. Современная техника в умелых и надежных руках дает полную возможность сломить сопротивление противника как в маневренных, так и в позиционных условиях.
________________________
2. См. «Военный зарубежник» № 7, 1937 г.

Но мы решительно отвергаем и чересчур «оптимистические» взгляды фашистских военных теоретиков, мечтающих завоевывать целые страны одним сокрушительным ударом. Фашистское «бытие» определяет их оперативное сознание. Боязнь своего вооруженного народа, отсутствие надежды выдержать длительное военное напряжение заставляют их искать выход во что бы то ни стало и в самые короткие сроки. Отсюда — все расчеты на молниеносные сокрушительные операции.

Сам по себе спор о том, что сильнее: оборона или наступление, достаточно беспредметен.

Вопрос в конечном счете решается не только средствами, которыми располагают оборона или наступление, но и тем, кто ведет оборону и кто ведет наступление. И оборона и наступление ведутся одной и той же армией, одним и тем же оружием, одними и теми же техническими средствами. Это разные формы боя, из которых каждая имеет свои сильные и свои слабые стороны. От искусства полководца зависит избрать сильнейшую в данной конкретной обстановке форму боя для достижения основной цели — победы.

Мы ставим своей задачей рассмотреть сильные стороны современной обороны, которые позволят сделать нашу оборону действительно «непреодолимой для врага, как бы силен он ни был на данном направлении» (ПУ 36, ст. 10).

Основы обороны

Основные положения организации обороны и ведения оборонительного боя, установленные во время мировой войны на основе ее опыта, остаются неизменными до настоящего времени. Если в отношении наступления идут большие споры, выдвигаются защитники исключительных преимуществ то одного, то другого рода войск, то в отношении обороны существует полное единство мнений. И это понятно: принципы организации обороны слишком просты и самоочевидны, чтобы по ним могли возникать какие-либо разногласия.

Обороняющийся использует то же самое оружие, что и наступающий, но в несравненно более благоприятных условиях для эффективности его действия. Оружие в обороне расположено стационарно, пользуется заранее подготовленными расчетами и измерениями для ведения огня, хорошо замаскировано и защищено более или менее прочными инженерными сооружениями и имеет впереди себя препятствия. Эти пассивные свои элементы оборона сочетает с активными — контратаками или контрнаступлением, — вводимыми в действие в тот момент, когда наступающий понесет значительные потери и будет расстроен сопротивлением пассивных элементов.

Наш Полевой устав так определяет сильные стороны обороны:

«Сила обороны заключается в наиболее выгодном использовании огня, местности, инженерного дела и химических средств.

Оборона, соединенная с наступательными действиями или с последующим переходом в наступление, особенно во фланг ослабленного противника, может привести к полному его поражению» (ПУ 36, ст. 224).

Точно так же определяет силу обороны французское наставление по использованию крупных войсковых соединений 1937 г.: «Сила обороны основывается на сочетании хорошей системы огня и препятствий, на тщательно продуманном оборудовании местности и на маневре резервов» (ст. 248).

Германский устав «Вождение войск» 1933 г., в целом отдавая предпочтение маневренной или подвижной обороне (сдерживающее сопротивление), основное значение в оборонительных действиях придает силе огня. «Отпор основывается преимущественно на огне (подчеркнуто в уставе. — А. С.). Поэтому дающий отпор должен стремиться создать возможно большую действительность огня. В первую очередь он опирается при этом на детальное знакомство с полем боя, на возможность лучшего использования местности, а также на устройство укреплений и на превосходство огня угнездившегося стреляющего над стрельбой находящегося в движении наступающего» (ст. 427).

Итак, сущность обороны и ее сила заключаются в максимальном использовании огня, в инженерном усилении избранной для обороны местности и в маневре живой силы, вводимой в тот момент, когда наступающий будет расстроен огнем обороны.

Рассмотрим эти элементы, на которых базируется оборона, с точки зрения их современных возможностей.

Огонь

Современный пехотный батальон большинства европейских армий имеет на вооружении (не считая винтовок) 16 станковых и 36 легких пулеметов, 2 мелкокалиберных пушки и миномет. Считая, что 2/3 этого оружия будут вести огонь перед передним краем батальона, мы получаем сноп огня около 12 000 пуль в минуту. По опыту мировой войны установлено, что при плотности огня 5 пуль в минуту на 1 м фронта создается огневое заграждение, непреодолимое для открыто наступающей пехоты. Следовательно, современный батальон в состоянии дать перед своим передним краем непреодолимое огневое заграждение на фронте несколько больше 2 км. При этом почти такой же плотности огонь остается и в глубине его оборонительного района (до 1,5 км) за счет остающейся 1/3 его огневых средств и поддержки батальонов второго эшелона.

Если по количеству автоматического оружия, состоящего на его вооружении, современный пехотный батальон остался собственно на уровне французского батальона конца мировой войны, то по качеству этого оружия он значительно ушел вперед. После окончания мировой войны почти все армии перевооружили свою пехоту лучшими образцами оружия (уменьшение веса, увеличение скорострельности и меткости). Непрекращающаяся работа конструкторов во всех зарубежных армиях создает все новые и более совершенные образцы оружия. Поэтому необходимо считаться с том, что вскоре же после начала войны пехота воюющих армий может получить новое, более скорострельное и меткое, с большей пробивной способностью оружие. Несомненно, что современная магазинная винтовка в большинстве армий будет полностью заменена автоматической винтовкой.

«Огневая мощь пехотного оружия современных пехотных дивизий превышает таковую конца мировой войны не меньше, чем в 10 раз», — так утверждает Эймансбергер(3). Может быть, эта конкретная цифра несколько преувеличена, но совершенно несомненно, что огневая мощь современной пехоты увеличилась во много раз.

Огонь автоматического оружия в обороне будет дополняться огнем артиллерии. Пехотная дивизия передовых европейских армий имеет на вооружении в среднем 60 орудий дивизионной артиллерии (без минометов и противотанковых орудий). Считая, что одно орудие может дать огневое заграждение на фронте 50 м (200 м на батарею), вся дивизионная артиллерия может поставить заграждение на фронте 3 км. Таким образом, при обороне дивизии «на нормальном фронте (8—12 км) артиллерия в состоянии дать непреодолимое заграждение на 1/3—1/4 его протяжения. Используя дальность своего огня и маневрирование траекториями, артиллерия в состоянии поставить это заграждение на любом участке дивизионного фронта.

Инженерные средства

Пехотная дивизия имеющимися у нее средствами (носимый и возимый шанцевый инструмент и некоторые машины) в состоянии закопаться в землю в течение одних суток. При усилении ее инженерными средствами (придача машин, подвоз переносных препятствий и элементов разборных закрытий) работы по укреплению могут быть ускорены в несколько раз. Можно считать, что через два дня по занятии позиции современная дивизия может иметь оборонительную полосу с нормальными окопами, легкими укрытиями, ходами сообщения (основными) и полосой препятствий перед передним краем. Если при этом учесть соответствующий рост средств маскировки, то необходимо считать устойчивость обороны очень высокой уже через два-три дня после того, как войска остановились для обороны.

«Сила обороны велика даже тогда, когда времени на ее подготовку имелось немного»,— подчеркивает наш Полевой устав (ст. 163).

Необходимо иметь в виду, что инженерные препятствия будут усиливаться химическими заграждениями. В обороне создаются наиболее благоприятные условия для применения химических средств борьбы. Вот как рисует возможности применения химических средств в обороне германский химик Р. Ганслиан(4).
________________________
3. Танковая война, стр. 299.
4. См. «Военный зарубежник», № 4, 1937 г.



«Обороняющийся будет стремиться еще до подхода противника заразить определенные участки и устроить ловушки(5). В случае необходимости для этой цели могут применяться самолетные приборы, с помощью которых может быть осуществлено заражение в кратчайший срок. Если позволяет время, то с успехом могут применяться автоцистерны и приборы для распыления ОВ... Если ввиду превосходства противника в воздухе заражение местности с помощью авиации невозможно, то необходимо обратиться к артиллерии, которая располагает возможностью в кратчайший срок создать заграждения.

... Так как в подвижной войне необходимо экономно относиться к расходу ОВ, то заражаются лишь те участки, где местность этому благоприятствует или где противник плохо уязвим от действия огня обороняющегося. Участки местности, которые могут быть использованы для наблюдательных пунктов и артиллерийских позиций, должны быть заражены. Точно также должны быть заражены перелески, опушки лесов и г. и., где противник может располагать свои резервы или где он может сосредоточиться для наступления».

Таким образом, если основные элементы, на которых базируется сила обороны (огонь и инженерное усиление местности), внешне (по форме) остались неизменными со времени мировой войны, то по своему содержанию они изменились очень сильно. И сила огня и возможности инженерного усиления местности выросли во много раз. А это значит, что оборона стала более устойчивой, при этом такая повышенная устойчивость возникает значительно скорее, чем это было к концу мировой войны. Ген. Арманго, исследуя опыт войны в Испании, в своих выводах отмечает «относительную легкость восстановления обороны после отступательного маневра»(6) и возросшую мощь обороны в целом.

Противотанковая оборона

Танк в современных условиях является одним из могущественных средств подавления.

Современные армии насыщаются большими количествами танков разных назначений; быстрыми темпами создаются самостоятельные крупные механизированные соединения.

Поэтому оборона должна предусматривать защиту против танков как одну из основных своих задач. «Современная оборона должна быть прежде всего противотанковой», — так определяет эту задачу наш Полевой устав. В каком бы положении ни находились войска (на походе, на отдыхе, в бою и т. п.), они всегда должны быть готовы к отражению нападения танков. В оборонительном бою элементы противотанковой обороны должны получить свое максимальное развитие.
________________________
5. Ловушками Ганслиан называет такие районы, заражение которых может быть обнаружено противником слишком поздно или даже совсем не может быть обнаружено. Для этой цели применяются особые ОВ (с минимальным запахом), действующие спустя некоторое время.
6. Газета «Красная звезда» от 2/IX 1937 г.



Противотанковая оборона, как и оборона вообще, основывается на соответствующем использовании местности и силе огня.

Местность для обороны против танков имеет несравненно больше значение, чем для обороны против пехоты.

Если пехотинец может наступать на любой местности, для него практически нет непреодолимых препятствий, то для танка уже на среднепересеченной местности препятствий будет очень много. Большой густой лес, топкое болото, крутой подъем (более 45°), широкая канава, высокая дамба и т. п. — все эти местные предметы являются достаточно серьезными препятствиями для танка. Пусть некоторые из них и не будут в полном смысле непреодолимыми, но во всяком случае они задержат его, т. е. парализуют одно из основных боевых свойств танка — быстроходность. Поэтому выбор местности труднодоступной для танков не представит больших затруднений.

Однако, тактические соображения далеко не всегда позволят выбирать для обороны танконедоступную местность. Пехота должна уметь обороняться против танков на любой местности.

Инженерное искусство предоставляет в распоряжение обороняющегося большой выбор разнообразных искусственных противотанковых препятствий: рвы, эскарпы, надолбы, проволочные сети, противотанковые мины. Но все эти препятствия, за исключением противотанковых мин. очень трудоемки и требуют большого времени для их возведения. В маневренных условиях, когда на устройство обороны будет иметься всего два-три дня или и того меньше, они могут быть построены лишь на отдельных очень узких участках. Но зато в позиционных условиях или когда обороняющийся будет иметь достаточно времени для укрепления оборонительной полосы, противотанковые искусственные препятствия в сочетании с естественными прикроют всю оборонительную полосу как перед передним краем, так и в глубине.

Противотанковые мины, являясь достаточно серьезным препятствием, вместе с тем не требуют большого времени и рабочей силы для их установки. Поэтому в маневренных условиях они найдут широкое применение.

К этому нужно прибавить остающуюся еще и на сегодняшний день так называемую «близорукость» танка. Хорошо замаскированные препятствия, особенно в глубине оборонительной полосы, могут быть обнаружены им только в ходе самой атаки, когда танк наткнется на них. А это значит, что едва ли можно рассчитывать на планомерное, безостановочное продвижение танков в глубину расположения противника — оно будет замедляться при встрече с препятствиями, при отыскивании путей обхода.

В военной литературе я в учебной практике мирного времени очень часто недооценивается значение противотанковых препятствий. Известный ген. Эймансбергер в своей «Танковой войне», подробно разбирая вопросы противотанковой обороны, ничего не говорит об инженерном оборудовании местности против танковой атаки. Поэтому у него получается, что танковые массы очень быстро, без какой-либо задержки выходят в оперативную глубину обороны. Такой слишком оптимистический расчет едва ли правилен. Противотанковые препятствия будут сильно стеснять маневр танков, замедлять их атаку и тем самым создадут наиболее благоприятные условия для использования огневых противотанковых средств обороняющегося.

Основное оружие пехоты — пулемет, винтовка — против танка недействительно. Между тем все вопросы противотанковой обороны могли бы быть радикально разрешены, если бы пехота получила надежное оружие для борьбы с танками.

Задача состоит в том, чтобы дать пехоте оружие, которое было бы настолько легким, чтобы один человек мог легко переносить его в бою, чтобы оно хорошо применялось к местности, чтобы одновременно оно пробивало броню танков, хотя бы на ближних дистанциях, обладало достаточной скорострельностью и мощностью снаряда. Ниже мы приводим таблицу тактико-технических свойств противотанковых ружей и винтовок, образцы которых имеются в зарубежных армиях(7).


Вес этих образцов не превосходит 40 кг, что позволяет переносить их в бою одним человеком. Пробивная способность достаточна, так как позволяет бороться с легкими танками. Но они недостаточно скорострельны (допускают ведение огня только одиночными выстрелами) и не обладают необходимой мощностью снаряда.

Таким образом, эти образцы противотанкового оружия не разрешают полностью поставленной задачи. Но несомненное их достоинство заключается в том, что, будучи легкими и малыми по габариту, они могут широко насыщать боевые порядки пехоты (до взвода включительно). Имея их па вооружении, мелкие подразделения пехоты не будут чувствовать себя беззащитными против танков.
________________________
7. Заимствована из статьи Эймансбергера «Броневая тактика», «Военный зарубежник» № 4, 1937 г.


Основным активным средством противотанковой обороны во всех армиях в настоящее время считается противотанковая пушка калибром от 20 до 47 мм. Она обладает хорошей настильностью и меткостью, большой скорострельностью, пробивает броню до 30 мм на дистанциях до 1 000 м, нанося при этом достаточные поражения механизмам или экипажу танка(8).

Что касается тяжелых танков, имеющих броню 50 мм и больше (французский тяжелый танк), то для борьбы с ними необходимы пушки калибром не менее 75 мм. Так как состоящая на вооружении в большинстве армий полевая 75-мм пушка не обладает необходимой скорострельностью, а главное не имеет достаточной широты горизонтального обстрела, то в настоящее время выдвигается мысль использовать для этой цели 75-мм зенитную пушку, которая удовлетворяет всем требованиям. Эймансбергср предлагает иметь в пехотной дивизии батарею из 5 орудий этого образца(9).

Вопрос о необходимой плотности противотанковой артиллерии для надежной обороны в настоящее время широко дебатируется на страницах военной печати как нашей, так и зарубежной.

Ген. Эймансбергер, исходя из предположения, что 1 противотанковое орудие в состоянии вывести из строя 3 танка, прежде чем само будет ими подавлено, предлагает иметь на 1 км фронта от 8 до 16 орудий, расположенных тремя поясами в глубину. В соответствии с этим он предлагает иметь в составе стрелкового батальона шестиорудийную роту противотанковых пушек, хотя бы за счет упразднения пулеметной роты. Однако, на важных направлениях батальон, по его мнению, должен усиливаться еще 2 ротами противотанковых пушек; на направлениях же, где наступление противника наиболее вероятно, он должен усиливаться 4 противотанковыми ротами, т. е. при своих 3 стрелковых ротах иметь 5 рот противотанковых пушек. Соответственно этому его пехотная дивизия, нормально имеющая на своем вооружении 72 противотанковых орудия(10), на важных направлениях должна усиливаться еще 2—4 полками противотанковой артиллерии из резерва главного командования.

Французский полковник Менье(11) считает достаточной плотностью противотанковой артиллерии 6 орудий на 1 км фронта при наличии противотанковых препятствий. На местности же всюду доступной для танков необходимо иметь 12 орудий на 1 км. Эта последняя цифра, замечает Менье, отнюдь не является преувеличенной.
________________________
8. О тактико-технических данных противотанковой артиллерии, состоящей на вооружении в иностранных армиях, см. в статье т. Грендаль «Развитие техники современной артиллерии». «Военная мысль» № 3—4, стр. 56.
9. Танковая война, стр. 199.
10. Теоретические расчеты Эймансбсргера находят практическое осуществление в фашистской Германии. По существующей организации германская пехотная дивизия также имеет в своем составе 72 противотанковых орудия.
11. См. его статью в «Военном зарубежнике» № 5, 1937 г.



Наш Боевой устав артиллерии (БУА-36) считает необходимой противотанковой плотностью 9 орудий на 1 км фронта.

Однако, при равномерном распределении противотанковой артиллерии на воем угрожаемом фронте, хотя бы и в несколько эшелонов, плотность ее всегда будет недостаточна (3—4 орудия на 1 км в каждом эшелоне). Поэтому современная оборона считает обязательным иметь в распоряжении командира дивизии и командира полка резерв противотанковых средств и в первую очередь, конечно, противотанковой артиллерии, для выдвижения их на то направление, где противником ведется танковая атака. Для той же цели используются и танки, имеющиеся и распоряжении обороны.

Танки обороны заранее изучают вероятные направления для контратак и подготовляют для себя специальные ровики в исходных районах. Они встречают атакующие танки противника огнем с места и, нанеся им поражение огнем, уничтожают прямой атакой.

Все приведенные выше расчеты необходимой противотанковой плотности неизбежно страдают теоретичностью. Они исходят из того предположения, что каждое орудие за время, пока танк проходит расстояние 800—1 000 м, успеет своим огнем вывести из строя 3—4 танка. Но при этом не учитывается, да и не может быть учтено, что само стреляющее орудие находится под артиллерийским огнем противника, не учитывается неизбежное рассеивание внимания и наблюдения стреляющего при неожиданном появлении в секторе орудия большого количества танков. Все это, несомненно, будет снижать действительность стрельбы, но определить это снижение в точных процентах едва ли возможно.

Однако, эти расчеты свидетельствуют о несомненной тенденции современной обороны к большому насыщению противотанковой артиллерией.

Кроме противотанковой, всю артиллерию обороны необходимо рассматривать как мощное средство борьбы с танками. Она ведет массированный заградительный огонь по танкам при подходе их к оборонительной полосе, при сосредоточении их в исходных районах и, наконец, в самой атаке. «В отражении атаки танков на передний край оборонительной полосы принимает участие вся артиллерия ПП и ДД, а также артиллерия с соседних, не атакованных танками, участков» (ПУ 36, ст. 232).

Рубеж, находящийся непосредственно впереди артиллерийских позиций, современной обороной рассматривается как барьер, где танки, прорвавшиеся в глубину обороны, должны быть уничтожены. «Батареи артиллерии ПП продолжают вести борьбу с живой силой противника вплоть до момента, когда данной батарее надо занять противотанковую позицию для самообороны. Немедленно по уничтожении танков в районе своего расположения батарея снова занимает основную позицию и помогает пехоте» (ПУ 36. ст. 232).

Наконец, мощным средством противотанковой обороны в настоящее время является авиация.

На авиацию возлагаются задачи разгромить танки еще в колоннах при подходе их к оборонительной полосе, а также в районах сосредоточения их перед атакой. Но наиболее важной и ответственной задачей авиации будет ликвидация прорыва механизированных частей в оперативную глубину обороны, так как только авиация обладает необходимой быстротой для этого.

Интересны в этом отношении высказывания французского инженера Ружерона. Он утверждает, что самолет является лучшим средством для борьбы с танками, что мелкокалиберная пушка, установленная на самолете, может быть использована для стрельбы по танкам с большей эффективностью, нежели та же пушка, установленная на земле. Из всех задач по борьбе авиации с танками наиболее легкой и обещающей несомненный успех, по его мнению, является атака прорвавшихся танков в тылу своей обороны, так как в этом случае ничто не может помешать самолету. «Самостоятельно действующие танки находятся в полной власти самолета — никогда самолет, находящийся в пределах расположения своих сил, не найдет другой такой мишени, столь же легко для него достижимой. Внезапно атакованный на бреющем полете с расстояния 100 м, с того направления, куда его оружие не может быть направлено, танк окажется уничтоженным с трех выстрелов раньше, чем он даже заподозрит приближение самолета, Бронедивизия целиком находится во власти эскадрильи истребителей (курсив наш. — А. С.). При этом речь вовсе не идет о какой-то случайной возможности, дли которой потребовались бы специальные самолеты, специальные орудия или снаряды. Современный истребитель со своей пушкой калибром 20— 25 мм, стреляющей снарядом со сверхчувствительным взрывателем, пробьет бортовую броню большинства быстроходных танков, которые служит основой бронедивизий»(12).

Может быть, Ружерон несколько преувеличивает легкость задачи авиации. Но он несомненно прав в том отношении, что авиация в состоянии остановить продвижение мехсоединения, прорвавшегося в тыл обороны.
________________________
12. Ружерон. Авиация и танки. «Военный зарубежник» № 7, 1937 г.
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments