Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Незадолго до триумфа Катукова

Про довоенные упоминания танковых засад в литературе писал, теперь про военные. Две статьи, одна газетная, другая — журнальная, обе лета 41 года.

Танковая засада

Фашистские танкисты действуют нахально, когда встречают слабое сопротивление, но в опасные моменты обнаруживают отсутствие выдержки. Неожиданно открытый артиллерийский и пулеметный огонь, как правило, деморализует их. Уже первые внезапные выстрелы вносят замешательство в ряды немецких танкистов, мотопехоты, мотоциклистов. А если огонь пе прекращается или за ним следует атака, то враг беспорядочно откатывается. Добиться внезапности огня и атаки нам удавалось с помощью танковых засад.

Обычно немецкая колонна имеет впереди несколько танков с прицепленными к ним противотанковыми орудиями. Затем двигаются несколько транспортных машин с пехотой и мотоциклисты. На отцепку противотанковых орудий и приведение их в боевую готовность у врага уходит не менее 3—4 минут. Мы стараемся подпускать к себе эти пушки на 200—300 метров. Такая дистанция позволяет нашим танкам, ведущим огонь с хода, расправиться с немецкими противотанковыми орудиями раньше, чем они изготовятся к стрельбе.

Чтобы скрыть танки, выделенные в засаду, от вражеского наблюдения, мы ставим танки в земляные укрытия. Если перед танком растут кусты или высокая трава, расчищаем сектор обстрела. Для наблюдения за местностью, а особенно за дорогами, выставляем наблюдателей. Когда враг приближается, эти наблюдатели возвращаются в танки.

Организация танковых засад всегда приносила успех. Враг нес большие потери в людях и материальной части. Действуя из засад, наши танкисты применяли огонь и маневр в строгом соответствии с обстановкой, тщательно взвешивали силы врага: количество боевых и транспортных машин в колонне, их расположение и т. д.

Рассмотрим действия из засад и их результаты на ряде боевых примеров.

Капитан Новиков двигался по направлению к пункту М. В его распоряжении имелись три танка, семь бронемашин и два взвода мотопехоты. В пути капитан получил донесение, что пункт М. уже занят врагом, а кроме того немцы параллельной дорогой заходят в тыл его группе. Итти дальше было нецелесообразно, но и нельзя было сразу же отходить, не выяснив, какие вражеские силы имеются впереди. Новмков решил устроить засаду. Он замаскировал танки в ближайшем перелеске (рыть земляные укрытия не было времени), а вдоль дороги расположил в укрытиях бронемашины и пехоту.

Вскоре над районом расположения танкистов стал кружить немецкий самолет. Он подходил все ближе. По опыту прежних боев капитан Новиков догадался, что где-то поблизости двигается фашистская колонна. Самолет сигнализирует ей: путь свободен. Это предположение оправдалось. Наблюдатель донес, что на горизонте время от времени появляются белые дымы.

Поскольку самолет кружил над дорогой, возле которой замаскировались танкисты, надо было думать, что моторизованная колонна фашистов двигается именно в этом направлении. С нетерпением ожидали ее наши танкисты, приготовившись к встрече. Через несколько минут показались легкие танки, колесные машины, мотоциклисты.

Когда вражеская колонна приблизилась вплотную к бронемашинам, капитан Новиков подал условный сигнал. Шквал пушечного огня внезапно обрушился на фашистов. Немецкие машины сразу сбились в кучу, образовав на дороге пробку. Тогда во фланг им ударили три танка, и это окончательно расстроило колонну, лишило ее способности к сопротивлению. Фашистские солдаты при виде советских боевых машин стали разбегаться. Наши танкисты расстреливали в упор немецкие легкие танки.

Через 10—15 минут немецкая колонна была разгромлена. Группа капитана Новикова уничтожила и рассеяла около батальона фашистской мотопехоты, вывела из строя четыре противотанковых орудия и более десяти немецких легких танков. Кроме того советские танкисты захватили штабную машину 19-й немецкой танковой дивизии с документами. Наша группа потерь не имела.

Чему учит этот боевой эпизод? Во-первых, капитан Новиков, организуя засаду, удачно распределил и использовал свои силы. Бронемашины и мотопехота своими действиями сковывали врага, притягивали его к себе. Танки же в это время наносили ему удар. Внезапным нападением с фланга они отрезали отступление врага к лесу, где он ног бы укрыться от пуль и снарядов. Успеху боя во многом способствовала и умелая маскировка. Как только наблюдатель донес о белых дымах, обозначавших немецкую моторизованную колонну, было прекращено всякое движение около бронемашин и танков.

Не менее поучительны действия из засады танковых экипажей Зайцева и Томильченко. Вражеская колоний появилась перед ними раньше, чем они ее ожидали. По это нисколько не смутило отважных танкистов. Зайцев и Томильченко, наблюдая через оптические приборы, быстро определили, что на них движется до батальона мотопехоты, 20 бронемашин, до роты легких танков. Мотобатальон немцев шел сзади на некотором расстоянии от бронемашин и танков. Противотанковых и полевых орудий в составе колонны не было, и это было наруку нашим танкистам.

Решено было атаковать колонну бронемашин и танков с головы и хвоста. Когда колонна подошла вплотную, две мощные советские машины, выйдя без выстрела из укрытий, начали таранной силой давить бронемашины и легкие танки врага. Фашистский мотобатальон, не успевший принять боевой порядок, оказался лишь зрителем этого неожиданного столкновения.

За несколько минут наши танки раздавили и расстреляли в упор 15 легких немецких танков, 10 бронемашин. Дорога и поле вокруг нее были покрыты десятками трупов фашистских налетчиков, попавших в ловушку, устроенную всего двумя советскими танками. Отметим, что Зайцев и Томильченко атаковали немецкую колонну без предварительного обстрела. Это позволило внезапно навалиться на немецкие бронемашины и танки, являвшиеся главной опасностью для храбрых экипажей.

Приведенные примеры ясно показывают, что мелкие танковые группы и даже отдельные танки, действуя из засад, могут наносить весьма чувствительные удары неприятелю.

К сказанному здесь считаем нужным добавить еще некоторые практические советы. Важно, чтобы танки, действующие из засад, занимали такие укрытия, впереди которых лежит открытая местность. Каждый раз огонь из танков и их удар должны направляться в первую очередь против артиллерии и танков врага и лишь после подавления этих целей — против вражеской пехоты. Если впереди фашистской моторизованной колонны движутся мотоциклисты, их надо пропускать, не обстреливая.

Нужно помнить, что немцы снабжают разведчиков мотоциклами с хорошими глушителями. Поэтому работу мотора даже ночью лишь с трудом можно услышать за 20—30 шагов. Следовательно, находясь в танковой засаде, необходимо с особой зоркостью следить за окружающей местностью и соблюдать полнейшую тишину, чтобы не выдать своего присутствия.

Полковник И. ВЕРКОВ.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу).

Красная звезда. 1941. 5 августа (№ 182)


Капитан П. СЛЕСАРЕВ

Танковые засады

Ведя борьбу с фашистскими войсками, танковые части Красной Армии применяют разные способы действий. Одним из таких способов, который может успешно применяться даже самыми мелкими танковыми подразделениями, являются танковые засады.

Яркий эпизод такого рода сообщил из действующей армии корреспондент газеты «Красная звезда».

Танковый экипаж старшины Бадьева, выполняя ответственное боевое задание, заметил на опушке леса фашистские танки. Отойдя в деревню, танк развернулся и укрылся в тени деревьев. Когда два вражеских танка приблизились на 200 метров, стрелок Архипов меткими выстрелами зажег их.

В это время о другой стороны на героический экипаж набросились четыре немецкие машины. Товарищ Архипов перенес огонь по ним. Посланный снаряд угодил в башню. Третий фашистский танк загорелся. У немцев поднялась паника... Они отошли.

В ряде случаев танки, действуя из засад, могут добиться большого эффекта. Основа этого способа действий танков — внезапность, скрытность позиции, стрельба с короткой дистанции, стремление отрезать противнику пути отхода. Если бы он попытался оказать сопротивление, меткий огонь мог быть дополнен атакой танков.

К этому методу действий целесообразно прибегать в разведке, в наступлении и особенно в подвижной обороне на пересеченной местности, богатой лесами, перелесками, лощинами и болотами. Наиболее пригодны к таким действиям мелкие танковые подразделения — взвод, рота, так как их маскировка на местности и управление ими гораздо проще, чем, скажем, танковым батальоном. Но не исключена возможность, что иногда и танковый батальон прибегнет к засаде, чтобы уничтожить крупное танковое или моторизованное соединение противника, захватив его на марше врасплох.

Следы, ведущие к засадам, надо всегда тщательно маскировать, особенно от наблюдения с воздуха. С этой целью танкам целесообразнее двигаться по твердой почве или сухому лугу, всячески избегая движения по пашне, посевам, высокой траве. Следы на рыхлой почве надо заравнивать тут же после прохода танков при помощи лопат силами экипажей.

Для засад наиболее подходят лесные массивы, перелески, овраги, поросшие кустарником, а иногда и отдельные хутора, фольварки и т. д. Размещать танки в только что занятых крупных населенных пунктах нецелесообразно. Незначительные группы противника могут из-за строений и оград закидать остановившиеся машины гранатами и бутылками с легковоспламеняющейся жидкостью.

Танки, действуя из засад, будут решать двоякие задачи: либо стремиться полностью уничтожить противника либо нанести ему частичное поражение, т. е. задержать его на выгодном для боя рубеже с целью выигрыша времени старшим начальником (командиром роты, батальона).

Перед каждым маршем танковым командир обязан внимательно изучить по карте местность и наметить рубежи возможных встреч с противником, а также районы, удобные для укрытия танков. Эти районы надо всегда осматривать осторожно и тщательно, чтобы самим не попасть в засаду. Поэтому устройство засады-ловушки для противника во многом будет зависеть не только от сил противника и наших собственных, но еще от рельефа местности, времени года, суток и даже от погоды.

Рассмотрим вкратце наиболее возможные варианты применения засад в различных видах боя. Танковый взвод, двигаясь на запад, подошел к высоте 170,0 (рис. 1).



Экипаж дозорной машины увидел вдали дозорную машину противника, а затем обнаружил через бинокль и телескопический. прицел пушки колонну танков. По длине колонны командир дозорной машины определил (приблизительно), что навстречу движется 10—12 танков (рота) противника. Немедленно он сообщает командиру взвода флажком (или семафором) о количестве машин противника, указав, что последний находится в 4—5 км.

Командир взвода не может открытой атакой уничтожить противника. В то же время пропустить танки мимо себя на главные силы батальона невыгодно. Он решает сначала огнем с северной опушки леса Круглый вывести из строя часть танков противника, а затем атакой уничтожить и остальные танки. Об этом решении командир взвода по радио (или 1 мотоциклистом) немедленно сообщает командиру батальона. Тем самым он гарантирует свои главные силы от неожиданной встречи с отдельными танками противника, которые могут попытаться после боя у леса Круглый скрыться в кустах на скатах высоты 170,0.

Приняв это решение, командир взвода быстро выводит свой взвод на северную опушку леса Круглый. На расстановку машин он будет иметь еще несколько минут. Моторы танков не глушатся, а работают на малых оборотах. Колонна танков противника подходит ближе. По флажкам, появляющимся над башнями танков, и по поручневым антеннам можно сразу определить командирские танки противника. По ним-то в первую очередь и открывают танкисты огонь из засады. А так как расстояние от леса до дороги не превышает 150—200 м, да вдобавок танки противника подставляют под огонь свои борта (т. е. представляют наибольшую цель для огня), первыми же снарядами будет подбита одна треть танков противника. Огонь при этом должен быть сосредоточен по центральным башням танков и вестись бронебойными снарядами.

Для большей гарантии поражения экипажа противника надо выпустить по остановившимся танкам еще один-два снаряда, целясь в моторную группу и отделение механика-водителя. На загоревшиеся танки можно в дальнейшем бою не обращать внимания. Если кто-нибудь из экипажа этой машины и уцелел, он постарается оказать раненым товарищам помощь или спасти себя. И то и другое возможно лишь тогда, когда экипаж покинет танк. Если даже отдельные члены экипажа захватят с собой пулемет, огонь из него не сможет нанести существенных повреждений атакующим танкам.

После первых двух-трех залпов, что отнимет 10—15 секунд, огонь переносится по следующим танкам противника, в особенности по тем из них, которые уже обнаружили, откуда по ним ведут огонь, и поворачивают в эту сторону башни. По этим танкам также надо произвести два-три залпа, после чего некоторые танки противника попытаются уйти назад. Танковый взвод сразу же развертывается и идет в атаку, захлестывая своим левым флангом отступающие танки противника, тем самым отрезая им пути отхода. Если танки противника отступают врассыпную, то организуется преследование и уничтожение тех танков, которые прорываются назад. После их уничтожения расстреливаются и остальные танки.

Во время боя командиры машин не выпускают из поля зрения ранее подбитые танки противника, так как некоторые из них могут неожиданно открыть огонь с тыла. Ближайшие к ним машины должны по этим «ожившим» танкам немедленно произвести несколько выстрелов трассирующими снарядами, чтобы остальные экипажи взвода знали, откуда им грозит опасность.

В разобранном варианте танковой засады рельеф местности играет сравнительно небольшую роль. Естественная маска (лес) понадобилась лишь для того, чтобы укрыто расположить в них танки для производства первого огневого налета. Успех боя зависел в этом случае от того, что противник был сравнительно слаб (имел только двойной-тройной перевес), а это вполне компенсировалось неожиданным и метким огнем по нему из-за укрытия.



Но весьма часто может быть и такое положение, которое изображено на рис. 2. Танковый взвод с опушки леса Большой обнаружил колонну танков противника силой до батальона. Принять бой на опушке леса у шоссе — значит наверняка потерпеть неудачу. Противник развернет свои танки на равнине и атакой уничтожит танки засады.

В данном случае местность (командир взвода быстро оценил ее по карте) может во многом помочь нанести противнику максимальный урон. Глубокий овраг, проходящий у опушки леса, непроходим для танков. За этим оврагом танковый взвод и устраивает засаду. Чтобы атаковать засаду, противнику придется обойти овраг с востока и развертываться под огнем на равнине.

Танковый взвод, заметив обходный маневр противника, должен немедленно выйти из засады, чтобы не оказаться отрезанным от главных сил. Он может оставаться на месте лишь тогда, когда колонна главных сил (рота — батальон) уже приближается к опушке леса на шоссе (исходное положение взвода), а противник все свои танки направил против одного взвода, спрятанного за оврагом. Такие согласованные действия вполне возможны при отлично налаженной радиосвязи между взводом и командованием подразделения (части). Противник при таком» расположении сил атакующей стороны попадет под перекрестный огонь и будет разбит.

Не исключена возможность, когда танковый взвод из засады встретит своим огнем крупную колонну танков противника и не только задержит надолго ее движение, но и нанесет ей большие потери (рис. 3).



Танки взвода скрыты в кустах у моста. Действия их должны быть примерно такими: первый танк противника надо подбить на самом мосту или рядом с ним, а для этого первый залп всего взвода следует направить по головному (дозорному) танку противника. Обходить противнику вправо и влево нельзя (овраг, озеро). Чтобы пробиться вперед, противнику придется или убрать подбитый танк с дороги или форсировать речку вброд. И те и другие действия могут быть легко отражены танковым взводом. Чтобы самому взводу не понести потерь от сосредоточенного огня противника, танки взвода должны чаще менять свои позиции в прилегающем к мосту кустарнике.

Засады танков, как видно из разобранных примеров, могут быть применены на самой разнообразной местности. Общий принцип их — поставить противника в такое положение, чтобы, скрывая свое количество машин и свой маневр, в то же время самому отлично видеть действия противника. Такое положение возможно лишь тогда, когда противник вынужден производить свои перестроения на виду, т. е. на открытой местности, а маневр его по фронту стесняется естественными препятствиями.

Действия танков из засад возможны и против пехоты, конницы и артиллерии. Но устройство засад — в этих случаях дело более сложное. Пехота и конница далеко слышат гул работающих танковых моторов; кроме того, их дозоры имеют больше возможности просматривать ближайшие леса, перелески и отдельные строения.

Дозоры пехоты и конницы, если они иногда пройдут мимо замаскированных танков, не обстреливаются, а приблизившаяся колонна сразу атакуется приемом в «клещи». Танки ожидают подхода пехотной или кавалерийской колонны с приглушенными моторами. Моторы заводятся одновременно, по сигналу командира взвода (лучше всего по первому выстрелу), и танки сразу же идут в атаку.

Огонь из засад (с места) по пехоте, коннице и артиллерии вести нет смысла, так как противник может расчлениться, разбежаться или спрятаться в складках местности. Наиболее действительным окажется огонь с хода о началом танковой атаки.

Но танковые засады могут применяться не только против танков, пехоты, конницы и артиллерии противника. Танки в состоянии самостоятельно действовать против бронепоездов и воинских эшелонов.

В некоторых случаях танкисты, устраивающие засаду, должны брать с собой пехоту с автоматическим оружием и гранатами. Бойцов-пехотинцев при этом можно использовать также для скрытой разведки отдельных участков местности и охраны танков во время остановок (привалов).

Техника и вооружение. 1941. № 7. С. 7-10.
Tags: ВОВ, Красная звезда, Танки, Техника и вооружение, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments