Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Война в Европе глазами журнала "Большевик", 1940 год (II-2)

Покончив с главными силами англо-французов и норвежской армии в основных районах Норвегии, германская армия приступила к выполнению второй часта своего плана — к широким операциям на территории Бельгии, Голландии и Северной Франции.

Вторая часть германского плана наступления сводилась к следующему: в кратчайший срок овладеть пограничными укрепленными районами Голландии и Бельгии, захватить их территорию, разгромив прикрывающие их силы голландской и бельгийской армий, а затем вступить в сражение на территории Бельгии и Северной Франции с силами англо-французской армии, которые неизбежно должны были выступить на помощь атакованным голландским и бельгийским частям. Соответственно с этим происходило развертывание германских вооруженных сил и выбирались основные направления для их удара.

Судя по данным печати и по фактическому ходу событий, германские армии для этого наступления развертывались в трех группах. Первая группа — от побережья Северного моря до нижнего течения Рейна на границах Голландии — должна была нанести основной удар, идя северным берегом Рейна, жизненным центрам Голландии: Амстердаму, Гааге, Роттердаму. Успешное развитие этого удара повело бы к изоляции основных районов Голландии от бельгийской территории и к оккупации решающих центров Голландии раньше, чем подоспели бы туда англо-французские войска. Вспомогательный удар эта группа развивала в северную часть Голландии, в общем направлении на Гронинген и Харлинген. В состав этой группы, видимо, вошло 12—15 пехотных дивизий, усиленных моторизованными частями.

Вторая группа развертывалась на участке бельгийско-голландской границы — от нижнего течения Рейна примерно до района Аахена. Эта группа должна была, форсировав реку Маас, развить операции в северной часта Бельгии и южной часта Голландии. Преодолевая бельгийские и голландские укрепления, эта группа должна была выйти далее в район Антверпена и Брюсселя, охватывая таким образом центральную часть Бельгии. Состав этой группы может быть определен примерно в две группировки типа армейских, то есть в 25—30 дивизий.

Наиболее мощная, третья группа развертывалась на границах Бельгии и Люксембурга — примерно от районов южнее Аахена до стыка границ Люксембурга, Германии и Франции. Состав этой группы иностранная печать довольно единодушно определяет в три группировки типа армейских, то есть в 45—50 дивизий. Из этих трех армейских группировок наиболее мощной была центральная группировка с многочисленными бронетанковыми и моторизованными частями. Задачей этой группы, как показали последующие события, являлось быстрое преодоление обороны бельгийской армии в бельгийских Арденнах, затем форсирование реки Мааса на участке между Намюром и Седаном и последующее стремительное наступление в общем направлении на северо-запад, примерно на фронт Аррас — Амьен, с целью выхода в тыл войскам союзников, которые к этому времени оказались бы в пределах Бельгии.



Как видно из перечисленных направлений ударов, германский план с самого начала предусматривал окружение сил союзников в Бельгии и Северной Франции и их разобщение с основной массой сил французской армии, группировавшихся в районах юго-западнее, южнее и юго-восточнее Седана.

И самый замысел и успешное выполнение этого плана основывались в значительной мере на правильной оценке группировки союзных сил в северной части Франции и предвидении их последующего плана действий.

Англо-французское военное командование уже в начале войны учитывало возможность наступления германской армии через территорию Бельгии. Этим, в частности, объясняется, что первоначальным районом сосредоточения английской экспедиционной армии был район Лилля, Арраса и Валансьена. В этих районах основные силы англичан находились и к моменту начала активных операций германской армии. Естественно, что английский экспедиционный корпус первым должен был двинуться на территорию Бельгии при наступлении германских войск. Поддержку ему должны были оказать французские части. Они, судя по последующим событиям, находились частью в районе Дюнкерка, но главным образом сосредоточены были в районах Лиона, Реймса и Седана, то есть на путях, прикрывающих от обхода левый фланг «линии Мажино» и одновременно дающих возможность быстро выйти в районы Бельгии, навстречу наступающим германским войскам.

По своим природным условиям территория Бельгии может быть разделена на две части: лесисто-гористый район Арденн, восточнее и юго-восточнее рек Самбры и Мааса, и остальная часть Бельгии, представляющая собой в основном низменные равнины.

В войне 1914 года район Арденн считался неудобным для наступления крупными силами, особенно с участием моторизованных войск. Этот район на восточных границах был прикрыт линией бельгийских укреплений, западнее в общем направлении с юга на север пересекался рекой Маасом, представляющей собой серьезную преграду. Линия реки Мааса кроме того была прикрыта бельгийскими крепостями Льежем и Намюром и линией пограничных французских укреплений на участке Живэ — Седан. Западнее Мааса некоторым препятствием являлась линия реки Самбры, опирающаяся на бельгийскую крепость Намюр и французскую крепость Мобеж.

Все это, видимо, заставляло англо-французское командование предполагать, что при вторжении в Бельгию главные усилия германской армии вновь развернутся через район Брюсселя, а на участке бельгийских Арденн последуют вспомогательные действия, которые можно задержать сравнительно некрупными силами. Судя по фактическому ходу событий, основные силы англо-французских войск, предназначенных для борьбы за Бельгию, должны были войти на ее территорию западнее линии Мааса, имея осью движения Камбрэ — Брюссель. Таким образом, если рассматривать это движение в свете германского плана, англо-французские войска попадали прямо под охватывающий удар двух основных германских группировок. Одно это в значительной мере предопределяло крупный успех германского наступления.

Наряду с действиями сухопутных войск германский план наступления крупную роль отводил военно-воздушным силам Германии. К обеспечению этого плана привлекалась основная масса германской авиации. Ее задачей было прежде всего парализовать активными действиями по аэродромам деятельность англо-французского воздушного флота, чтобы, оградив сухопутные войска от воздушного противника, тем самым обеспечить успех плана наступления. Продолжая прикрывать с воздуха наступление наземных войск, германская авиация должна была оказать им непосредственное содействие на поле боя путем атаки наземных войск противника, разрушения его укреплений, железных, шоссейных дорог и мостовых переправ и путем высадки воздушных десантов в неприятельских тылах. Основными районами высадки воздушных десантов намечались: в Голландии — Фризские острова, Амстердам, Гаага, Роттердам; в Бельгии — Брюссель, Намюр.

Первая группа десантов должна была парализовать правительственные центры Голландии и захватом важных стратегических пунктов и аэродромов облегчить продвижение наземных войск. Вторая группа должна была выполнить эту задачу в Бельгии и одновременно разобщить бельгийские и идущие им на помощь англо-французские войска, тем самым облегчив германским сухопутным силам разгром порознь бельгийцев и англо-французов.

* * *

События ясно показали, что военное командование англо-французского блока было захвачено врасплох моментом наступления германской армии через Бельгию и Голландию, силой германских частей, введенных в дело, и особенно формой операций, которую применили германские войска. Это и предопределило последующий характер событий.

10 мая, с рассветом, германская авиация нанесла одновременный удар по 72 аэродромам англо-французской авиации, выведя из строя не менее 300 самолетов союзников, по германским данным. В это же время последовала высадка германских воздушных десантов на территории Бельгии и Голландии в намеченных районах. В 5 часов 30 минут началось наступление германских войск. Правительства Голландии и Бельгия отказали в просьбе германского правительства не оказывать сопротивления и об’явили обе страны находящимися в состоянии войны с Германией.

На голландско-бельгийских границах начались боевые столкновения. 10 мая германские войска, преодолевая сопротивление пограничных частей голландской и бельгийской армий, быстро выдвигались к основным линиям голландских и бельгийских укреплений. 11 мая развернулись атаки на эти укрепления. На севере Голландии германские войска, не встречая серьезного сопротивления, быстро выдвигались к восточному побережью Зюдерзее. 12 мая они заняли Гронинген и Харлинген. Вся северо-восточная часть Голландии оказалась в германских руках. Северная группировка германских войск, наступавшая вдоль берега Рейна, столкнулась с более серьезным сопротивлением. Но уже к вечеру 11 мая германские войска форсировали реку Эйсель в районе Арнгема и начали выдвижение к Утрехту и Роттердаму. На Фризских островах, в районе Амстердама, Гааги и Роттердама, германские воздушные десанты, усиленные последующей выброской парашютных отрядов, вели борьбу на тылах голландской армии. Группа германских войск, наступавшая южнее Рейна, в южной части Голландии и на севере Бельгии, 11 мая заняла Маастрихт, форсировав Маас и канал Альберта. 12 мая совместными усилиями германской авиации, танковых частей, пехоты и артиллерии был захвачен важнейший форт Льежского укрепленного района— Эбен-Эмаель, а севернее, на широком фронте в районе Ассельта, был форсирован канал Альберта.

Таким образом, начинался обход с северо-запада всей системы бельгийских укреплений по Маасу. Севернее части этой группы быстро продвигались по территории Голландии. 14 мая был занят Розендааль и Мурдейк. В тот же день германские броневые войска, использовав захваченный в целости мост у Мурдейка, выдвинулись с юга в район Роттердама, войдя в связь с действующими здесь воздушными десантными отрядами. Занят был и Роттердам.

Положение голландской армии, не получившей помощи от союзников и охваченной с двух сторон германскими войсками, стало безнадежным. 15 мая голландская армия капитулировала. Борьба на территории Голландии закончилась. Дальше происходили лишь оккупация остальной части Голландии и разоружение голландской армии. Основные силы северной германской группировки уже 14 мая освобождались для активных операций в других направлениях. Судя по всему, они были направлены в значительной своей части на усиление германских группировок, наступавших через Арденны на линию реки Мааса, между Намюром и Седаном.

Наступление этой группы германских войск развивалось в чрезвычайно быстрых темпах.

11 мая сопротивление бельгийских войск в основном уже было сломлено, и они начали отход к Маасу. В тот же день была пройдена германскими войсками вся территория Люксембурга.

14 мая германские войска передовыми частями подходили к рубежу реки Мааса. В это время англо-французские войска, выдвигавшиеся, как сообщало их коммюнике, «по заранее разработанному плану», вели бой с частями центральной группы немцев в районах восточнее Брюсселя. Северо-западнее Намюра произошли крупные столкновения танковых частей германской и французской армий. В этих боях, по официальным данным, с той и другой стороны участвовало от 1500 до 2000 танков. Французские источники сообщали, что танковые части германской армии в этом районе были отброшены и общее наступление германских войск в направлении на Брюссель приостановлено. Однако это был лишь местный тактический успех, не улучшавший, а ухудшавший положение основной массы англо-французских и бельгийских сил в центральной части Бельгии. 15 мая германские войска уже полностью форсировали канал Альберта и вели в северной части Бельгии наступление в направлении на Антверпен. В центре германские части выдвигались в направлении на Брюссель. Южнее, на фронт Намюр — Живэ — Седан выходили основные силы главной группировки немцев. Тыл и фланги бельгийской группировки союзников оказывались под ударами германских войск. 15 мая стремительным ударом германских частей был занят Седан. Это прикрывало последующее выдвижение основной массы германских войск в западном направлении. Одновременно с этим создавалось впечатление, что немцы начнут наступать в общем направлении на Реймс и Париж. Тем более, что в то же время немецкие части вели активное наступление на Лонгви — северную оконечность «линии Мажино».

16 и 17 мая германские части продвигались на всех направлениях. На севере продвижение несколько замедлилось: германские войска, подойдя вплотную к сильно укрепленному крепостному району Антверпена, стали готовиться к ускоренной атаке крепости. В Центральной Бельгии союзники были вынуждены оставить укрепленные позиция на реке Диль, прикрывающие столицу Бельгии — Брюссель — с востока, и отойти на запад. Вечером 17 мая Брюссель был занят германскими войсками. Южнее Самбры германские части на всем фронте от Намюра до Седана форсировали Маас и, прикрываясь с юга выдвижением на Ретель, наступали в западном направлении. 17 мая в этом районе бои шли на подступах к Мобежу, причем немцами были заняты Ирсон, Шарлевиль и Мезьер. Таким образом, в этом районе оказалась прорванной и пограничная зона французских укреплений.

18 мая германские части достигли решающих успехов в двух направлениях, На севере пал Антверпен, и германские войска двинулись дальше по нижнему течению Шельды на Гент и Брюгге. На маасском направлении был прорван фронт действовавшей там девятой французской армии, и в прорыв вошли мощные группы германских подвижных войск.

К вечеру 19 мая эти части заняли Ле Като и Сен-Кантен, оказавшись, таким образом, на 30—40 километров в тылу основных сил союзников, находившихся севернее и южнее этих районов. Над северной группировкой англо-французских войск уже в этот день нависла серьезная угроза окружения. Если судить по последующим событиям, англо-французское командование в этот день еще не теряло надежды спасти положение, и оно имело на это основание. На севере союзные войска получили опору в укрепленном районе Гента, южнее от Гента до Куртрэ они пытались закрепиться по западному берету реки Шельды, представляющей собой серьезный оборонительный рубеж. Из районов западнее Брюсселя части союзников отступали в районы Лилля и Валансьена, видимо, надеясь опереться на пограничные французские укрепления этих районов. Из районов Лилля и Валансьена к Камбрэ шло выдвижение частей, стремившихся обеспечить тыл северной группы союзников от прорвавшихся мотомеханизированных германских частей. В районе Седана и Ретеля заметно возросло сопротивление французских войск. Однако улучшить положение союзникам не удалось.

Обстановка требовала быстрых и решительных мероприятий. А как раз в тот момент французское правительство приступило к крупным перемещениям высшего командования в армии. Независимо от качеств новых командиров им нужно было время, чтобы освоиться с обстановкой. Заминка в управлении французскими частями становилась на некоторое время неизбежной. Это еще более осложнило обстановку.



В то же время прорвавшиеся в район Ле Като германские подвижные войска (по некоторым данным, 5—6 танковых дивизий, то есть 2500—3000 танков) стремительно развивали наступление в западном и северо-западном направлении. 20 мая ими был занят Перрон; 21 мая — Аррас и Амьен; 22 мая —Абвиль и Сен-Поль. Передовые части подвижных германских войск вышли к побережью Ламанша. Фронт союзников был окончательно разорван, северная их группа отделена от южной. Одновременно за наступающими подвижными частями германской армии шло выдвижение пехотных соединений.

В этот день, исключительно тяжелый для англо-французских войск, агентство Гавас передало речь французского премьера Рейно о положении на фронте. «Мой первый долг,— заявил премьер,— сказать правду сенату и стране». Указав на то, что французские крепления на границах с Германией и Бельгией делились на две части: «линию Мажино — от Базеля до Лонгви, и линию легких укреплений — от Лонгви до Северного моря», — Рейно целиком раскрыл тот план, по которому действовала французская армия, пытаясь задержать наступление немцев.

«После того, как произошло вторжение в Голландию, Бельгию и Люксембург,— заявил он,— левое крыло французской армии вышло из укреплений между Седаном и Северным морем и заняло позиции от Седана до Буа-ле-Дюк (Гертогенбош) в Голландии. Противник, который предвидел это движение, развернул сильнейшее наступление на частя французской армии, расположившиеся за рекой Маас, между Седаном и Намюром. Маас всегда считался крупным препятствием для противника, и французские дивизии, на которые была возложена его защита, сильно растянулись... Кроме того половина пехотных дивизий не достигла еще Мааса, хотя они шли по самому короткому пути... Вы понимаете теперь весь разгром и полную дезорганизацию армии здесь. Так была подорвана эта ось, на которую опиралась французская армия».

В конце речи французский премьер констатировал полный провал всей предшествующей военной доктрины и подготовки французской армии.

Сомнительно, чтобы в такой грозный момент эти откровения премьера могли принести пользу французским войскам и уцелевшему французскому командованию. Этим заявлением, по существу, раскрывалась вся группировка французской армии. В то время как французский премьер произносил эту речь, германские войска продолжали продвигаться вперед, прикрывая наступление подвижных войск в северо-западном направлении. Крупные пехотные соединения германской армии выдвигались на юг и юго-запад в направлении на Ретель, Лаон, Ла Фер, Сен-Кантен, видимо, стремясь выйти на рубеж реки Эн как выгодный оборонительный рубеж при противодействии возможному наступлению французской армии с юга. Другая часть германских соединений выдвигалась в направлении на запад и северо-запад, к Валансьену, Камбрэ и Аррасу, закрывая пути отхода северной группе союзника на юг и одновременно освобождая подвижные войска для все более глубокого охвата в общем направлении на северо-запад. 23 мая германские войска на южном участке заняли Ла Фер, Лаон, Ретель и отбили попытки северной группировки союзников выдвинуться на юг в районе Камбрэ. 24 мая подвижные группы германской армии, опережая союзные войска, захватили Булонь — крупный порт на берегу Ламанша.

Последующие дни характерны сравнительным затишьем на южном участке наступления германских армий, где они, достигнув рубежа Соммы и среднего течения реки Эн, заняли оборонительное положение, и, наоборот, исключительно активными действиями германских войск против северной группировки союзников. Борьба этой группировки в военном отношении представляет существенный интерес. Еще нет точных данных о том, какие силы были окружены германскими войсками на севере Франции, но, по частично опубликованным уже в печати данным, известно, что там находились части первой, седьмой и девятой французских армий, главные силы английской экспедиционной армии и основная группировка бельгийских войск общей сложностью около 40 дивизий, или, с учетом технических и тыловых частей, примерно от 800 тысяч до 1 миллиона человек.

Борьба северной группировки протекала изолированно и без помощи со стороны главных сил французской армии. Группа к тому же была дезорганизована управлением, поскольку значительная часть штабов, в том числе и штаб девятой армии во главе с генералом Жиро, была захвачена германскими частями. 25, 26, 27 мая центр тяжести боев на фронте северной группы сосредоточился в районах Лилля, Валансьена, Камбрэ и Арраса. Судя по всему, эта группа, опираясь на укрепления в районе Гента, а затем на течение реки Шельды, пыталась ударом на юг через Аррас и Камбрэ открыть себе путь на соединение с главными силами французской армии. Германское командование противодействовало этим попыткам, усиливая части за счет подходивших резервов на участке Валансьена, Камбрэ и Арраса, продолжая выдвижение подвижными частями вдоль побережья Ламанша. Одновременно немцы развернули сильное наступление с востока на запад, через Оденард — Куртрэ на Ипр и севернее.



27 мая положение северной группы союзников резко ухудшилось. Германские подвижные части к этому времени овладели Калэ и Сент- Омером, создав угрозу Дюнкерку, через порт которого группа общалась с внешним миром. На южном участке группы германские войска овладели Валансьеном, Лаоном, Ла Бассе и Белоном. Одновременно германские войска форсировали Шельду у Оденарда, овладели Куртрэ и, переправившись через реку Лис, севернее Менена, создали угрозу отделения бельгийской армии (занимавшей участок на северном крыле группы, примерно от Ипра до Северного моря) от англо-французских сил, группировавшихся восточнее, южнее и западнее Лилля.

28 мая напряжение боев, по официальным сообщениям, достигло высшего предела. В этот день капитулировало командование бельгийской армии во главе с бельгийским королем Леопольдом, признав дальнейшее сопротивление безнадежным. Капитуляция бельгийской армии, естественно, еще больше осложнила положение северной группировки союзников. 29 мая Лилль пал, и борьба сосредоточилась непосредственно в районе Дюнкерка, портовые сооружения которого были, по германским сведениям, полностью разрушены германской авиацией.

Борьба северной группировки союзников закончилась катастрофически несмотря на эвакуацию довольно значительной части англо-французских войск. Ликвидацией северной группировки германское командование достигло тех целей, которые оно ставило перед началом наступления. В руках германской армии после Норвегии оказались территории Голландии, Бельгии и Северной Франции. Новый фронт борьбы установился по линии рек Соммы и Эн и далее к северной оконечности «линии Мажино». Германская армия владеет портами Бельгии, Голландии и Северной Франции, от которых всего 30—40 километров расстояния до коренных районов Англии. Перед авиацией, военно-морскими, а возможно, и сухопутными силами Германии открылись широкие возможности для непосредственных операций против Англии. Одновременно, став на рубежах Соммы и Эн, германская армия находится уже в непосредственной близости от столицы Франции, важнейшего ее политического, экономического и военного центра — Парижа.

* * *

В борьбе на территории Голландии, Бельгии и Северной Франции Германия одержала крупный успех. Выведены из строя почти целиком бельгийская армия и вся голландская армия. Не менее одной трети всех сил англо-французских войск во Франции понесли жестокое поражение и в значительной мере уничтожены. Было бы, однако, неверным думать, что это уже предрешает исход войны в целом. Англо-французская армия потерпела поражение прежде всего потому, что в силу предшествующей политики своих правительств она была не подготовлена к борьбе с превосходящими силами германских войск. Вооруженные силы Германии оказались лучше оснащенными технически, особенно в области авиации, и лучше управляемыми в процессе боя и операции. Но наряду с этим очень ясно выявились и сильные стороны англо-французских частей.

Их северная группа, оторванная от главных сил французской армии, в борьбе с превосходящими силами германцев показала высокую боеспособность. Ее положение ещё до капитуляции бельгийской армии было исключительно тяжелым. И тем не менее упорное сопротивление продолжалось, причем, по мере того как развивались бои и англо-французские части получали некоторый опыт борьбы с новыми тактическими приемами германских войск, эффективность атак последних в значительной мере слабела, а их продвижение становилось все более медленным. После капитуляции бельгийских частей положение оставшихся англо-французских войск казалось безнадежным или, во всяком случае, таким, при котором слабо боеспособные войска делаются легкой добычей противника. Тем не менее эта группа союзных войск нашла в себе силы для продолжения сопротивления. Она не только не капитулировала, но закрыла обнаженные бельгийцами участки и с упорными боями продолжала отход к Дюнкерку, сдерживая атаки превосходящих сил неприятеля. Германское командование после капитуляции бельгийцев, видимо, серьезно рассчитывало на эффектное окружение и пленение оставшихся без поддержки англо-французских войск. Однако этого не последовало. С упорными боями остатки северной группировки союзников вышли из наметившегося окружения и отошли к побережью. Несмотря на большие потери союзникам удалось эвакуировать до 300 тысяч человек.

Поражение на севере Франции, несомненно, вызовет новое напряжение сил и средств англо-французского блока. Судя по всему, предстоит еще тяжёлая, долгая и упорная борьба.

Победа над северной группой союзников германским войскам далась нелегко. Хотя потери у них и являются значительно меньшими чем у союзников, тем не менее они таковы, что на некоторое время должны обескровить и ослабить атакующие часта. В процессе операции у германских войск был неизбежен и огромный расход технических средств борьбы.

После поражения в Бельгии и Северной Франции союзники в ближайшее время не могут думать о захвате стратегической инициативы в свои руки. Эта инициатива продолжает оставаться в руках Германия.

Эвакуацией союзных войск из Дюнкерка заканчивается этап войны, начатый активными операциями в Норвегии. По последним данным, немцы начали новое наступление. Сейчас еще рано говорить о масштабе и конечных целях наступления. Ближайшие дни покажут, каков будет дальнейший ход военных действий.

А. ГОЛУБЕВ.

Большевик. 1940. № 10 (май). С. 64-81.
Tags: Большевик, ВМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments