Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Война в Европе глазами журнала "Большевик", 1940 год (I)

Борьба за скандинавский плацдарм

После 7 месяцев бездействия на западном фронте воюющие стороны начали активные военные операции. 8 апреля 1940 года английские корабли минировали норвежские территориальные воды. Нарушение англо- французским военным блоком суверенных прав и нейтралитета Норвегии со всей очевидностью показало, что Англия и Франция намерены захватить территории северных стран, вовлечь народы Скандинавия в войну. Германия, вынужденная к этому действиями союзников, ответила контрударом: 9 апреля в течение дня была занята вся территория Дании; германские военно-морские силы проникли в Большой Бельт и Малый Бельт и высадили войска в Корсере и Нюборге; был занят Копенгаген.

Одновременно с этим германский флот высадил многочисленные десанты на побережье Норвегии.

Обеспечивая десантные операции у берегов Норвегии, германские самолеты совершили налет на базу английского военного, флота Скапа-Флоу. Вслед за этим произошел ряд крупных морских сражений. Германские войска, преодолевая сопротивление норвежской армии, продвинулись в глубь страны. На территории Норвегии образовалось два фронта: юго-восточный, в районе Осло, и северо-западный, у Нарвика.

Таким образом, на севере Европы образовался новый военный плацдарм.

Для Англии, имеющей превосходство в военно-морских силах, Атлантика, Северное и Балтийское моря — наиболее выгодные театры военных действий.

В планах поджигателей войны Скандинавии отводилось первостепенное место. Географическое положение Швеции, Норвегии и Дании, дающее возможность использовать их территории для флангового удара против Германии, издавна учитывалось в военных планах союзников.

В континентальной блокаде, которую проводили Англия и Франция в годы первой империалистической войны, скандинавские страны играли немаловажную роль. Например Норвегия в те годы формально сохраняла нейтралитет, ибо это соответствовало интересам крупных империалистических держав, но в действительности она была орудием англо-французского военного блока. Весь норвежский торговый флот, одни из крупнейших в мире, находился тогда в полном распоряжении союзников. Норвегия под их давлением участвовала в блокаде германского подводного флота и была принуждена союзниками минировать свои территориальные воды.

Подготовляясь к нынешней войне с Германией, англо-французский военный блок приложил немало усилий для того, чтобы превратить скандинавские воды в «Дарданеллы Севера».

«Северной Европе, — заявлял английский журнал «Тайм энд Тайд» задолго до начала событий в Скандинавии, — суждено стать одним из основных полей битвы второй мировой войны». Еще более откровенно писал английский журнал «Найнтинс сенчюри энд афтер»: «Было бы гораздо выгоднее для союзников, если бы эта государства (северные и юго-восточные страны Европы) были втянуты в войну. Это обнажило бы фланги на севере и юге Германии, и союзники могли бы там пустить в ход свои флоты».

Бывший английский военный министр Хор-Белиша, указывая на необходимость более активной британской политики в Скандинавии, писал в шведской газете «Дагенс нюхетер»: «Подводные лодки, минные суда и самолеты могут оперировать гораздо эффективнее, если они имеют доступ к гаваням для пополнения своих запасов топлива и амуниции. Один лишь взгляд на карту показывает, что Норвегия владеет одной из фланговых позиций Великобритании. Если бы ее противники овладели норвежской территорией, то это значительно увеличило бы угрозу для английского флота».

Только ли стратегические цели определяли сущность «северного варианта» войны в планах англо-французского военного блока? В мировой экономике, особенно в хозяйстве воюющих стран, скандинавские государства занимают видное место как важнейшие сырьевые и продовольственные базы.

На севере Швеции — в Кируне — находятся богатейшие месторождения железной руды, содержащей до 60—70% железа.

Запасы этих месторождений исчисляются в 1,5 миллиарда тона. Эта руда покрывает 40% всей потребности Германии. В одном только 1938 году Германия вывезла из Швеции и Норвегии 10 100 тысяч тонн железной руды.

Одной из основных причин, побудивших Англию перенести театр военных действий в Скандинавию, является попытка закрыть доступ Германии к шведской руде.

Уже в первую империалистическую войну в Германию вывозилось ежегодно 4—5 миллионов тонн шведской руды. Из Норвегии в Германию экспортировались медь, никель. В 1916 году датский вывоз продовольствия достиг рекордной цифры — 300 тысяч тонн!

О значении шведской руды для Германии можно судить по заявлению Людендорфа: «Если бы морская победа была одержана Англией, она сделала бы для нас практически невозможным ввоз руды из Швеции, а немецкая подводная угроза сообщениям Англии никогда не достигала бы таких опасных для нее размеров».

Характерно высказывание по этому поводу английского адмирала Консетт в его книге «Торжество невооруженных сил», вышедшей несколько лет тому назад. Консетт (в годы первой империалистической войны он был английским военным атташе в Стокгольме) высказал пожелание, чтобы Англия в будущей войне с Германией не повторяла ошибок первой империалистической войны и приняла все меры к прекращению снабжения Германии шведской рудой.

Учтя опыт прошлой войны с Германией, союзники все более и более прибирали к рукам скандинавский рынок. По данным американского журнала «Форейн полиси репортс», Англия и Франция в 1938 году забирали 57% датского экспорта (Германия — 20%), 35,7% норвежского и 27,5% шведского экспорта (Германия соответственно — 16,1% и 20%). Доля союзников в датском экспорте составляла 35,8% (Германии — 25,2%), в норвежском — 26,4%, а в шведском импорте — 21,2% (Германии соответственно — 19,8% и 25,6%). Англия скупала скандинавский лес и продовольствие, шведскую руду, целюлозу.

В английском импорте железной руды в 1938 году шведская руда составила 25%. Большинство металлургических заводов Англии даже специально приспособлено к обработке шведской руды. В феврале 1940 года вывоз шведской руды в Англию составил 131 855 тонн, а в Германию — 99 391 тонну. На рынки Западной Европы, главным образом на английский, Норвегия вывезла в 1938 году 506,5 тысячи тонн древесной массы, 271,5 тысячи тонн целюлозы. В прошлом году Дания экспортировала 148 тысяч тонн масла, 189 тысяч тонн свинины, 168 миллионов десятков яиц. Почти две трети всего датского экспорта шло в Англию. Дания являлась буквально мясо-молочной фермой Англии.

Союзники были не только крупными потребителями скандинавских товаров, но и крупнейшими поставщиками северных стран. Англия поставила Скандинавию в зависимость от привоза своего угля. В 1938 году Швеция ввезла 5,7 миллиона тонн каменного угля; 46,4% этого количества составил английский уголь. В том же году Норвегия импортировала 2,2 миллиона тонн угля (62,4% из Англии). Из 3,8 миллиона тонн угля, ввезенных в Данию, 76,9% составил английский уголь.

Шведская металлургия полностью зависела от ввоза английского кокса, а датская промышленность — от английской нефти. В 1937 году Англия экспортировала в Данию 664 тысячи тонн, то есть более 83% всего датского импорта нефти.

Начав войну, Англия и Франция осуществляли блокаду Германии, стремясь, по примеру мировой войны 1914—1918 годов, отрезать Германию от важнейших заморских рынков и прежде всего от Скандинавии.

В своем недавнем заявлении Чемберлен указывал: «В прошлом наиболее мощным оружием, которое когда-либо применяла наша страна, была блокада. Сейчас она является не менее эффективным оружием чем когда бы то ни было».

Однако морская блокада союзников в Северном море, призванная, по их мнению, стать «удушающей силой», обрывалась у ворот Зунда, и таким образом англо-французский военный блок был лишен возможности блокировать балтийское побережье Германий.

Экономическая война, весьма чувствительно ударившая по экономике скандинавских стран, все же, не решила основного — обескровить противника, взять его в кольцо блокады. В отличие от положения в войне 1914—1918 годов английская блокада охватила Германию лишь полукольцом. Германия имеет выход на юг, восток и к северным странам.

Англо-французский военный блок ведет напряженнейшую борьбу за привлечение на свою сторону нейтралов, используя все методы политического и экономического давления, стремясь включить северные страны, в первую очередь Швецию, в свой военно-экономический организм;

Уже во время войны был подписан англо-шведский, а затем англо-норвежский торговые договоры. Кабальность этих односторонних договоров совершенно очевидна. Этого не отрицали даже сами апостолы «голодной блокады». Выступая в палате общий; Чемберлен открыто заявил: «Союзники полны решимости усилить экономическую войну до максимальных пределов». Как на одно из средств, осуществления этой войны Чемберлен указал на заключенные Англией торговые договоры с Норвегией и Швецией. Чемберлен предупредил эти страны, что Англия «не будет продавать им продукты из имперских источников до тех-пор, пока они не дадут гарантий, что ограничат свою торговлю с Германией».

Англия продиктовала Швеции следующие условия торговых отношений: резко увеличить закупки английских товаров, в частности угля и текстиля, за счет германских товаров; направить свой экспорт железной и другой руды, целлюлозы, леса и бумаги исключительно в Англию; вновь войти в так называемый «стерлинговый блок»(1). Последнее означает, что Швеция лишается возможности распоряжаться английской валютой, которую она получает за экспорт своих товаров. Эта валюта зачисляется на специальный счет Швеции в Английском банке, и она оплачивает ею свой импорт из Англии. Если же шведский импорт из Англии не увеличится, то причитающаяся Швеции за экспорт валюта будет лежать в английских банках мертвым капиталом. Подобный же договор был заключен с Норвегией.
______________
1. Консультацию «Распад стерлингового блока» см. в № 5—6 «Большевика» за 1940 год. — Ред.


Военно-экономический характер англо-скандинавских торговых переговоров совершенно очевиден. Характерно, что председателем английской комиссии по ведению переговоров был Хамбро — крупный английский банкир, директор скандинавского отдела министерства экономической войны.

Эти кабальные договоры уже оказали свое губительное влияние на скандинавскую экономику. Норвегия, получавшая прежде огромные валютные накопления от фрахта своего флота и использовавшая валюту для покрытия импорта из стран, с которыми у нее был пассивный баланс, теперь лишилась этой возможности, так как она вынуждена переместить часть своего импорта из других стран в Британскую империю.

Если в январе прошлого года Англия вывезла через Нарвик 67 730 тонн шведской руды, то в феврале этого года она вывезла 131 855 тонн руды. Вывоз Германии за то же время упал с 487 890 тонн да 99 391 тонны.

Защищая свой «вечные интересы», как когда-то определил политику английского империализма старый лорд Пальмерстон, Англия намеревалась и в эту войну воевать на чужой территории до последнего шведа и норвежца.

«Со времени короля Эдуарда VII аксиомой английской политики, — писал «Дейтче дипломатиш-политише корреспонденц», — стало создание на флангах Германской империи враждебных ей опорных баз невзирая на то, какая судьба постигнет завербованные в английская блок государства».

Английская и французская печать действовала одновременно кнутом и пряником. Лейб-орган французских империалистов «Тан», например, назойливо напоминал Швеции о ее «славном» прошлом, когда владения Шведского королевства «простирались на всю Померанию, прибалтийские страны, Финляндию» и когда Балтийское море было «шведским морем».

Увещевания сменялись прямыми угрозами. «Настанет день, — писала французская газета «Журналь де деба», — когда Англии и Франции придется заговорить другим языком, чтобы их скорее поняли». Очень скоро северные страны «поняли», на каком языке заговорили союзники.

Последние события в Скандинавии показали, что пресловутая «помощь» союзников, которая якобы предназначалась для Финляндии, в действительности была предлогом для концентрации экспедиционных сил Англии и Франции на территории Скандинавии с тем, чтобы создать новый фронт против Германии. Орган французского генерального штаба «Франс милитэр» 27 марта опубликовал статью, в которой рассказывает о том, как подготовлялась посылка «экспедиционного корпуса». По словам газеты, этот корпус должен был высадиться в норвежском порту Нарвик. «Это, — писала газета, — представляло то преимущество, что давало возможность наложить руку за железные рудники на севере Швеции.

Таковы были истинные цели англо-французов.

Заключение советско-финляндского мирного договора разрушило тщательно разработанные планы союзников. Французская реакционная газета «Матэн» спустя два дня после подписания договора между СССР и Финляндией писала: «С заключением мирного договора мы потеряли столь неожиданно подвернувшийся случай, а именно — укрепить в Скандинавии нашу блокаду Германии».

Сразу же после этого Англия и Франция стали сколачивать так называемый «Скандинавский оборонительный союз». «Англия и Франция, — писала норвежская газета «Арбейдерен», — угрожали и угрожают миру и нейтралитету Скандинавии. Им не удалось заставить Норвегию и Швецию таскать для них каштаны из огня во время финляндской войны. Сейчас они пытаются другим путем втянуть нашу страну в войну».

После провала планов поджигателей войны, планов, рассчитанных на непосредственное втягивание Швеции и Норвегии в войну, в Лондоне и Париже прилагали все усилия к тому, чтобы вновь отыграться на «скандинавском театре». В своих выступлениях английские министры Чемберлен, Черчилль и Стэнли не скупились на угрозы по адресу нейтральных стран. Военный министр Англии Стэнли прямо говорил: «Выигрывает тот, кто игнорирует права нейтральных государств; уважения последних заслуживает тот, кто пренебрегает их правами». За этими угрозами последовали действия, которые вызвали контрдействия со стороны Германии.

Опередив союзников, Германия обезопасила свой тыл с севера и укрепила свои военно-стратегические и экономические позиции. Заняв Данию и важнейшие стратегические пункты в Норвегии, Германия значительно приблизилась к английским военно-морским, авиационным базам и промышленным центрам. Попытки англичан и французов вытеснить германские войска из центральной и южной Норвегии кончились поражением союзников, что вынужден был признать даже Чемберлен. Войска союзников были эвакуированы из Ондальснеса и Намсоса.

* * *

Чрезвычайно важны события в Скандинавии и с точки зрения экономики военного времени. В орбиту Германии перешли теперь богатейшие источники стратегического сырья Швеции, Норвегии и Дании. Как известно, Швеция и Норвегия занимают первое место в мире по вывозу лесоматериалов. В этих странах, по данным американского журнала «Форейн полиси репортс», сосредоточено 56% лесных ресурсов Европы (исключая СССР). 40% пиленого леса, 64% бумаги, 85% целюлозы экспортировалось из Швеции и Норвегии в Западную Европу.

Какое исключительное значение для германского военного хозяйства имеет шведская руда, видно из следующих данных: в 1938 году Швеция экспортировала 12,8 миллиона тонн руды, из них 65,7% — в Германию. В том же году Германия ввозила руду из Франции, Люксембурга, Норвегии, Испании, Северной Африки и Ньюфаундленда. С началом военных действий Германия может ввозить руду только из Швеции и Люксембурга.

Шведская руда доставляется в Германию через норвежский порт Нарвик. В зимнее время Нарвик — единственный порт, через который можно вывозить в Западную Европу шведскую руду. Шведские порты, расположенные на побережье Ботнического залива, в это время замерзают; Нарвик же является незамерзающим портом благодаря близости теплого течения Гольфштрем. Через Нарвик в 1938—1939 годах, как сообщает газета «Нейе цюрхер цейтунг», было вывезено 63% всей шведской руды, а через порт Лулео (на Ботническом заливе) — 25%. Всего за 1938/1939 год через Нарвик было вывезено 6,3 миллиона тонн шведской и 1,4 миллиона тонн норвежской руды.

В первые месяцы войны в Европе вывоз руды из Нарвика в Германию сократился потому, что в узкой, трехмильной зоне территориальных норвежских вод не могли курсировать крупные транспортные корабли из-за недостаточной глубины моря в этих прибрежных местах. Руда доставлялась только кораблями водоизмещением в 5—6 тысяч тонн и меньше.

Но Германия имеет безопасный путь доставки железной руды из Швеции — Балтийское море. В годы первой империалистической войны на 700-мильном пути от Лулео до германских портов шел непрерывный караван судов с рудой. Летом 1916 года на доставку руды было поставлено 123 парохода.

Выход Швеции в Северное море и Атлантику находится теперь в руках Германии, с интересами которой Швеция не может не считаться. Выключение Швеции из внешней торговли Англии и Франции — серьезный удар для этих стран. Бесперебойное снабжение Германии шведской железной рудой будет отныне обеспечено полностью, так же как и снабжение шведскими минералами, промышленными изделиями, лесоматериалами, целюлозой и продовольственными продуктами..

Швеция имеет высокоразвитую металлургическую и военную промышленность — известные Бофорские заводы (артиллерийские, производство торпед), широко развитое производство шарикоподшипников, электромоторов и т. д. Довольно значительны и сельскохозяйственные ресурсы Швеции. В стране насчитывается около 3 миллионов голов рогатого скота и 1,3 миллиона свиней. Швеция дает в год свыше 113 тысяч тонн мяса, 62 тысячи тонн масла и 4,7 миллиона тонн молока.

Норвегия богата минералами, в которых особенно нуждается германская военная промышленность: железом, никелем, медью, цинком, вольфрамом, молибденом. По добыче молибдена Норвегия стоит на первом месте в Европе и втором месте в мире после Соединенных Штатов Америки. Вывоз цинка из Норвегии достиг в 1938 году 44 353 тонн, алюминия — 28 579 тонн и никеля — 7436 тонн. Одна десятая часть мирового производства алюминия падает на долю Норвегии. По экспорту цинка Норвегия занимает четвертое место в мире, а по экспорту алюминия — второе. В 1938 году было вывезено свыше 82 тысяч тонн ферросплавов. Крупнейших успехов достигла Норвегия в области электрохимии и электрометаллургии, в особенности в производстве специальных сталей. Важнейшая отрасль промышленности страны — лесообрабатывающая — занимает видное место в норвежском экспорте.

По размерам улова рыбы Норвегия занимает первое место в мире. Она дает около 1,2 миллиона тонн рыбы в год и около половины мировой добычи рыбьего жира.

Торговый флот Норвегии по тоннажу занимает четвертое место в мире после Англии, Соединенных Штатов Америки и Японии (в 1938 году общий тоннаж норвежского торгового флота составил 4756 тысяч брутто-регистровых тонн). Доля Англии, Франции и США в экспорте Норвегии составляла свыше 40%. Теперь их место займут Германия и нейтральные страны.

Дания является страной высокоразвитого сельского хозяйства, особенно молочного скотоводства. Поголовье крупного рогатого скота в Дании (по данным 1938 года) составляет 3,1 миллиона голов и свиней — 2,9 миллиона голов. Германия будет иметь теперь возможность широко пользоваться датскими мясными и молочными продуктами.

Англия и Франция потеряли три рынка сбыта: датский, норвежский и шведский. Германия же приобрела богатейшие источники военного сырья и продовольствия и тем самым опрокинула расчеты союзников добелить ее экономической войной.

Швеция, Норвегия и Дания, вместе взятые, как указывает американский журнал «Форейн полиси репортс», имеют около миллиона обученных солдат, 400—600 самолетов, 14 линейных кораблей, 35 подводных лодок и около 150 легких боевых кораблей. За последние годы, скандинавские страны значительно усилили свой ледокольный флот. Новые ледоколы, предназначенные для проводки кораблей в военное время, могут служить матками для подводных лодок.

* * *

Последние события в Скандинавии наглядно показали, что «абсолютный нейтралитет» малых стран, неспособных обеспечить его защиту реальной силой, — пустая иллюзия. На примере Скандинавии мы видим, что малые страны, как бы они ни прикрывались нейтралитетом, неминуемо будут брошены в пожар войны. На это обрекают их близость к театру военных действий великих держав, давление этих держав, заинтересованных в расширении театра войны, традиционная политика империалистических государств — загребать жар чужими руками. На это обрекает малые страны зависимость их экономики от финансового капитала и внешних рынков великих держав. Однобокость развития народного хозяйства таких стран, как Швеция и Дания (первая — железорудный уклон, вторая — животноводческий), доставила их в кабальную зависимость от Англии.

Экономическая зависимость малых стран лишает их возможности вести самостоятельную внешнюю политику. Национальная буржуазия, которая стремится нажиться на военных поставках, не заинтересована в сохранения нейтралитета.

Двусмысленная позиция скандинавских стран отомстила за себя. Фарисейская маска нейтралитета не спасла их. Попытка вести политику нейтралитета, подобного тому, которого придерживались скандинавские страны в годы первой империалистической войны, когда все они поставляли в большом об’еме воюющим странам продовольствие, сырье и оружие, кончилась на этот раз крахом.

Политика «вечного» скандинавского «нейтралитета» привела к тому, что две страны, Норвегия и Дания, стали полями сражений.

«Нашей промышленности и торговле, — пишет шведская газета «Свенска ландсбюгден», — будет нанесен серьезнейший удар в результате прекращения экспорта и импорта важнейших видов сырья: угля, бензина и др. Застой народного хозяйства, который следует ожидать в самое ближайшее время, приведет не только к громадному упадку национального дохода, но и к большой безработице во многих отраслях промышленности, и прежде всего в экспортной. Многие целюлозные фабрики в Северной Швеции уже прекратили работу. Отмечается рост безработицы также и в строительной промышленности. Мы хорошо помним, какие трудности пришлось нам испытать во время прошлой мировой войны и какие осложнения были из-за нехватки продовольствия».

Бремя «абсолютного нейтралитета» легло на плечи трудящихся. Скандинавские страны испытывают сейчас все тяготы военного времени: безработицу, дороговизну, ограничение потребления.

М. ШУГАЛ, М. АФОНИН

Большевик. 1940. № 8 (апрель). С. 76-81.
Tags: Большевик, ВМВ, журналы
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…