Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Выводы генерала П.А. Белова о действиях 2-го кав. корпуса в первые месяцы войны

В итоге боевой деятельности 2-го кавалерийского корпуса надо отметить следующее. У нас, кавалеристов, сложилось мнение, что корпус более целесообразно использовался, когда находился в непосредственном подчинении командующего фронтом. Во фронте о корпусе больше заботились не только в материальном отношении, но при постановке боевой задачи его усиливали танками, авиацией, а иногда и пехотой. Если же корпус попадал в подчинение армии, то о его усилении обычно не думали. Наоборот, пытались даже воспользоваться автомашинами, тракторами, некоторыми средствами связи, принадлежавшими корпусу, а то и целыми подразделениями кавалеристов для охраны, разведки и прочих нужд. В подобных случаях взаимоотношения с командующим армией и его штабом становились натянутыми.

Основными задачами боевой деятельности 2-го кавалерийского корпуса были: оборонительные действия в составе армии во взаимодействии с другими соединениями армии; наступление на фланге армии в первом эшелоне совместно со стрелковым корпусом в порядке выполнения плана армейского контрудара; удержание водного рубежа на Днестре совместно с гарнизоном укрепленного района до подхода пехоты; прикрытие фланга армии при отходе.

Несмотря на уставное положение, предусматривавшее конные атаки, части корпуса твердо держались правила: маневрировать на коне, вести бой пешком. Конные атаки вследствие усиления огня в бою отошли в славное прошлое гражданской войны. Корпус являлся легко управляемым подвижным соединением, и его наиболее сильное качество заключалось в способности к маневру. В первые месяцы войны при отсутствии сплошного фронта создавалась возможность для маневра. В коннице не любили оборону, и поэтому наиболее слабым местом оказалась инженерная подготовка, и в первую очередь самоокапывание. На каждую оборонительную задачу обычно смотрели как на кратковременную, предпочитая использовать природные складки местности, нежели рыть окопы. Подобная недооценка инженерного оборудования местности приводила в ряде случаев к излишним потерям от огня артиллерии и ударов авиации противника. Наши наступательные действия часто носили характер кратковременного удара. Если же противник оказывал упорное сопротивление, особенно в населенном пункте, то наступление скоро выдыхалось. Сказывалось недостаточное количество артиллерии и отсутствие танков. В конце июля из штата кавалерийских дивизий были изъяты танковые полки, а в конце августа — зенитные дивизионы, что отрицательно сказалось на боевых возможностях корпуса как в оборонительных боях, так и при проведении контратак и контрударов.

Задачи по прикрытию фланга мы осуществляли как наступательными, так и оборонительными действиями. 2-й кавалерийский корпус не раз прикрывал фланги своих войск активно, в виде контрударов и даже во встречном бою. Но когда в корпусе не осталось танков, мы уже не могли наступать против вражеских танковых частей. Днем было выгоднее встречать танки противника на оборонительном рубеже и огнем артиллерии с места отражать их атаки. Ночью мы иногда сами нападали на небольшие танковые подразделения и части. Но это бывало редко, так как, кроме противотанковых гранат, при ночном нападении на вражеские танки мы не имели надежных противотанковых средств, даже противотанковых ружей.

Что касается передвижений корпуса, то в первые недели войны, когда мы еще не испытывали на себе массированных налетов авиации противника, марши, как правило, совершались днем. Но после того, как немецкая авиация стала нас бомбить, пришлось перейти к ночным переходам, что спасало от больших жертв.

Необходимо также высказать несколько замечаний по вопросам организационным и материально-техническим, значительно влиявшим на боевую деятельность корпуса.

Крупнейшим недочетом штатной организации корпуса и дивизии было отсутствие разведорганов. В ходе войны приходилось создавать импровизированные разведэскадроны и разведотряды, ибо в динамичной, часто меняющейся обстановке без своей специально организованной разведки обойтись было невозможно.

Имевшиеся у нас гаубицы были слишком тяжелы, и их пришлось перевести с конной тяги на тракторную. Но так как тракторы тихоходны, то маневренность артиллерии понизилась. Если 76-мм орудия дивизионной артиллерии вполне отвечали боевым требованиям, то 76-мм полковые пушки оказались слабыми как для борьбы с танками, так и для боя вообще.

Танковые полки в кавалерийских дивизиях были вооружены танками БТ-5 и БТ-7, у которых моторесурсы уже находились на исходе. Имелись планы перевооружения новыми танками Т-34, но до начала войны они реализованы не были. В результате уже вскоре после начала военных действий танки стали выходить из строя по техническим неисправностям и ударная сила дивизий резко снизилась.

Недостатком личного вооружения было отсутствие автоматов. Впрочем, на втором месяце войны у нас появилось довольно большое количество трофейных немецких автоматов. Древнейшее оружие кавалерии — шашки стали очень скоро исчезать из обихода кавалеристов, так же как и штыки у пехотинцев. Солдат-практик оказался прав, отвергая клинок и штык.

Дивизии корпуса в первые две недели не имели недостатка ни в боеприпасах, ни в горючем, ни в продфураже. Но в дальнейшем, когда частям корпуса пришлось неоднократно совершать форсированные марши по плохим, разбитым дорогам, когда пошли частые дожди, начались перебои с подвозом средств снабжения, корпус стал испытывать нехватку горючего и артиллерийских боеприпасов. Все это, конечно, не могло не отразиться на его боеспособности.

В заключении мне особенно хочется подчеркнуть высокое политико-моральное состояние и боевой дух личного состава корпуса. С первых дней войны солдаты, командиры и политработники проявили в боях образцы мужества и отваги. Эти высокие нравственные качества войска корпуса сохранили на протяжении долгих дней и месяцев Великой Отечественной войны.

Генерал-полковник Белов П. Кавалеристы на Южном фронте. (Из воспоминаний бывшего командира 2-го кавалерийского корпуса) // Военно-исторический журнал. 1959. № 11. С. 65-66.

Некоторые комментарии.

Про атаки в конном строю. Вполне возможно, что в довоенных кадровых корпусах/дивизиях (по крайней мере, в некоторых) командование негласно согласилось с франко-немецким принципом использования кавалерии (конь — только транспортное средство). А все (или почти все) примеры подобных атак связаны со свежесформированными кавсоединениями.

Про преимущества конной тяги перед тракторной. Видимо речь идёт о тактической подвижности, т.к. в оперативном плане трактор, как минимум, не уступает по скорости марша лошадям, а по длительности значительно превосходит.

Про разведывательные части. Как бы особенностью кавалерийских соединений было то, что в разведку могли послать любое подразделение. По БУК-40, ч. II (полк - эскадрон) "обычно расход на разведку не должен превышать 1/6 части сил и средств" (п. 51). При этом органами наземной разведки являлись: разведывательные отряды (1-2 эскадрона со средствами усиления); передовые (прикрывающие) отряды (от эскадрона до полка со средствами усиления); отдельные разъезды (до взвода, с обязательной придачей радиостанции); разъезды, высылаемые от разведывательных и передовых отрядов (от звена до взвода); боевые разъезды (5-8 бойцов), высылаемые в период завязки и ведения боя; пешие разведывательные партии (от отделения до эскадрона).
Tags: ВОВ, Кавалерия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments