Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Ретроспективная рецензия на «Характер операций современных армий»

Важная веха в развитии советской военной науки
(К 60-летию выхода в свет труда В. К. Триандафиллова «Характер операций современных армий»)

Полковник в отставке Я. М. ГОРЕЛИК, кандидат военных наук

Триандафиллов Владимир Кириакович — советский военачальник, известный военный теоретик. Родился в 1894 году, в 1915-м окончил школу прапорщиков. Участник первой мировой и гражданской войн. В Красной Армии с 1918 года. Командовал ротой, батальоном, полком, бригадой. Член Коммунистической партии с 1919 года. В 1923-м окончил Военную академию РККА, с 1923 по 1931 год был начальником отдела и начальником оперативного управления штаба РККА, командиром и комиссаром стрелкового корпуса, заместителем начальника штаба РККА. Погиб в авиационной катастрофе в 1931 году.

В. К. Триандафиллов — один из основоположников теории глубокого боя и операции, автор ряда военно-исторических и военно-теоретических работ, посвященных развитию армий после первой мировой войны, характеру будущей войны и операций, особенностям начального периода войны, проблемам стратегического и оперативного руководства.

Основные труды: «Взаимодействие между Западным и Юго-Западным фронтами во время летнего наступления Красной Армии на Вислу в 1920 году»; «Война и революция», кн. 2, 1925; «Перекопская операция Красной Армии»; «Гражданская война 1918—1921 гг.», т. 1, 1928; «Размах операций современных армий», 1926; «Характер операций современных армий», 1929, издание 2-е, 1932.


Выход в свет труда В. К. Триандафиллова «Характер операций современных армий»(1) явился значительным событием в развитии советской военной науки. В нем автор всесторонне рассмотрел материальную базу, условия, влияющие на характер боевых действий, и исследовал узловые вопросы оперативного искусства, содержание и способы ведения наступательной и оборонительной операций.

Особого внимания заслуживает методология научного исследования Владимира Кириаковича. Сначала он изучал фактический материал, анализировал имевшийся по данному вопросу опыт, а затем переходил к теоретическим обобщениям с выводами и заключениями. Кстати сказать, в настоящее время все большее распространение, на мой взгляд, получает другой подход: даются указания, а затем делаются попытки их обосновать. Безусловно, такой околонаучный подход ничего общего не имеет с рассматриваемой работой.
_________________
1. Триандафиллов В. К. Характер операций современных армий. — М.: Воениздат, 1929.


В своем труде автор стремился избежать общих рассуждений и все положения, характеризующие ту или иную проблему, обосновывал конкретными цифрами, тактическими и оперативными нормативами, ибо, как он пишет, только так можно показать различие между настоящим и прошлым, определить направление развития военного искусства.

Однако, замечает В. К. Триандафиллов, рассматриваемая им материальная база операций присуща в основном началу будущей войны. Характер боевых действий последующих периодов, естественно, будет претерпевать изменения, которые в ходе вооруженной борьбы неизбежно связаны с изменениями в оснащении, численности и подготовке войск.

Книга состоит из двух частей: первая посвящена анализу развития военной техники после первой мировой войны, возможной численности армий и организационной структуры войск; во второй показаны исходные данные, свойственные операциям современных армий, дана исчерпывающая характеристика наступательной и оборонительной операции, а также исследованы возможности войск в последовательных операциях.

На основе строгого учета состояния военной техники и экономики, численности и организации армий того времени автор прогнозировал характер, размах операций будущей войны и тенденции их развития в зависимости от изменений средств борьбы.

Рассматривая состояние армий, он подчеркивал, что необходимо учитывать как достижения военной техники, так и тенденции ее совершенствования по каждому типу вооружения. Без этого, считал Владимир Кириакович, нельзя понять тех изменений, которые могут произойти в организации армий в ближайшие годы.

Анализируя в этом плане стрелковое оружие, он обращал внимание читателя на уменьшение веса новых образцов и увеличение маневренности и подвижности пехоты, на усиление мощи самых мелких ее подразделений. Отмечая возможность замены магазинной винтовки автоматической и насыщение войск крупнокалиберными пулеметами и легкими артиллерийскими орудиями, В. К. Триандафиллов предсказывал повышение скорострельности и дальнобойности оружия пехоты, ее способности в борьбе с танками, бронемашинами и с низколетящими воздушными целями.

Характеризуя новые образцы артиллерийских орудий, он констатировал, что при прежних калибрах они имеют гораздо большую дальность стрельбы и, что не менее важно, увеличенную мощность снаряда, а переход артиллерийских систем на механическую тягу значительно повышает маршевую скорость.

Развитие танкостроения после первой мировой войны, по мнению автора, позволяло превратить танк из средства тактического прорыва в средство оперативного значения.

Следя за совершенствованием боевой авиации, он акцентировал внимание на ее перевооружении: самолеты получили эффективное оборудование, в частности стали более совершенными прицелы бомбометания, фотографические аппараты, радиоаппаратура и приборы для ночных полетов. В результате значительно улучшились боевые свойства самолетов, расширилась сфера их действий, увеличилась степень воздействия по наземным целям.

Основываясь на таком анализе средств вооруженной борьбы, В. К. Триандафиллов утверждал, что «тактика, оперативное искусство и стратегия в целом исходят из тех материальных средств и того людского материала, которые выделяются государством для ведения войны. Военное искусство, оторванное от этой базы, неизбежно превращается в авантюризм и фантазерство и ни к чему хорошему привести не может»(2).
_________________
2. Триандафиллов В. К. Характер операций современных армий. — М.: Воениздат, 1932. — С. 173.


Однако он видел и обратное влияние всего этого. «Тактика, оперативное искусство и вся стратегия не только считаются с материальной базой и из нее вытекают, но в свою очередь они указывают и намечают пути для дальнейшего развития и расширения этой материальной базы... в каком направлении это развитие должно быть направлено, какие роды войск должны получить дальнейшее изменение, какие улучшения и усовершенствования должны быть произведены в системе вооруженных сил»(3).

Трудно не согласиться с мнением некоторых исследователей, что известные работы В. К. Триандафиллова «Размах операций современных армий» и «Возможная численность будущих армий» послужили предпосылками для создания книги «Характер операций современных армий». Уже в названных трудах Владимир Кириакович избегал утверждений, не подкрепленных вескими доказательствами я цифровыми расчетами. Причем в каждой очередной работе новый элемент — убедительное обоснование выдвигаемых проблем, иллюстрация теоретических положений фактами и статистическими материалами — приобретал все большую силу. Вот почему ему удалось с такой обстоятельностью показать состояние войск, их оперативные возможности в будущей войне; операцию армии, предназначенной для действий на главном направлении, и условия, необходимые для проведения последовательных операций.

Вчитываясь в положения, выдвигаемые Владимиром Кириаковичем в этом труде, еще раз убеждаешься в том, как важно для военной теории и практики выявить тенденции развития средств и способов борьбы, а также определить возможный характер действий вероятного противника.

Незадолго до трагической гибели В. К. Триандафиллов, учитывая быстрый подъем индустрии в годы первой пятилетки и ее воздействие на строительство армии, приступил к переработке своего труда, но, к сожалению, не успел реализовать замысел. Вот почему ко второму изданию, которое вышло в свет в 1932 году, в виде приложения был дан развернутый план новой книги. Из него видно, в каком направлении автор думал дорабатывать свой труд, привести многие высказанные им ранее оперативно-тактические взгляды в соответствие с новым уровнем организационного и технического состояния армии. В предисловии ко второму изданию отмечалось, что эта книга явилась крупным вкладом в советскую военную литературу и сыграла большую роль в подготовке начальствующего состава армии, в повышении его оперативных знаний.

Работая над планом нового труда, В. К. Триандафиллов как дальновидный военный теоретик много внимания уделял разработке проблем перевооружения армии, развитию родов войск и видов вооруженных сил. При этом менялись и его взгляды на основные положения теории военного искусства, строительство вооруженных сил и их подготовку к войне.

После анализа труда Владимира Кириаковича невольно возникает вопрос: что помогло автору смело подойти и творчески разрешить целый ряд сложнейших проблем характера операций современных армий? Ответ один — кропотливый, титанический труд над опытом первой мировой и гражданской войн, умелое обобщение материала и повседневная практическая работа по строительству Советских Вооруженных Сил. В результате этого командный состав Красной Армии получил ценную военно-научную работу.
_________________
3. Триандафиллов В. К. Характер операций современных армий. — С. 173—174.


В. К. Триандафиллов — один из первых военных теоретиков, кто отметил новые тенденции в развитии военного искусства того периода, дал отправные положения по организации и ведению боя с учетом открывшихся возможностей одновременного удара по всей тактической глубине противника путем использования различных групп эшелонов танков, штурмовой авиации и дальнобойной артиллерии. По его мнению, это могло бы более чем в два раза увеличить глубину наступательной операции. Главным условием успеха боя и операции он считал взаимодействие между всеми средствами борьбы.

Вот почему Владимира Кириаковича вполне заслуженно считают одним из основоположников теории глубокого боя и операции. Обогащенная и развитая усилиями советских военных ученых и военачальников, она получила полное подтверждение в ходе Великой Отечественной войны и сохраняет определенное значение в современных условиях.

Книга В. К. Триандафиллова, отличавшаяся смелостью и новизной взглядов, новаторским подходом к анализу состояния военной теории и практики, получила широкий отклик и дала хороший толчок к развитию тактического и оперативного мышления. Она заставила по-новому взглянуть на завтрашний день не только армии, но и военного дела вообще, высветила будущие формы боевых действий войск, новые способы ведения операций со сложной системой управления ими. И не случайно его справедливо стали называть революционером в военном искусстве, в деле обороны СССР. Работая над трудом «Новые вопросы войны», Михаил Николаевич Тухачевский на обложке первого тома (осле трагической гибели Владимира Кириаковича) сделал надпись: «Посвящается светлой памяти В. К. Триандафиллова», подчеркнув этим еще раз его вклад в советскую историографию военно-теоретической мысли. Мы, к сожалению, не имели тогда глубоких обобщающих исследований ни по отдельным проблемам развития военно-теоретической мысли, ни по различным ее периодам.

Вместе с тем труд В. К. Триандафиллова (по свидетельству заместителя начальника оперативного управления штаба РККА комбрига Г. С. Иссерсона, присутствовавшего при его обсуждении) вызвал отрицательное отношение со стороны С. М. Буденного. В своем резком выступлении он назвал книгу вредной, принижающей роль конницы и противоречащей духу Красной Армии. Разделял взгляды С. М. Буденного и А. И. Тодорский, заявивший, что Владимир Кириакович пропагандирует идеи технически вооруженных западноевропейских армий и не учитывает нашей отсталости в этой области(4).

Другие выступавшие, в частности Н. Е. Варфаломеев и М. Н. Тухачевский, обстоятельно аргументировали большое научное и практическое значение труда для развития оперативного искусства. Кстати говоря, это заседание вел начальник Политуправления РККА Я. Б. Гамарник, который считал В. К. Триандафиллова подлинным революционером военной мысли. Однако, ввиду того, что при обсуждении разгорелись страсти среди высшего комсостава относительно советско-польской кампании 1920 года, дискуссия по книге не получила должного результата. После небольшого перерыва заседание было закрыто и перенесено на неопределенный срок. По утверждению профессора Г. С. Иссерсона, продолжение обсуждения так и не состоялось.
_________________
4. Дружба народов. — 1988. — № 5. — С. 189.


Не всем военачальникам Красной Армии, особенно кавалеристам, были по душе идеи о том, что развитие автоматического оружия делает невозможным ведение боя кавалерийскими массами в конном строю, что прошли времена, когда конная атака решала участь боя. Отвергая выводы В. К. Триандафиллова, часть из них делала все для увеличения количества кавалерийских частей и соединений. Только с 1934-го по 1939 год численный состав кавалерии увеличился на 52 проц. (цифры были названы в речи К. Е. Ворошилова на XVIII съезде партии).

Увлечение кавалерией, преувеличение ее роли во второй половине 30-х годов, разумеется, не отвечали требованиям развития Советских Вооруженных Сил в то время. Тем не менее некоторые руководящие товарищи продолжали рассматривать кавалерию чуть ли не как главный род подвижных войск, который еще «не сказал своего последнего слова».

На наш взгляд, назрела необходимость объективно оценить труды ведущих советских теоретиков, их вклад в советскую военную науку, показать всю сложность этого развития в те годы.

Следует подчеркнуть, что в советской военной литературе в ряде статей и в мемуарных изданиях уже оценены некоторые военно-теоретические и военно-исторические труды В. К. Триандафиллова. Например, о труде «Характер операций современных армий» Маршал Советского Союза А. М. Василевский писал: «Вышедшая в свет его книга явилась по существу первым трудом, в котором оперативно-стратегические проблемы освещались с учетом последних требований военного искусства.

В. К. Триандафиллов положил начало разработке теории глубокой операции. Эта теория как раз и наметила способы применения войск, оснащенных новейшей боевой техникой. Теория глубокой операции видела полный разгром вражеских сил в одновременном огневом воздействии на всю глубину обороны противника. Применением авиации и воздушно-десантных частей обеспечивался быстрый прорыв этой обороны, выход на оперативный простор и во вражеский тыл. В труде В. К. Триандафиллова разрабатывалась тактическая теория общевойскового глубокого боя, преимущественно наступательного»(5).

Вместе с тем, военно-научное наследие Владимира Кириаковича, в том числе в области оперативной и тактической подготовки высшего и старшего командного состава и штабов, требует дальнейшего изучения, так как многие его советы и рекомендации, в частности по организации и методике оперативной подготовки высшего и старшего командного состава, представляют немалый интерес и в наше время.

Отмечая юбилей первого издания труда «Характер операций современных армий», мы отлично осознаем необходимость дальнейшего создания военно-теоретических работ, основанных на анализе современной технической оснащенности вооруженных сил, изменившихся взглядов на характер возможной войны и условий ведения операций и боя.
_________________
5. Василевский А. М. Дело всей жизни. — М.: Политиздат, 1975. — С. 74—75.

Военная мысль. 1989. № 12. С. 69-73.

Рецензия, современная книге.

А реакцию красных конников в печатных изданиях на книгу Триандафиллова хорошо описывает выражение "Люди кричат, людям больно" и прочие "бомбануло".
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Книги, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments