Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Статья про экономику боеприпасов (I)

А. БУРОВ

БОЕВОЕ СНАБЖЕНИЕ, КАК ФАКТОР ПОБЕДЫ

I. Соотношение основных факторов победы в вооруженной борьбе в довоенном представлении.

В начале текущего столетия относительное значение главных факторов борьбы формулировалось, примерно, следующим образом:

«Политика — первостепенный фактор войны; если она не обеспечила надлежащей дипломатической подготовкой успехов оружия, вся тяжесть борьбы ложится на стратегию; если последняя оказывается несостоятельной, успех может дать только грамотное тактическое руководство войсками; когда и тактика слаба, единственная надежда — на доблесть войск»(1).

Следует сделать оговорку, что под политикой тогда понимали только внешнюю, то-есть дипломатическую ее часть: под стратегией — не современное искусство подготовки к войне и ведение ее вооруженным народом, а только оперативное искусство; под доблестью войск — только хорошую выучку постоянной армии, а не сознательное упорство масс во имя хорошо известных им интересов и выгод. Экономика, вовсе пропущена в этом перечне факторов победы, ибо считалось незыблемым для огромного большинства военных и политических деятелей, что война будет кратковременной и всю ее от начала до конца возможно будет провести за счет мобилизационных запасов предметов боевого снабжения.

II. Современное понимание факторов победы.

Опыт мировой и гражданской войны, отчетливо выявил основные факторы войны и победы: политика, включая внешнюю и внутреннюю; экономика, включая предвоенную экономическую борьбу, как причину войны, и обеспечение ведения самой войны необходимым количеством ресурсов (т.-е. сельское хозяйство, промышленность, транспорт, финансы и т. д.); стратегия, включая военные элементы, входящие в политику, экономику, военную подготовку вооруженного народа. его организацию и руководство ведением самой войны и отдельными операциями(2); тактика, включая грамотное руководство войсковыми соединениями, начиная корпуса(3) и кончая отделением: наконец, доблесть войск, понимая под этим органическое усвоение бойцами целей и задач войны, железную дисциплину, отличное владение оружием и хорошую физическую подготовку.
___________________
1. Приведенная формулировка является выборкой из различных мест двух книг Вандама — «Наше положение», 1912 г., СПБ, и «Высшее из исскуств», 1913 г., СПБ.
2. В настоящее время искусство организации и ведения операций выделяется некоторыми авторами в особую отрасль военного искусства; разделяя эту точку зрения, здесь мы, тем не менее, в виду схематичности рассмотрения вопроса о факторах победы, вынуждены оперативное искусство считать частью стратегии.
3. Немецкие и польские источники, наравне с оффициально принятыми организацией и взглядами, позволяют утверждать, что оперативное искусство у них начинается с корпуса, а общая тактика кончается на дивизии. Собственно, вместо корпуса у них принята группа, представляющая не штатную организацию дивизий в составе более крупного общевойскового организма, а временное соединение; состав и численность каждого, подобно армии, — функция от задачи.





Все эти элементы находятся в теснейшей функциональной связи, и слабость одного из звеньев может повести к неудаче; кроме того, между всеми этими факторами остается известная подчиненность, определяющая относительное значение каждого отдельного фактора: так, при неудачной политике не выручит и блестящая стратегия; плохой стратегии не поможет даже отличная тактическая подготовка войск, а при слабой тактике вряд ли можно рассчитывать даже и на доблесть бойцов. Эти положения могут быть иллюстрированы огромным количеством примеров.

Некоторое пренебрежение к факторам внешне-политического порядка повело к сосредоточению против Германии превосходных по числу войск и, особенно, по экономической мощи противников, что и предопределило ее поражение в мировой войне. Ни блестящая стратегия, ни отлично проведенная мобилизация хозяйства, ни прекрасная тактическая подготовка начальников, ни доблесть войск (базированная в значительнейшей степени на гражданском мире — Burgfreiden, обеспеченном социал-демократами Германской империи) не спасли ее от разгрома.

Даже разбившая турок и стоявшая перед Константинополем русская армия была лишена значительной части плодов своих побед дипломатическими мероприятиями Биконсфильда и Бисмарка на Берлинском конгрессе 1878 г.

В мировой войне Россия была надорвана экономически непосильным для нее размахом войны, в результате чего обострились назревавшие десятилетиями внутренне-политические конфликты, и старая государственная система рухнула, похороним под обломками ее вооруженные силы.

Гражданская война дает огромное число примеров, когда, казалось бы, хорошо организованные, отлично вооруженные белые войска, занимавшие самые хлебородные губерния, владевшие углем, нефтью и железом, имевшие внешнюю политическую поддержку, — разлагались тем не менее с поразительной быстротой под влиянием факторов внутренне-политического порядка.

III. Значение боевого снабжения. Боевое снабжение, как мерило экономической мощи страны.

Если внешне-политическая подготовка борьбы находит себе отражение в численном соотношении экономических ресурсов и военных сил двух противников и тайных или явных их доброжелателей, если внутренне-политический фактор расценивается глубиной и длительностью потока общественного мнения за войну, за оборону, то экономический фактор победы находит свое отражение и характеристику, главным образом, в качестве и количестве предметов боевого снабжения.

Боевое снабжение — это важнейшее слагаемое военного успеха — недостаточно учитывается и оценивается: об этом свидетельствует хотя бы почти полное отсутствие на русском языке серьезных работ(4) по этому вопросу, а между тем боевое снабжение является одновременно мерилом экономической и военной мощи страны.

Боевое снабжение современной армии стоит на «четырех ногах»: металлургической, химической, топливной промышленности и транспорте.

Металлургическая и химическая промышленность дают необходимое сырье и полуфабрикаты для производства предметов вооружения, транспорт позволяет подвозить необходимое количество топлива и продукты производства химических и металлургических заводов к военно-промышленным предприятиям, а все эти отрасли хозяйства страны, взятые вместе, базируются на добыче топлива, руды и сырья.

Самое близкое и непосредственное отношение к боевому снабжению имеет металлургическая и химическая промышленность.

1. Боевое снабжение и металлургическая промышленность. Для характеристики зависимости боевого снабжения от металлургической промышленности приведем некоторые цифры, касающиеся Германии, как образца наивысшего военно-технического напряжения, и старой России, как того исходного базиса, из перестройки здания которого выросли вооруженные силы СССР.
___________________
4. Исключением является «Боевое снабжение русской армии в 1914—18 г.г.» Маниковского.

В Германии во время войны производилось следующее количество стали:
Годы                         1916 г.  1917 г.  1918 г.

Количество стали (в млн. т)   11,3     13,8     13,2
Найдем, какой процент от этого количества стали(5) потребляло боевое снабжение.

По немецким данным для изготовления одних только снарядов требовалось в 1917 г., 150 000 т стали ежемесячно(6). Нужно выяснить, выражает ли эта цифра количество сырой стали или обработанной, т.-е. в изделиях. Для пушечных снарядов соотношение между весом корпуса снаряда, т.-е. весом обработанной стали и весом пороха будет от 5 : 1 до 10 : 1, а для гаубичных снарядов от 20 : 1 до 30 : 1; среднее арифметическое при одинаковом количестве пушечных и гаубичных снарядов будет равно 10 : 1, а принимая во внимание относительно большее количество гаубичных снарядов, изготовлявшихся Германией, — это соотношение можно принять близким к 15 : 1. В цитированных уже выше немецких источниках имеются указания, что на 15[0] 000 т стали ежемесячно приходилось 10 000 т пороха, то-есть соотношение между металлом и порохом было 15:1, что и соответствует вышеприведенному расчету. Из этого следует, что приведенная выше цифра 150 000 т показывает вес стали в изделиях; кроме того, отношение 1 : 15 указывает на значительное предпочтение, которое немцы оказывали гаубичным и мортирным выстрелам, требовавшим, примерно, в четыре-восемь раз меньше пороха, чем выстрелы из пушек тех же калибров.

Так как для снаряда требуется по весу вчетверо больше сырой стали, чем вес изделия (корпуса), то примерная месячная потребность германской снарядной промышленности в сырой стали равнялась 500 000 т в месяц или 6 000 000 т в год, что составляет 43 % всей добычи стали в стране, и это, не считая производства пулеметов, винтовок, орудий, танков, линейных кораблей («Гинденбург». «Бавария»)(7), подводных лодок и т. п.
___________________
5. «Ежегодник Коминтерна» за 1923 г., стр. 147.
6. Schwarte, «Der grosse Krieg 1914—1918», VIII Band. S. 85.
7. Строились в 1916/17 г. на германских верфях.



Указанные выше цифры потребной для производства снарядов стали относятся к 10 000-тонной месячной пороховой программе Гинденбурга в 1916 г.; ее дальнейшее увеличение в полтора раза повело в целях экономии металла к сокращению отпуска стали для мирных целей на одну четверть и для вывоза на одну треть(8). Тем не менее, с кризисом черных металлов Германия справилась нелегко, и в литературе имеются указания на нехватку стали специальных сортов для изготовления танков(9).

С цветными металлами дело было более, чем плохо: меди, например, добывалось 2 000 т, а потребность в ней доходила до 15 000 т в месяц. Соотношение между добыванием и расходом прочих цветных металлов, необходимых военной индустрии, было следующее: никель 0 : 500; алюминий 100 : 1 000; олово 10 : 400; хром 1 : 500 и т. д.(10).

Как немцы выбрались из этого кризиса цветных металлов, видно из сборника Шварте «Техника в мировой войне»; здесь же важно было показать связь между боевым снабжением и металлургической промышленностью.

Обращаясь к России, найдем, что выплавка чугуна упала с 4 635 тыс. т в 1913 г. до 3 000 тыс. т в 1917 г.(11), в то время как по плану заказов(12) на 1917 г. требовалось:

Для изготовления орудий:
3840 ор. 3" весом в 1,1 т         4 000 т стали в изделиях;
1000 ор. 42—48"' весом по 2 т     2 000 т стали в изделиях
250 ор. 6" весом по 3 т             750 т стали в изделиях
                           ____________
                            Итого 6 750 т стали в изделиях.
Следовательно, сырой стали с коэффициентом 8(13) — 54 000 т, а со всеми другими орудиями с тем же коэффициентом — 60 000 т.

Для изготовления винтовок и пулеметов:
1,5 млн. винтовок по 5 кг         7 500 т стали в изделиях
20 000 пулеметов по 50 кг         1 000 т стали в изделиях
Винтовки можно взять с коэффициентом 10, а пулеметы с коэффициентом 20; следовательно, сырой стали потребуется: для изготовления 1,5 млн. винтовок — 75 000 т, а пулеметов — 20 000 т, а всего ок. 100 000 т.
___________________
8. Вывоз стали, главным образом в Скандинавию, давал возможность получать в обмен мягкое шведское железо, цветные металлы, норвежскую селитру (искусственную) и т. п., см. («Воспоминания» Людендорфа; Schwarte, «D. gr. Krieg 1914—18», VIII Band).
9. Риттер, «Критика мировой войны», стр. 55.
10. Шварте, «Техника в мировой войне», 1927 г., в кратком изложении А. Бурова, стр. 67.
11. См. «Экономическую географию» Борисова, Иваново-Вознесенск, 1922 г., стр. 75.
12. См. Приложение № 21 во II томе, 2 изд. выходящей книги Маннковского «Боевое снабжение русской армии в 1914—18 г.г.», перераб. Е. 3. Барсуковым.
13. Количество сырой стали, потребное для изготовления определенного изделия, обычно, в несколько раз превосходит вес изделия; при этом соотношение между весом сырой стали и весом изделия тем больше, чем изделие сложное; в данном случае взят коэффициент 8, как средний, т. к. на самом деле это соотношение для различных орудий различно, и тем больше, чем орудие сложнее.



По плану 1917 г. для изготовления снарядов в России требовалось:
35 млн. 3" сн. по 5,5 кг            ок. 192 500 т стали в изделиях
5 млн. 48"' и 45"' гауб. по 15 кг   ок. 75 000 т стали в изделиях
1,1 млн. 42"' пуш. по 12 кг         ок. 13 200 т стали в изделиях
2,5 млн. 6" гауб. по 36 кг          ок. 92 000 т стали в изделиях
___________________
Всего ок. 43,6 млн. сн.         372 700 т сырого металла,
а считая снаряды прочих калибров, — ок. 400 000 т.
Если для сырой стали, необходимой для изготовлении снарядов, взять коэфициент 4 по отношению к весу наделяя, то получим количество потребной сырой стали 1 600 000 т для производства снарядов, а для всего производства предметов боевого снабжения 1800 000 т ежегодно или 60% от всей выплавки стали 1917 года. При этом грубо можно считать прокатное соотношение стали, потребной для производства снарядов, ружей и пулеметов(14) и орудий, как 7:2:1. Общее же количество стали, необходимое для всей мобилизованной на оборону индустрии и транспорта, исчислялось в 4 800 000 г в год(15) т.-е. в 1917 г. должен был быть дефицит около 1 800 000 т.

В мирное время, в 1913 г. (год максимальной выплавки черного металла) все-таки его не хватало для удовлетворения потребностей страны, примерно, на 20 %; в военные годы, когда выплавка металла, в связи с падением добычи угля и другими причинами, падала на 10—20% ежегодно, — естественно, многие неотложнейшие требования различных отраслей хозяйства не могли быть удовлетворены. Вследствие этого добыча и подвоз топлива падали еще быстрее, и уже к концу 1916 года в Донбассе было потушено 17 доменных печей из 62. По заявлению министра торговли и промышленности, работающая на оборону промышленность могла в это время получить не более 50 % необходимого ей черного металла(16).

Вот почему следует обратить исключительное внимание на изыскание возможности применения доброкачественной литой стали для изготовления тел орудий (но не лейнеров), хотя бы только в орудиях, не требующих больших давлений и, особенно, для отливки корпусов снарядов из сталистого чугуна. После потери Бриейского рудного бассейна французы вынуждены были обратиться к изготовлению значительной части своих снарядов из сталистого чугуна(17). Последний давал снаряды в 2½ раза дешевле; по данным проф. Ванкова, производительность снарядов сталистого чугуна в 1,6 раз больше стальных в отношении металлургическом, в 3—4 раза в отношении механической обработки: кроме того, они требуют вдвое меньшего расхода топлива и дают значительную экономию в рабочей силе(18).

В связи с недостатком металла, а также вследствие дурного управления, транспорт лишился необходимых ему паровозов, вагонов, рельс и т. п. и не мог подвозить необходимого топлива, металла и продовольствия в промышленные центры. В 1916 г. даже столь нужные для жел. дорог 60 паровозов были задержаны изготовлением на Сормовском заводе, так как более полугода завод не мог получить с юга нескольких десятков вагонов с дымогарными трубами; вагоностроительные заводы задерживали выпуск вагонов в виду отсутствия колес, а в это время склады Сормова были завалены готовыми колесами. Таких примеров можно привести сколько угодно(19).
___________________
14. Ружья и пулеметы берутся вместе.
15. Маниковский, «Боевое снабжение русской армии в войну 1914—18 г.г.», Москва, 1920, часть I, стр. 61, где говорится о расходе черного металла на оборону в 25 млн. пудов, или 400 000 т, в месяц, т.-е. 4,8 млн. т в год.
16. Том II труда Маниковского, в обработке Е. З. Барсукова.
17. Gen. Herment, «La fonte acieree», 1921, Paris.
18. См. «История организации уполномоченного ГАУ г. м. Ванкова 1915- 1918», стр. 60.
19. Проф. Гриневецкий, «Послевоенные перспективы русской промышленности», 1919 г., Москва, стр. 37.


Потребление и добыча меди в России перед и во время войны видны из прилагаемой диаграммы, наглядно иллюстрирующей огромное несоответствие между потреблением и добычей.



В отношении добычи цинка и, особенно, свинца дело обстояло в России в хуже, чем с медью; никель же, необходимый для изготовления орудийной стали, и алюминий, из которого делаются дистанционные трубки, в России вовсе не добывались, несмотря на наличие залежей руды. Вся огромная потребность боевого снабжения в цветных металлах покрывалась на 100% (и лишь для меди на 75%) на счет ввоза(20).

Какие выводы надлежит из этого сделать?

1. Из изведенных цифр и материалов следует, что боевое снабжение потребляет во время войны от 50% до 60% всего производства черной металлургии. В частности Россия выбыла из мировой войны вследствие металлургического голода, имевшего базой топливный кризис; за этим последним, в связи с недостатком металла, необходимого для производства транспортных средств, наступил кризис транспорта, следом продовольственный, а далее и политический.

2. Из всего потребляемого боевым снабжением черного металла большая часть его идет на производство снарядов — до 70—80%; изготовление винтовок и пулеметов достигает не более 20%, а орудийное производство не более 10 % общего расхода металла на боевое снабжение. При этом соотношении между весом сырого металла и весом его в изделиях для снарядов бралось М(сн) = 4; для орудий — М(ор) = 8; для винтовок — М(вин) = 10; для пулеметов — М(пул) = 20.

3. С объявлением мобилизации работа всех видов металлургии должна быть усилена до максимальных размеров; поэтому призыв рабочих в армию, для укрепления ее рядов, должен производиться не сразу (а по истечении известного срока, пока не подучатся новые) и вестись последовательно — небольшими пачками, чтобы не нарушить развертываемого темпа работы.

4. Одновременно должна быть увеличена добыча топлива и организовано его консервирование (брикеты) в первые месяцы, когда производство будет превосходить потребление, вследствие естественного отставания вначале развертывания индустрии от добычи топлива.
___________________
20. Все данные о цветной металлургии взяты из доклада проф. Ванкова «Современное состояние добычи цветных металлов и производственные перспективы».


5. Ремонт транспортных средств и постройка новых также являются неотложными мероприятиями и должны производиться одновременно с мобилизацией индустрии. Сырьевые металлургические, топливные, машиностроительные и продовольственные базы в СССР отделены огромными расстояниями; поэтому правильная работа железных дорог и водных путей — необходимое условие победы.

2. Боевое снабжение и химическая промышленность. Порох и взрывчатые вещества, прежде всего, нитросоединения: нитроклетчатка (пироксилиновые пороха), нитроглицерин (основа для нитроглицериновых порохов), нитротолуол (главное взрывчатое вещество). Для их производства необходимо прежде всего иметь азотную и серную кислоту, селитру, серный колчедан, продукты перегонки угля при получении кокса, толуол и клетчатку в виде хлопка или древесной целлулозы. Для изготовления химических средств борьбы, то-есть отравляющих и удушающих средств, исходным материалом являются также, главным образом, побочные продукты коксования угля.

В виду того, что ввоз исходного материала для получения азотной кислоты — чилийской селитры — с началом блокады Германии прекратился, «для всех специалистов военной техники стало ясно, что войну надо окончить весной 1915 г. вследствие отсутствия связанного азота»(21).

Целым рядом мероприятий, а, главным образом, благодаря техническому осуществлению добывания азота из воздуха по методу проф. Габера кризис был ликвидирован. Получение азота из воздуха по этому методу росло с такой быстротой, что потребности Германии в связанном азоте к концу 1917 года были удовлетворены полностью:
Годы               1913  1914  1915  1916  1917  1918

Добыча связанного    3    15    40    80   120   300
азота (в тыс. т)
Кризиса в отношении удовлетворении потребностей боевого снабжения в побочных продуктах коксования в Германии не было, ибо как по числу коксовальных печей с рекуперацией(22), так и по состоянию химической промышленности, Германии занимала первое место в мире. Достаточно сказать, что Германии перед войной использовала 84 % всего газа, получавшегося при коксовании, а Англия всего около 20% при соответственном потреблении кокса 19,8 или 8,8 млн. т в 1912 г., т.-е. Германии использовала в 9-10 раз больше коксовальных газов, чем Англия(23).
___________________
21. Проф. Габер, «Пять речей по химии». ГИЗ, 1924 г., стр. 54.
22. Т.-е. с использованием газов для получения из них путем дальнейшей обработке лекарств, красок, дезинфекционных веществ и т. п.
23. См. таблицы в брошюре Лебедкина «Газ коксовых печей», ГИЗ, 1925, стр. 75—76.



Самое крупное затруднение было встречено при изготовлении нитроглицериновых порохом, в виду отсутствия глицерина. Последний можно было получать путем расщепления животных жиров, но в этих последних и без того чувствовался сильнейший недостаток. Из кризиса вышли благодаря открытию д-ра Constein’а, которому удалось получить глицерин из сахара, подвергая его брожению посредством дрожжевого грибка.

Из этих немногочисленных примеров видно, что даже Германия с ее лучшей в мире химической промышленностью, с самым многочисленным кадром ученых теоретиков и практиков инженеров-химиков, справилась с требованиями войны лишь в результате исключительного напряжения и упорнейшей работы.

В России же химическая промышленность была до войны крайне слабо развита и не имела тех производств мирного времени, которые составляют базу для военно-химической индустрии: не было ни производства искусственных удобрений, ни красочных фабрик, ни производства лекарств; газы коксовальных печей не улавливались, кислот готовили крайне мало, а залежи селитры в Средней Азии вовсе не разрабатывались.

Заново пришлось ставить многие производства, а влачившие жалкое существование поднять на невиданную доселе высоту. Во время войны было построено около 2 000 коксовальных печей (вместо 6 в 1912 г.(24)) с улавливанием побочных продуктов коксования; эти печи позволили коксовать до 8 000 тысяч т угля и давали около 2 000 т сырого бензола. В Донбассе в 1916 году был пущен завод для добывания селитры из аммиака, получавшегося при сухой перегонке каменного угля; этот завод с производством до 600 000 т аммиачной селитры в год покрывал до 25% годовой потребности страны в азотной кислоте. Производство серной кислоты поднялось с 90 000 т в год до 320 000 т в 1916 г. Отсюда ясно, что производство взрывчатых веществ и пороха поднялось в значительной мере. Тем не менее, потребности армии далеко не могли быть удовлетворены, вследствие чего были сделаны огромные заказы за границей, при чем ожидавшийся ежемесячный ввоз пороха и взрывчатых веществ превосходил производительность страны в несколько раз.

Максимальная потребность старой армии в порохе определялась, примерно, в 10 000 т ежемесячно, а взрывчатых веществ в 15 000 т, то-есть пороха требовалось, примерно, столько же, сколько и Германии по программе Гинденбурга к концу 1916 года. Однако, взрывчатых веществ на это количество пороха немцам нужно было значительно больше — 23 000 т. Это объясняется тем, что германцы предпочитали гаубицы, и тем экономили в порохе, значительно больше расходуя взрывчатых веществ в более тяжелых гаубичных снарядах.
___________________
24. Лебедкин, «Газ коксовых печей», ГИЗ, 1925, стр. 69—74.

Из этого очерка следует сделать следующие выводы:

1. Для надлежащего обеспечения боевого снабжения взрывчатыми веществами и порохом необходимо еще в мирное время, быть может, с дотациями от военведа, создавать и развивать промышленность по разработке природной селитры и по добыванию азота из воздуха. Столь же необходимо строить впредь все печи для коксования угля с рекуперацией и организовать сбыт в мирное время максимального количества бензола и др. продуктов перетопки. Для этого, очевидно, нужно развивать собственную промышленность по производству красок, лекарств, удобрительных туков и т. п.

2. В целях экономии пороха, составляющего обычно узкое место в боевом снабжении ввиду сложности и длительности его изготовления, необходимо широкое применение суррогатов, уменьшенных зарядов и предпочтение в численном отношении коротких орудий (гаубиц и мортир) — пушкам.

IV. Показатели боевого снабжения.

1. Выше приведены соображения о роли металлургической и химической промышленности страны в отношении боевого снабжения и о месте, занимаемом последним в хозяйственном ее балансе; эти соображения дают, однако, только общие, схематические представления о функциональной зависимости боевого снабжения от различных видов индустрии. Для большей конкретизации этой зависимости приведем несколько «показателей» боевого снабжения; показателем мы предлагаем называть, как это имеет место в статистике, некоторые средние цифры, которые дают характеристику отдельных родов и видов боевого снабжения и связывают их математически с различными видами индустрии; одновременно они служат яркими иллюстрациями того, что боевое снабжение является определяющим фактором при организации вооруженных сил.

Таковы: 1) пороховой показатель — П(пор), 2) С(в) — средний вес выстрела, 3) К(сн) — душевой расход снарядов для поддержки одного среднего бойца, или, проще, снарядный паек живого солдата.

2. Количество пороха в тоннах, производимое ежемесячно мобилизованной для обороны индустрией, мы называем пороховым показателем военно-промышленной мощи страны. Порох, как продукт сложной, длительной и весьма точной(25) работы химической промышленности, во всех странах во время мировой войны был узким местом снарядной индустрии. В некоторых странах таким же узким местом в снарядной индустрии, параллельно с производством пороха, было и производство трубок.
___________________
25. В виду высоких требований в отношении однородности качеств пороха каждой партии.


Как узкое место, количество изготовляемого ежемесячно пороха определяло потребность во всех прочих элементах выстрела, то-есть снарядных корпусах, дистанционных трубках, взрывчатых веществах и пр. Максимальный пороховой показатель для русской армии был, примерно, в 10 000 т, а для германской в 15 000 т.

3. Вес всех выстрелов, изготовленных индустрией за определенный промежуток времени (год, месяц), деленный на число этих выстрелов, мы называем С(в) — средним весом выстрела; то же отношение для снарядов называем средним весом снаряда, т.-е. С(сн).

В начале 1917 года немцы готовили около 10 000 000 выстрелов(26) ежемесячно, для чего требовалось:
1) для изготовления снарядных корпусов, стали   150 000 т
и для ведущих поясков, меди                       2 000 т
2) для начинки снарядов, взрывчатых веществ      23 000 т
для начинки снарядов, свинца                      1 000 т
3) для изготовления гильз, латуни                 4 200 т
для изготовления гильз, чистого цинка             1 600 т
для изготовления гильз, стальной жести            2 100 т
4) для изготовления трубок, алюминия              1 000 т
для изготовления трубок, меди(27)                 2 000 т
для изготовления трубок, цинка                    2 900 т
Для одного же среднего выстрела требуется:
1) для корпуса среднего снаряда, стали               15,0 кг
для корпуса среднего снаряда, меди                    0,2 кг
                                                     15,2 кг

2) для начинки среднего снаряда, взрывчатых веществ   2,3 кг
для начинки среднего снаряда, свинца                  0,4 кг
                                                      2,7 кг

3) для начинки гильз и капсюлей, латуни               0,42 кг
для начинки гильз и капсюлей, цинку                   0,1 кг
для начинки гильз и капсюлей, ст. жести               0,21 кг
                                                      0,79 кг

4) для начинки трубок, алюминия                       0,1 кг
для начинки трубок, меди                              0,2 кг
для начинки трубок, цинку                             0,29 кг
                                                      0,59 кг

5) для боевого заряда, пороха                         1 кг
Отсюда ясно, что средний вес выстрела С(в) = 20,28 кг, при чем сталь составляет по весу около 75%, взрывчатое вещество около 11%, порох около 5%, медь — 3,4%, цинк — 3%(28), свинец — 2% и алюминий — 0,6%. Отдельные элементы выстрела весят: корпус — 75%, начинка — 13%, гильза — 4%, трубка — 3% и боевой заряд — 5%.
___________________
26. «Выстрел» в артиллерийско-снабженческом смысле означает совокупность корпуса снаряда, его начинки (пуль, взрывчатого, зажигательного, осветительного или отравляющего вещества), трубки, гильзы пороха для боевого заряда и т. п.
27. Schwarte, «Der Grosse Krieg 1914—18», VIII Band. S. 85—86.
28. Сюда вошли соответственные части этих металлов из латуни, считая ее как сплав 67% меди плюс 33% цинка.



Средний вес снаряда С(сн), т.-е. корпуса, начинки и трубки, был равен 18,49 кг, или 90 % веса выстрела; гильза же с капсюльной втулкой и боевым зарядом составляла около 10% веса выстрела.

Принимая вес выстрелов наиболее часто применяемых в Германии снарядов: 77-мм — 9 кг: 10,5-см — (гауб + пушечные) — 18 кг; 15-см (гауб) — 47 кг и 21-см — 100 кг(29), найдем, что примерное соотношение числа различного калибра выстрелов будет (при С = 20,28 кг): 77-мм — 50%; 105-мм — 30%; 15-см — 15% и 21-см — 5%.

Если подсчитать С(в) — средний вес одного выстрела русской артиллерии за время мировой войны с 1/VIII—1914 г. по 1/I—1917 года, то при:
27 млн. 3" выстрелов весом        в  9 кг
0,54 млн. 42'" выстрелов весом    в 22 кг
3 млн. 48'" выстрелов весом       в 27 кг
1 млн. 6" выстрелов весом         в 48 кг
получим С(в) = 12,2 кг; при этом 40 000 выстрелов из 8" гаубиц увеличивает С(в) всего лишь на 0,2 кг.

Для русской артиллерии те же соотношения в среднем весе выстрела С(в) будут: вес корпуса 61%, начинки 11%, пороха 8%, гильзы 14% и трубки 6%. А средний вес снаряда С(сн) составлял 78% среднего веса выстрела С(в), в то время как боевой заряд и гильза составляли по весу 22% С(в) т.-е. в 2,2 раза больше, чем у немцев. Из этого видно, что, в виду значительного преобладания пушек в русской артиллерии, черный металл ею плохо использовался, относительный расход пороха и, особенно, цветных металлов в гильзах и трубках был чрезмерно велик: последнее объясняется также малым относительным весом выстрела, в котором трубка и гильза составляли большой процент. Сравнительно большой процент начинки объясняется не только большим коэфициентом полезного труда, но и большим процентом шрапнелей в русской артиллерии (удельный вес шрапнельных пуль 11, а взрывчатого вещества 1,5).

В самом деле, коэфициент полезного труда русских гранат был значительно больше немецких: 76 и 77-мм — у русских 12%, у немцев от 2,5% до 6% и не более 10% в последних образцах. Немцы готовили толстостенные снаряды, чтобы избежать разрывов их в каналах орудий(30).
___________________
29. Вес взят средний так как образцов 21-см снарядов довольно много с большим разнообразием весов от 79 до 119 кг. См. «Сведении о германских снарядах и трубках». Изд. ГАУ, 1917, стр. 96—100.
30. По крайнем мере такое об'яснение дает Юстров в своей статье «Artilleriemunition» в новом сборнике Шварте, изд. 1927 г., «Kriegstechnik der Gegenwart», S. 116.



Относительное число шрапнелей в русской артиллерии, можно считать, никогда не падало ниже 25%, в начальный же период войны составляло большую половину общего числа выстрелов. У немцев же относительное число шрапнелей было в начале войны менее 50%, а к концу войны упало до 5%.

Примерное же соотношение числа различного калибра выстрелов будет для русской артиллерии таково: 76-мм — 85,6%; 107-мм пушечных — 1,4%; 122-мм гаубичных — 9,5 %; 152-мм гаубичных — 3,18% и 203-мм (8") гаубичных — 0,12% общего числа выстрелов. Из сравнения с немцами видим, что они выпускали одновременно втрое больше русской артиллерии снарядов средних калибров — 105 мм и полутяжелых 152-мм калибров; количество же выпускавшихся русской артиллерией 203-мм снарядов прямо-таки ничтожно.

Таким образом, С(в) для германской армии, равный 20,28 кг, и для русской в 12,4 кг являются характеристиками мощности их военных индустрий и степени поддержки артиллерией своей пехоты. На каждый выстрел русской артиллерии весом в 12,4 кг, немцы отвечали выстрелами весом в 20,28 кг каждый. Выстрелами, а не выстрелом, ибо С(в) только качественный показатель, а количественно немцы выбрасывали на фронт, начиная с конца 1916 г. по 10 — 11 млн. выстрелов в месяц, в то время, как русская армия за 29 месяцев войны, по 1 января 1917 г.. израсходовала около 30 млн. выстрелов, т.-е. немногим больше 1 млн. выстрелов в месяц.
Tags: 1918-1941, Артиллерия, Военная мысль, ПМВ, журналы, экономика и тыл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments