Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Статья про развитие принципов обороны в Первой мировой (I)

ОБОРОНА В ПОЗИЦИОННОЙ ВОЙНЕ

(Эволюция тактических идей, положенных в основу обороны на укрепленных позициях в течение мировой войны)

Н. Капустин

Приемы укрепления полевых позиций и взгляды на их организацию, существовавшие до мировой войны как у нас, так и у наших союзников и противников, в общих чертах, за исключением некоторых деталей, были совершенно одинаковы. Характер укрепленных позиций ставился в непосредственную зависимость от тактической обстановки, времени и сил. Главная линия обороны намечалась опорными пунктами (центрами сопротивления), составленными или из отрытых для этой цели окопов, или из приспособленных к обороне построек, лесов, высот и т. д., при чем доступ в промежутки между опорными пунктами преграждался взаимным фланкированием. При чем различали: 1) передовые опорные пункты — их назначение задержать наступление противника, чтобы дать время войскам главной позиции изготовиться к бою; 2) главную позицию, на которой должно остановить врага, и 3) тыловые позиции с назначением остановить продвижение неприятеля.



1914 г. Полевые укрепления в начале кампании 1914 г., т.-е. в период полевых операций, были слишком просты и, в сущности, представляли простой стрелковый окоп, усиленный искусственными препятствиями. Несмотря на простоту их конструкции, сила огня придавала им очень важное значение. Их устойчивость обусловливалась методами ведения операций в этот период войны: наступления, наскоро подготовленные, без предварительного оборудования местности, артиллерийская подготовка недостаточна, так как приходилось иметь дело главным образом с полевой легкой артиллерией, тяжелая артиллерия была представлена калибрами не более 152 мм. Что же касается прочих средств разрушения (минометов и бомбометов), то появления таковых, даже на западном фронте, были единичными случаями.

С момента стабилизации фронта (на западе она произошла уже в ноябре 1914 года) вместо системы опорных пунктов появляются непрерывные окопы. Позиции представляют собой три последовательных непрерывных линии, в расстоянии, примерно, 100 метров друг от друга. Позиция прикрывается проволочными заграждениями, параллельными линиям окопов. Возникает линейная форма, так жестоко критиковавшаяся в мирное время. На русском фронте к концу 1914 г. также наметилось стремление от группового расположения к линейной системе, хотя командование упорно стремилось отстоять идеи фортификации довоенного времени. Так, наш юго-западный фронт(1) по вопросу об укреплении позиций высказывает следующие мысли: «Укрепленной позиции в плане придавать групповой характер с промежутками; подступы к группам и к промежуткам должны обязательно обстреливаться перекрестным ружейным огнем. Обращать внимание на подготовку опорных пунктов в группах, на использование с этой целью местных предметов и особенно на образование второй линии обороны за слабыми участками позиции, обязательно в огневой связи с первой, но опорных пунктов не обносить полосой искусственных препятствий со всех сторон, чтобы не обращать их этим в «ловушки» для гарнизонов, а продолжать препятствия за линию горки и подводить под фланговый огонь из специально для того устроенных окопов».
__________________
1. Приказ по Юзфронту от 7 февраля 1915 г., № 151.


Только одно германское командование решительно порвало с фортификационной формой мирного времени и в своей инструкции, изданной уже в конце сентября 1914 г., рекомендует: узкие траншеи в 3 линии, в расстоянии 100— 150 метров одна от другой, с траверсами, тыльными траверсами и ходами сообщения; защитники должны стоять плечо к плечу, так как главное средство борьбы — это винтовка, а значит, необходимо, чтобы возможно большее число ружей принимало участие в отбитии атаки. Отсюда как следствие — первая линия должна быть удержана во что бы то ни стало; борьба за первую линию и в первой линии — вот лозунг, выдвинутый германцами и подхваченный остальными. Эта первая линия, ставшая основной позицией, должна быть поддержана огнем линий, следующих за ней.



1915 г. Французское командование предписывает (в инструкциях от 3 января и 26 декабря) заменить непрерывные линии окопов системой с опорными пунктами или с центрами сопротивления — естественными или искусственными, разделенными пассивными интервалами, фланкируемыми и прикрытыми искусственными препятствиями. Войска неохотно идут навстречу этим требованиям командования. Возникает спор между сторонниками непрерывной линии окопов и сторонниками групповой системы, незакончившийся ко дню заключения мира. По мнению пехоты — непрерывная линия окопов препятствует проникновению врага, очень тонкая — она затрудняла разрушение, так как надо было почти столько же снарядов для разрушения 100 метров окопов, сколько для уничтожения ротного опорного пункта; защитники чувствуют себя менее изолированными, нет боязни быть «обойденным», так как на флангах находятся свои, и в случае прорыва первой линии, брешь затыкалась резервами, размещенными очень близко в тылу фронта.

Саперы, как представители «командования», отстаивали «групповую» систему, дающую несравненно большую экономию сил, чем линейное расположение. Германцы первые перешли к линейной системе, потому что они в этот период были атакующей стороной, а при атаке штурмующая волна (цепь), естественно, занимала линейное расположение. Французы заимствовали у германцев идею безусловного удержания первой линии, так как она как нельзя лучше соответствовала их стремлениям, сводящимся к удержанию противника от дальнейшего вторжения вглубь страны, к ее жизненным центрам, близко расположенным к фронту борьбы. Конечно, борьбой за каждый метр земли измерялось могущество волн каждого из противников, но эта тактика не соответствовала условиям обороны страны, океан земли которой мог поглотить противника. Эта идея, перенесенная на почву русской действительности, дала самые гибельные результаты и составляет одну из крупнейших ошибок русского командования: она много способствовала преждевременной утрате боевой стойкости русской армии уничтожением ее лучших, наиболее стойких кадров.

На западном фронте, к весне 1915 г. позиционная война сделала такой шаг вперед, что, несмотря на значительную уже разницу с ранее веденными операциями по овладению укрепленными позициями с точки зрения систематичности атаки и введения более мощных средств разрушения (тяжелая артиллерия, траншейная артиллерия, наблюдение с баллонов и с аэропланов), французы во время наступления в мае 1915 г. в Аррасе в конечном результате успеха не имели, так как не могли прорвать германского расположения. Наступательная операция французов в Аррасе была тщательно подготовлена. В первый раз были произведены значительные работы по инженерной подготовке района атаки: овладение и приспособление местности между позициями противных сторон; приготовлены траншеи для размещения собранных для движения в атаку частей, ходы сообщения для скрытого движения при наступлении войск второй линии и, наконец, подготовлены специальные ходы сообщения для снабжения и эвакуации. Необычайная для того периода войны масса артиллерии подготовляла атаку в течение нескольких дней. На всем фронте атаки артиллерийский огонь настолько уничтожил искусственные препятствия и разрушил окопы, что 9 мая французская пехота одним махом овладела первой позицией германцев, но, как уже сказано, выше, в результате французская атака успеха не имела.

Ко времени Аррасской операции у германцев уже окончательно сложился взгляд на схему современной укрепленной позиции. В их официальном издании «Выводы из опыта войны по укреплению полевых позиций», вышедшем в июне 1915 г., имеются следующие основные указания: «Если предвидится упорная оборона известного участка местности, то на нем должны быть возведены по крайней мере, две позиции, одна за другой. Расстояние между этими позициями должно быть таково, чтобы одновременно атака обеих позиций была невозможна, а для атаки второй позиции потребовалась бы новая перегруппировка неприятельских войск и переезд на новые позиции артиллерии.

Впрочем, расстояние это зависит от местности и должно быть по меньшей мере от 1 до 2 километров, но может быть и значительно большим, смотря по обстановке.

Каждая позиция, сама по себе, должна быть укреплена на нижеследующих основаниях:

Позиция должна состоять из нескольких линии окопов, расположенных одна за другой и соединенных между собою многочисленными ходами сообщения.

Расстояние между линиями окопов должно быть от 50 до 100 метров с тем, чтобы задние линии были вне площади рассеивания артиллерийского огня, направленного на переднюю линию. Слишком большие расстояния между линиями окопов нецелесообразны, так как в случае атаки трудно сразу ввести в бой резервы из тыловых линий окопов к передним.

Перед первой и, по возможности, перед остальными линиями окопов необходимо располагать надежные искусственные препятствия, лучше всего проволочные сети».

Таковы принципы, положенные германцами в устройство укрепленных позиций с точки зрения их расчленения в глубину.

Что же касается вопроса о расчленении позиций по фронту, то указанное выше наставление говорит: «Расчленение позиции на отдельные фланкирующие друг друга участки имеет огромное значение не только на местности открытой, по особенно в лесах и населенных пунктах. Только этим способом можно предотвратить оставление всей позиции после удавшегося прорыва противником нашего расположения в одном пункте и дать возможность вновь овладеть потерянными участками, действуя с флангов.

Необходимо озаботиться, чтобы фланкирующие участки не могли быть обнаружены неприятелем и его воздушной разведкой.

Групповое расположение должно считаться правилом; промежутки между группами должны обстреливаться фланговым огнем с соседних групп, а также огнем с промежуточных построек.

Необходимо стремиться к возможно быстрому устройству искусственных препятствий в промежутках между группами, с тем чтобы предотвратить прорыв при атаках противника, особенно ночью и в туман.

При продолжительном занятии позиций промежутки между группами заполняются окопами таким образом, чтобы в конце концов получилась сплошная стрелковая позиция первой линии».

Таким образом, германское наставление отвечает на все коренные вопросы полевой фортификации в отношении схемы укрепленной позиции, при чем вскользь упоминает о новом факторе, который впоследствии, как увидим, оказывает громадное влияние на борьбу за укрепленные позиции, а именно на воздушную разведку.

В последующих боях в 1915 г. на западном фронте в Шампани (в сентябре) и Эльзасе (в декабре) было обнаружено, что овладение первой позицией, подвергшейся удару артиллерии атаки, не представляло особых затруднений и являлось делом почти одной артиллерийской подготовки, т.-е. сосредоточения достаточного количества орудий и снарядов.

Тем не менее в этих же боях было замечено, что, несмотря на интенсивность бомбардировки, некоторые части неприятельской позиции, даже не особенно прочного устройства, но наблюдение и корректирование стрельбы по которым было затруднительно, оставаясь мало или почти не разрушенными, оказывались очагами сопротивления, достаточными чтобы остановить дальнейшее развитие удачно начавшейся атаки.

Следовательно, чтобы помешать действительности артиллерийской атаки, нужно было прежде всего артиллерийскую подготовку сбить с толку, т.-е. принять меры, чтобы и после систематической подготовки противника огнем артиллерии участка укрепленной позиции па таковом могли сохраниться нетронутые части.

Таким образом, возникла необходимость скрывать оборонительные средства, а потому всякий «узел сопротивления», который может быть легко обнаружен неприятельским наблюдением или фотографией с самолета, должен быть исключен. Все существенные части позиций: убежища, пулеметные установки, наблюдательные пункты и т. п. не должны резко отличаться от окружающей обстановки, так как бои на западном фронте привели к выводу, что разрушительная сила артиллерии в период подготовки атаки почти беспредельна для тех районов позиций, которые могут быть подвергнуты прямому и ясному обзору с наблюдательных пунктов.

Таким образом, бои на французском фронте, опыт коих положен был в основу взгляда на надлежащее устройство укрепленных позиций и на нашем фронте, отметили громадное значение воздушного наблюдения как фактора, неразрывно связанного с деятельностью артиллерии. Появление этого фактора вызвало к жизни и вопрос о маскировке позиций, определив последнюю как отдельную организацию, необходимую для защиты элементов позиций от расшифровывания их воздушной разведкой противника.

Опыт боев на западном фронте в 1915 году привел французов к следующим заключениям, которые, в основных чертах, совпадают с положениями указанной выше германской инструкции:

1) для упорной обороны достаточно иметь три позиции, эшелонированных в глубину на расстоянии 4—5 клм. одна от другой;
2) все, что возможно, должно быть скрыто от взоров противника выносом целых позиций или отдельных траншей на обратные склоны, или хорошей маскировкой;
3) каждая позиция должна заключать в себе ряд опорных пунктов, дающих огневую оборону промежуткам и подступам к соседним опорным пунктам;
4) укрепление каждого опорного пункта должно быть таково, чтобы дать возможность оборонять его по частям;
5) каждый участок позиции (опорные пункты и интервалы) должен иметь передовую траншею убежищ и траншею ротных поддержек;
6) каждая траншея должна быть прикрыта проволочным препятствием;
7) промежутки между позициями должны быть подготовлены для создания противнику всевозможных неожиданностей, путем насыщения промежутков огневыми опорными точками (пулеметами) и создания центров сопротивления для защитников.

Таким образом, в конце 1915 года на западном фронте получается уже вполне определившийся, в результате боевого опыта, взгляд на устройство укрепленной позиции, которая могла бы противодействовать разрушительным средствам атаки в связи с появлением воздушного разведывания.

На нашем фронте, как результат собственного богатого опыта кампании 1915 года, а отчасти и сведений, полученных от союзников по вопросу о борьбе за укрепленные позиции, основные требования по укреплению позиций выливаются в такую форму.

Так, «Наставление по укреплению позиций войскам армий западного фронта», изд. 9 января 1916 г.», говорит: «позиция должна представлять собою не тонкую линию, легко уничтожаемую артиллерией противника и прорываемую атакующим, а укрепленную площадь такой глубины, которая вызвала бы для ее разрушения и прорыва полное истощение как материальных (снарядов, людей), так и моральных сил противника. Эта глубина расположения должна дать возможность с малыми силами и шаг за шагом оборонять укрепленную площадь и выиграть необходимое время для выяснения обстановки, сосредоточения к угрожаемому пункту резервов и перехода в контратаку».

В частности, требования главнокомандующего западным фронтом сводятся к следующему:

«1) в каждой армии должны быть созданы две позиции: одна — передовая, на ныне занимаемой линии войск и другая — тыловая, в удалении 12—15—30 верст от первой;
2) каждая позиция должна состоять из двух укрепленных одинаково глубоких полос: первая укрепленная полоса должна быть создана на линии нынешнего расположения войск, а вторая полоса — в расстоянии 3—5—8 верст от первой, при чем основным условием ставится такое расположение второй полосы, чтобы для овладения ею, после захвата первой полосы, противник вынужден был начинать новую атаку с перемещением артиллерии на новые позиции;
3) в первую очередь необходимо совершенно закончить три полосы, т.-е. первую и вторую полосы первой позиции и западную полосу второй позиции;
4) все укрепленные полосы должны иметь надлежащую глубину (1—1½ версты) и состоять из трех укрепленных линий: 1-я линия — окопы передовых рот с ротными поддержками; 2-я линия — укрепления на линии батальонных резервов; 3-я линия — укрепления на линии полковых резервов;
5) при возведении укреплений на 2-й и 3-й линиях должны приниматься в расчет не только силы участковых резервов, но должна учитываться возможность развития боя и отхода, в случае частной неудачи защитников первой линии и поддержки из более глубоких резервов;
6) укрепления всех линий должны иметь групповой характер, а отнюдь не быть непрерывными линиями;
7) при более значительном удалении второй полосы от первой, для большей упругости позиций на подходящих участках необходимо устраивать промежуточные группы укреплений, которые могли бы служить связью между полосами и давать возможность, в случае овладения противником какой-либо частью первой полосы, не очищать всей первой полосы, а переходить к занятию комбинированной позиции, сохраняя первую полосу, где это окажется возможным, и переходя на промежуточные группы лишь против продавленных участков первой полосы».

Таким образом, к началу 1916 года во всех армиях приходят к заключению, что современные укрепленные позиции не могут представлять собой, как это было в начале войны, линии: это должны быть «укрепленные районы», расчлененные на полосы, глубиною каждая от 4—5 верст и следующие одна за другой в расстоянии, обеспечивающем удар тяжелой дальнобойной артиллерии противника по обеим полосам одновременно, при чем всеми признается, что в основание формы полевой укрепленной позиции должна быть положена идея «группового» расположения.

Идея группового расположения заключается в сосредоточении известных войсковых сил обороняющегося в прочно занятых «узлах» или «группах» протяжения по фронту, соответствующего силе данного войскового соединения, при чем промежутки между группами обстреливаются из этих групп действительным перекрестным огнем.

Групповой способ укрепления позиций предъявляет особенные требования к войскам, их обороняющим или атакующим, те требования, о которых упоминает французская главная квартира, оценивая германские позиции у Арраса: «защитники этих пунктов (т.-е. групп), даже будучи окружены, продолжают упорно обороняться», и «для того, чтобы овладеть опорным пунктом, занятым немцами, недостаточно охватить или обложить его».

Следовательно, оборона позиций группового характера требует хладнокровия начальников, их инициативы, особой стойкости войск и способности их к маневрированию под огнем противника.

Условия, требующиеся для осуществления столь упорной обороны, с изменением качеств войск потребовали изменения группового расположения в чистом виде: ураганный огонь тяжелой артиллерии, включительно до 42 сантм. калибра, вызывая огромные потери в войсках, разрушая окопы и убежища, сильно потрясал дух недостаточно выдержанных войск, и тогда упорная оборона групп в действительности не всегда осуществлялась: некоторые группы очищаются войсками, чем облегчается прорыв неприятеля в промежутки.

Кроме того, оперативные соображения заставляли некоторые части занимать большое протяжение по фронту (на дивизию до 15 верст, а для корпуса 30—40 верст) и по недостатку артиллерийских средств не давали возможности держать под огнем подступы к промежуткам.

При таких условиях основывать оборону промежутков между группами на одном огне было рискованно, приходилось заполнять промежутки, т.-е. укрепленная позиция принимала как бы сплошную форму.

Итак, в 1915 году намечается развитие тяжелой артиллерии и роль наземного наблюдения; последнее, как основное, обязательно дублируется наблюдением с баллонов и аэропланов. В артиллерийской борьбе выступают на сцену минометы, газы и огнеметы. Укрепленная позиция принимает форму непрерывных линий окопов с слабо занятыми интервалами; опорные пункты окружены сетями и сгруппированы в ширину и глубину в центры сопротивления. Развитие ходов сообщений, приспособленных к обороне, окопы на обратных склонах; пулеметы в открытом поле, эшелонированные в глубину. Наличие промежуточных позиций и второй позиции в 4—8 километрах в тылу. Борьба идет за первую линию, но с уменьшением гарнизона в первой линии.
Tags: Военная мысль, Военная теория, ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments