Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Риторика за 90 лет не поменялась, если верить ИноСМИ

Взгляд эстонского командования на характер будущей войны

Эстония — одно из самых маленьких государств Европы; численность ее населения в 2 раза меньше численности населения города Москвы. Особых природных богатств, за исключением сравнительно небольших лесных участков и горючего сланца, в Эстонии не встречается. Общее национальное богатство значительно понизилось по сравнению с 1914 годом и не обнаруживает ни малейшей тенденции к повышению.

Но, несмотря на полунищенское существование масс, городская буржуазия, при поддержке зажиточного крестьянства, посредством налогового пресса, выжимает последние гроши трудящихся и бесцеремонно тратит их на подготовку к войне. Военные расходы составляют около 30% всей расходной части государственного бюджета. Но это по официальным данным; если же учесть те громадные суммы, которые эстонское командование тратит на лигу защиты, полицию и охранку, то % этот значительно увеличится.

Весной текущего года, в сейме во время бюджетных прений представителями социалистических партий и трудовиков было внесено предложение об уменьшении военных расходов путем сокращения срока военной службы; это предложение было провалено большинством парламента и высмеяно лидерами правых и военным министром с указанием на соседние государства, где «заботы об армии стоят выше фракционных споров». Равняясь по своим соседям, эстонское командование всеми мерами старается увеличить ассигновки на военные расходы, распространяя лживые и ни на чем не обоснованные слухи об агрессивных намерениях СССР.

На культурно-просветительных курсах для офицеров Начальник Штаба войск ген. Тэрванд в своих лекциях по стратегии заявил следующее: «Стратегическая обстановка в будущей войне для Эстонии будет исключительно сложная. Нашими историческими врагами могут явиться Германия и Россия. Но Германия, как вероятный член Лиги Наций, исключается из числа наших врагов. Остается одна Россия, политической жизнью которой руководит воинственная партия (Коминтерн). Под руководством этой партии вся страна военизирована».

Развивая свои мысли об агрессивной внешней политике СССР, автор лекции приходит к заключению, что над «независимостью и самостоятельностью» эстонской республики Дамокловым мечем нависла угроза военной интервенции со стороны ее восточного соседа, т. е. СССР.

«Может ли Эстония со своими мизерными людскими ресурсами и ограниченными техническими средствами вступить в единоборство с таким великаном, каковым является СССР» — восклицает в заключительном слове автор.
Ответом на этот вопрос является речь бывшего главкома эстармии ген. Лайдонера в офицерском собрании в феврале сего года. По его словам, в случае войны Эстонии с нами, независимость первой обеспечивается нижеследующими четырьмя факторами:

1) собственной военной мощью; 2) взаимным пониманием и совместной работой с соседними государствами; 3) совместной работой с великими державами Западной Европы и правильным учетом их взаимоотношений и, наконец, 4) Лигой Наций.

Анализируя подробно все эти четыре фактора, вышеуказанный генерал, как наиболее реальный политик во всей Эстонии, приходит к следующим выводам:

а) Собственные силы Эстонии ограничены, как в смысле людских, так и экономических ресурсов; львиная доля госбюджета поступает на военные расходы, что весьма неблагоприятно отражается на народном хозяйстве страны. Стратегически оборона страны усложняется необходимостью защищать как сухопутные, так и морские границы. Оборона морских сообщений со стороны вероятных союзников (Англии) приобретает актуальнейшее значение и мыслима только при наличии морского и воздушного флотов.

б) В совместной работе с соседями необходимо прежде всего — установление дружественных отношений с Сов. Россией и устранение малейшего повода к возникновению резких конфликтов с ней.

Взаимоотношения с Латвией регулируются военным союзом; небольшие экономические противоречия препятствуют окончательному слиянию этих двух почти сходных государств.

С Финляндией уже с начала возникновения прибалтийских государств сохраняются дружественные отношения. Заключение военного союза между Финляндией и Эстонией не состоялось, главным образом, из-за того, что Финляндия не в такой степени опасается военной интервенции со стороны СССР, как Эстония. Тем не менее, говорит Лайдонер, можно надеяться, что и Финляндия со временем придет к убеждению, что гибель Эстонии повлечет за собою и потерю независимости Финляндии.

Скандинавские страны, обогатившиеся во время мировой войны, не питают по отношению к прибалтийским государствам ничего, кроме симпатии; но от платонических чувств до реальной помощи — большой шаг, и это тем более, если учесть последние военные мероприятия в Швеции (сокращение армии).

Литва с Польшей до сих пор не урегулировали между собою Виленский вопрос. Эстония не имеет права осуждать ту или другую, но она должна всеми мерами бороться против возникновения военных действий между спорящими сторонами.

Польша примыкает уже к великим державам и размах ее внешней политики несоизмерим с внешней политикой маленьких государств. Эстония одна, самостоятельно, никогда не может связать свою судьбу с Польшей; это было бы мыслимо только в том случае, если бы на это согласились все прибалтийские государства.

Союз всех перечисленных государств не означал бы полной гарантии от всяких военных неудач, ибо море, при том соотношении военных флотов, какое существует в настоящее время, остается открытым флангом.

в) Тесная связь с великими державами Западной Европы весьма важна для жизни прибалтийских государств, в особенности, когда среди них господствует миролюбие и взаимное понимание. В таком случае малейшая попытка к военной авантюре будет подавлена в своем зародыше. Великие державы запада против войны, ибо ясно отдают себе отчет, что всякая война в настоящее время неизбежно связана с революцией в собственной стране.

Основываясь на миролюбии великих держав, Эстония обязана завязать дружественные отношения с такой державой, которая обладает сильным флотом.

г) Лига Наций, которая должна гарантировать безопасность своим членам, состоит из 55 государств, в том числе Англия, Франция, Япония, Италия, но... (большое но) три великих державы — СССР, САСШ и Германия(1) не входят в состав Лиги. § 10 Лиги Наций требует реальной помощи атакованной стране. Но для оказания реальной помощи необходимо вмешательство третьей державы в войну между двумя государствами, ибо Лига Защиты не имеет в своем распоряжении вооруженных сил. Главный аргумент в руках Лиги Наций — это моральное воздействие и экономическая блокада.

Таким образом все четыре фактора, которые должны были гарантировать «независимость» белой Эстонии, самим же эстонским генералом признаются несерьезными и ничего не стоющими. И если Эстония сейчас самостоятельна и независима, то она в первую очередь обязана Октябрьской Революции, фактически признавшей за Эстонией право самоопределения. Представители эстонского правительства, конечно, это понимают, что они вооружаются против мнимого врага и что со стороны СССР им грозит наименьшая опасность, но военные расходы и милитаризация страны, предписываемые, главным образом, той же дружественной Англией и Лигой Наций, нуждаются в мотивировке. А мотивировка простая и весьма конкретная — «красный милитаризм» с востока является единственной угрозой самостоятельности Эстонии, заставляя ее содержать непосильную армию.

Готовясь к войне, Эстония представляет и картину будущей войны и отдельных операций. Появившаяся в начале текущего года книжка майора Мазинг «Война и мораль» и отрекомендованная начальником Генштаба, как наилучшее руководство в области культурно-просветительной работы, почти на каждой странице трактует о том, что в будущих войнах в первый же день их возникновения мощный удар будет направлен по глубоким тылам, для поражения морального состояния широких масс населения. При деморализованном тыле легко сокрушаются полевые войска и воля их к сопротивлению.

Характер операции при современном развитии техники и орудий истребления будет отличаться стремлением выбросить на поле боя такие средства борьбы, которые в первую очередь действуют на психику бойца, подавляя его нравственные силы и заставляя его покинуть оружие. Появление удушливых газов и танков в мировую войну было страшно до тех пор, пока не изобрели контр-мер против упомянутых средств борьбы. Для достижения решительного успеха на определенных участках будет массирование технических средств борьбы; массовые действия техники опять таки направлены к достижению морального эффекта — в первую очередь. Во избежание больших материальных потерь, войска вынуждены прибегать к распыленным и рассредоточенным строям, где отдельные бойцы, твердые духом и снабженные прекрасным скорострельным оружием, приобретают исключительное значение. Большие, компактные массы на полях сражения стали «пушечным мясом». Групповая тактика в современных сражениях пред‘являет весьма высокие требования к отдельному бойцу в смысле его морального воспитания, но нравственно стойкого и мужественного бойца для будущих полей сражения может дать только «крепкая, спаянная единой маралью, монолитная нация».
__________________
1. Речь Лойдонера произнесена в феврале с. г.


Информационный сборник [Разведывательного управления штаба РККА]. 1926. № 9. С. 197-199.


ПРОЕКТ ОРГАНИЗАЦИИ ЭСТОНСКОЙ ПЕХОТЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ.

В связи с обсуждением военного бюджета на 1926/27 г. в госсобрании (парламенте) остро встал вопрос о сокращении срока действительной военной службы. Социал-демократы и трудовики в погоне за голосами и из боязни утратить свое влияние среди широких слоев городских и сельских рабочих внесли в госсобрание законопроект, предусматривающий значительное сокращение военных расходов. Против этого законопроекта вооружилась вся военная клика Эстонии, доказывая с пеной у рта необходимость увеличения расходов на армию и накопление мобзапасов.

В последнее время на страницах военной печати трактуется вопрос организации пехоты военного времени с целью показать противной стороне на конкретных цифрах, какая опасность грозит независимости Эстонии со стороны СССР, что может Эстония выставить против Красной Армии и какая наиболее соответствующая организация войск, гарантирующая успех в борьбе с восточным соседом.

Приведем некоторые характерные мысли неизвестного автора со страниц эстонского военного журнала «Sodur», освещающие и характеризующие те «миролюбивые» и «добрососедские» стремления, в которых эстонское буржуазное правительство клянется как перед широкими массами своей страны, так и перед трудящимися СССР.

Анализируя соответствующие статьи и параграфы эстонской конституции, автор этой статьи приходит к выводу, что армия должна обеспечить «мирное» развитие демократической Эстонии от покушения внутреннего и внешнего врага; вся стратегическая обстановка диктует эстонской армии придерживаться исключительно принципов стратегической обороны. Подобный вывод обосновывается следующими доводами: 1) «вооруженные силы возможного противника в несколько десятков раз превосходят наши военные силы, 2) желдорожная сеть пр-ка более развита, чем наша и, наконец, 3) территория СССР настолько обширна, что наши силы в наступательных действиях окончательно распылятся в этих необ‘ятных пространствах». Все это вместе взятое вынуждает эсткомандование остановиться на обороне линии существующих гос. границ, где наличие естественной преграды, в виде Чудского и Псковского озер, образует рубеж, весьма благоприятный в смысле оборонительных действий.

Целью обороны на упомянутом рубеже ставится — сломить волю пр-ка и отбить у него охоту к дальнейшим наступательным действиям; на атаки пр-ка необходимо отвечать контр-атаками. Как показывают опыты минувшей войны, активная оборона должна быть гибкой и подвижной.

Под понятием» гибкая оборона" эстонское командование мыслит такой способ активной обороны, когда прорвавшиеся части пр-ка огнем и маневром своих войск уничтожаются перед полосой главного сопротивления; подвижная же оборона предусматривает те же действия своих войск вне полосы главного сопротивления. Контр-удары, наносимые прорывающему и прорвавшемуся пр-ку, должны быть настолько мощны, чтобы окончательно ликвидировать неприятельские части.

Такие требования по отношению к обороне выдвигают специальные условия для ее организации: а) распределение частей должно соответствовать наименьшей потере от неприятельского артогня, не умаляя нисколько возможности нанесения сокрушительных контрударов, б) для контр-атак каждый н-к боевого участка должен иметь в своем распоряжении сильный целостный резерв и в) величина резерва определяется обыкновенно 1/3 всех сил данного участка, причем этот резерв нужно иметь по возможности не составной (сборный), а постоянного состава.

Сообразно вышеизложенной схеме, н-ки дивизий, полков, батальонов, рот и взводов должны располагать частными резервами, удовлетворяющими упомянутым условиям, причем норма 1/3 может быть видоизменяема в сторону увеличения или уменьшения.

Если войсковая организация удовлетворительно оправится с этой задачей, то эстонское командование считает, что его армия с успехом выполнит свой долг по обороне родины, оставаясь верной своей своеобразной военной доктрине; с установлением такой войсковой организации возможно будет избежать в боевой обстановке всяких ненадежных импровизаций, базируясь на постоянной, стройной и продуманной уже в мирное время схеме организации войск на военное время.

Основываясь на вышеизложенных принципах, автор приводит конкретные предложения по организации стрелковых частей в военное время, придерживаясь экономических и людских ресурсов страны.

Вся восточная граница Эстонии делится на три участка: северный, озерный и южный. Длина первого — 70, второго — 140 и третьего — 45 километров. Организация обороны на северном и южном участках будет основываться, примерно, на аналогичных принципах, в то время как озерный участок, прикрытый естественной преградой в виде Чудского и Псковского озер, не нуждается в такой сильной обороне.

Для занятия этих участков необходимо 7 крупных войсковых соединений, т. е. дивизий, по следующему расчету: 3 — для занятия северного участка, 3 — южного и 1 — озерного участка. На северном и южном участке по две дивизии будут занимать фронт, а в участковых резервах будет сосредоточено по одной дивизии, как показано на схеме № 1.



Из плюсов такой организации обороны отмечаются: а) самостоятельность и независимость участка обороны; б) возможность нанесения пр-ку сильных контр-ударов и быстро ликвидировать прорывы фронта неприятелем и в) спокойное пополнение потерь дивизии и предоставление отдыха всей дивизии одновременно.

Примерный состав стрелковых соединений — дивизий: 3 пехотных полка + 1 ударный батальон. Исходя из такой организации дивизии, для занятия всех участков фронта, необходимо было бы 14 полков и 7 ударных б-нов. Заново поднимается вопрос ударных б-нов, необходимость и целесообразность создания коих автор статьи мотивирует следующими доводами:

а) в период гражданской войны широко применялись ударные группы, примерно, батальонного состава; б) их действия находили общее одобрение; в) боевой дух, уверенность в своих силах и в победе у этих ударных групп всегда были лучше, чем в прочих пехотных частях. Действиям ударных б-нов в гражданскую войну автор дает следующую оценку:

«В гражданскую войну деятельность ударных частей распространялась по всему фронту; они перебрасывались с одного участка на другой для нанесения решительных ударов. Но в будущей войне, когда в лице нашего пр-ка мы будем иметь хорошо организованную армию, вряд-ли наши импровизированные ударные группы дадут желаемый успех». Поэтому автор приходит к заключению, что ударные группы нужно организационно влить в определенную войсковую часть, где этой ударной группе приходится действовать в гораздо меньшем и уже знакомом районе, вследствие чего шансы на успех значительно возрастают.

Главной задачей ударных групп является нанесение контр-ударов при активной обороне; для того, чтобы воспитать и культивировать в них максимальный боевой и наступательный дух, желательно сохранить старые наименования ударных групп из периода гражданской войны, придавая нм характер отдельных подвижных батальонов.

Состав боеучастка схематически рисуется следующим: (см. схему № 2).



Занятие полосы сопротивления происходит следующим образом: (см. сх. № 3).



Как показано на схеме, каждая боевая единица имеет свой резерв: батальон — роту, рота — взвод.

По организации мирного времени пех. батальон эстармии состоит из 4 стр. рот + пулеметная рота; автор статьи находит такой батальон слишком громоздким и трудноуправляемым в бою; по его мнению, если занять батальонный участок тремя ротами, оставляя две роты в резерве, резервные роты при густом их расположении понесут большие напрасные потери и поэтому — конкретное предложение — батальон военного времени желательно иметь в составе 3-х стрелковых и одной пулеметной роты.

Состав роты, принимая во внимание принцип подвижной обороны и обеспечения боевого наблюдения, должен определяться четырьмя взводами, из которых 3 взвода занимают ротный участок обороны, а 4-й взвод выдвигается вперед для боевого охранения.

Для определения состава взвода руководствуются главным образом сохранением живой силы пехоты от излишних потерь от неприятельского артогня. Существующий состав взвода — из 4 отделений (2 стрелковых и 2 пулеметных) предлагают заменить составом из 3-х отделений — одно стрелковое и два легко-пулеметных. Состав отделений:

1) пулеметное — 1 к-р отд. + наводчик + заряжающий + 3 подносчика патронов — 6 чел.;
2) стрелковое — 1 к-р отд. + 1 пом. к-ра отд. + 8 рядовых — 10 чел. с одним автом. ружьем.

В организации ударных батальонов в основу ляжет принцип максимальной подвижности и быстрота действий.

Главное назначение ударных бат-нов — нанесение быстрых контр-ударов прорвавшему полосу сопротивления пр-ку раньше, чем он успел закрепить за собою захваченный им рубеж. Учитывая то обстоятельство, что пр-к недостаточно освоился с окружающей местностью и не успел еще подтянуть все свои огневые средства, действия ударного батальона должны отличаться крайней дерзостью и решительностью.

Подобные задачи ударных частей обусловливают и их организационный состав, который в общем сводится к следующему:

Б-н состоит — из 3-х стр. рот + 1 тяж. пул. рота.
Роты состоят — 3 взводов.
Взвод — 4 отделений, из коих 2 легко-пулеметных по 7 чел. и 2 стрелковых по 6 чел.

Тяжело-пулеметная рота состоит из 4-х взводов, в то время как в стрелковых батальонах т/пулеметная рота состоит из 6-ти взводов.

Вся организация стрелковых частей по этой организации представляется схематически в следующем виде: (см. схему № 4).



Для осуществления этого проекта потребуется — 12 852 чел. вместе с отделенными к-рами и их помощниками, не считая бойцов в тяж. пулеметных ротах, 1 134 легких пулеметов, 560 тяжелых и 504 автомат. ружья.

По поводу означенных цифр автор замечает, что они не превышают тех мобилизационных запасов и людских ресурсов, коими располагает страна.

Информационный сборник. 1926. № 12. С. 101-105.
Tags: 1918-1941, Информационный сборник, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment